У отца 1 положительная у матери 3 положительная: Хочу все знать

резус фактор плода — GenEra DNS testēšanas laboratorija

С направлением от гинеколога или других специалистов (см. в разделе «цены»),  анализ оплачивается государством.

Что такое резус-фактор (RhD)?

Резус-фактор определяется наличием или отсутствием белка – резус антигена D на поверхности эритроцитов (красных кровяных телец). Если на поверхности эритроцитов есть резус антиген D, то человек считаетя резус- положительным – RhD+. А если на поверхности эритроцитов нет резус антигена D, то человек резус-отрицательный – RhD-.

Чем определяется, будет человек резус-положительным или резус-отрицательным?

Резус фактор человека определяется геном RHD, продукт которого – белок антиген RhD. У человека два комплекта хромосом – один наследуется от матери, другой от отца, поэтому в каждой нашей клетке есть две копии гена RHD (аллели). Если обе копии функционируют и синтезируют антиген RhD, человек является гомозиготным резус-положительным, в свою очередь, если только одна активна – гетерозиготным резус-положительным. У резус- отрицательных людей обе копии гена RHD нефункциональны, антиген RhD не образуется, или же не активен.

Что такое резус-конфликт?

Резус-конфликт или несовместимость по резус-фактору, развивается в случаях, когда в кровоток резус-отрицательного человека, у которого на поверхности эритроцитов нет резус антигена D, попадает резус-положительная кровь с резус антигеном D. Как следствие, резус антиген D распознается как чужеродный антиген и к нему образуются антитела.

Резус-конфликт может вызвать осложнения как после переливания крови, так и во время беременности. Резус-конфликт во время беременности развивается в случае, если будущая мама резус-отрицательная, а отец ребенка резус-положительный, так как плод тоже может быть резус-положительным, в результате чего в крови женщины образуются антитела против резус антигена D плода.

Во время первой беременности антитела вырабатываются редко, и ребенок обычно рождается здоровым. С каждой следующей беременностью риск осложнений возрастает. Антирезусные антитела мешают развитию плода, могут вызвать преждевременные роды или гемолитическую желтуху новорождённых.

Всем ли будущим мамам необходимо делать “Неинвазивную пренатальную ДНК-диагностику резус-фактора (RhD) плода по крови матери”?

Нет. Диагностика необходима только тем резус-отрицательным матерям, у которых гетерозиготный резус-положительным партнёр; или в ситуации, когда нет достаточной информации о резус-факторе отца будущего ребенка.

Почему резус-отрицательным будущим мамам желательно определить резус-фактор будущего ребенка?

Так как существует вероятность того, что плод будет резус-положительным и в крови матери начнут образовываться антитела против плодного антигена RhD. Во время первой беременности антитела вырабатываются редко, и ребенок обычно рождается здоровым. С каждой следующей беременностью риск осложнения возрастает. Антирезусные антитела мешают развитию плода, могут вызвать преждевременные роды или гемолитическую желтуху новорождённых.

Какова вероятность того, что будущий ребенок окажется резус-положительным?

  • Если отец будущего ребенка гомозиготен (две функционирующие копии гена RHD), ребенок обязательно будет резус-положительным. Это также означает, что все потомки данного мужчины тоже будут резус-положительными, вне зависимости от резус-статуса матери ребенка. Если будущая мама резус-отрицательна, ей будет необходима дополнительная терапия.

  • Если отец будущего ребенка гетерозиготен (функционирует одна из двух копий гена RHD), ребенок с вероятностью 50% будет резус-положительным, и с вероятностью 50% будет резус-отрицательным. В этом случае резус-отрицательной женщине рекомендуется во время каждой беременности проверять резус-фактор плода (положительный или отрицательный).

Определить зиготность отца, или статус RhD, или сколько копий гена RhD у отца, также можно определить в нашей лаборатории. Описание анализа на зиготность.

Можно ли определить резус-фактор плода по образцу крови будущей матери?

Да, можно. Начиная примерно с десятой недели беременности, в крови матери начинает циркулировать внеклеточная ДНК плода, которую можно выделить из крови и использовать для определения резус-фактора ребенка.

Описание анализа

Неинвазивная диагностика резус-фактора плода это абсолютно безвредная процедура – как для будущей мамы, так и для будущего ребенка. У женщины будут взяты два образца: венозная кровь и мазок со слизистой поверхности рта (так называемый «образец слюны»).

Из крови матери будет выделена циркулирующая ДНК плода.

Неинвазивная пренатальная ДНК-диагностика резус- фактора плода включает в себя анализ двух фрагментов гена RHD, двух фрагментов рядом расположенного гена, а также определение наличия Y хромосомы и фрагментов контрольной ДНК.

Конфиденциальность и этические принципы

Результаты анализа являются строго конфиденциальными. Они будут отправлены только назначившему тест лечащему врачу или пациенту. По результатам анализа ДНК пациент может проконсультироваться со своим врачом. С образцом конкретного пациента будет проведен только назначенный тест, для других целей он не будет использоваться ни при каких обстоятельствах.

Для посещения нашей лаборатории и сдачи образцов для выполнения какого-либо анализа, просьба звонить по тел. +371 26267833 или писать на эл. почту [email protected] с указанием интересующего вас анализа; имени, фамилии и года рождения человека, которому необходим анализ; желаемых даты и времени посещения лаборатории; номера контактного телефона.

Какая группа крови у ребенка: как определить таблица

Как известно, всего существует 4 группы крови. Группа крови наследуется генетически, т.е группа крови ребенка зависит от группы крови родителей. Как определить, какая группа крови будет у ребенка?

Конечно, самый надежный способ узнать группу крови вашего малыша — это сделать анализ. По результатам анализа вы узнаете и группу крови, и резус-фактор. Но при желании можно «прикинуть» группу крови ребенка еще до его рождения, зная группы крови его родителей.

Система деления по группам крови, которая является общепринятой в настоящее время, называется система AB0. Согласно этой системе, красные клетки крови (эритроциты) человека характеризуются наличием в них особых веществ — антигенов. Взаимодействие антигенов влияет, в частности, на совместимость разных групп крови у доноров и реципиентов.

Выделяют две категории антигенов — A и B. В крови человека могут содержаться оба типа антигенов, один из них или ни одного. В зависимости от этого выделяют четыре группы крови:

  • I (0) — оба антигена отсутствуют
  • II (A) — присутствует антиген A
  • III (B) — присутствует антиген B
  • IV (AB) — присутствуют оба антигена

Но как эта информация поможет определить, какая группа крови у ребенка? Дело в том, что наследование группы крови происходит так же, как и наследование других признаков (например, цвета глаз и волос) и подчиняется законам генетики, сформулированным Менделем. Конечно, эти законы не помогут со 100% достоверностью узнать, какая группа крови у ребенка, но определенную закономерность проследить можно:

  • У родителей с I группой крови родятся дети с I группой крови.
  • У родителей со II группой крови родятся дети с I или II группой крови.
  • У родителей с III группой крови родятся дети с I или III группой крови.
  • У родителей с I и II или с I и III родятся дети с одной из этих групп крови.
  • Если у одного из родителей IV группа крови, то у ребенка не может быть I группа крови.
  • Если у одного из родителей I группа крови, то у них не может родиться ребенок с IV группой крови.
  • У родителей со II и III группой крови могут родиться дети с любой группой крови.

Для большей наглядности предлагаем вам небольшую таблицу. В ней вы можете посмотреть, какая группа крови может быть у ребенка при определенной комбинации групп крови родителей.

Таблица наследования групп крови

Кроме группы крови, важно знать ее резус-фактор. Резус крови — это находящийся на поверхности эритроцитов белок (антиген). Этот белок есть у большей части людей, поэтому они считаются резус-положительными. Те, у кого этого белка нет (а таких людей всего около 15%) считаются резус-отрицательными.

Многие ошибочно считают, что у резус-положительных родителей может родиться только резус-положительный ребенок. На самом деле это не так. Дело в том, что отрицательный резус — это рецессивный, «слабый» признак. Этот признак может присутствовать в генотипе, но «подавляться» более сильным признаком — доминантным.

Если в генотипе обоих родителей присутствует и доминантный, и рецессивный признак, то у обоих будет положительный резус, но существует 25% вероятность того, что у их ребенка резус будет отрицательным в результате комбинации двух рецессивных признаков.

Таким образом, если у обоих родителей или хотя бы у одного из них положительный резус-фактор, то может родиться как резус-положительный, так и резус-отрицательный ребенок. Это же касается пар, в которых один родитель резус-положительный, а второй — резус-отрицательный. У двух родителей с отрицательным резус-фактором может родиться только резус-отрицательный ребенок.

Как видите, базовые познания в генетике на уровне школьной программы вполне могут помочь определить, какая группа крови у ребенка — хотя бы примерно. А если вы не хотите запоминать, вам поможет наша табличка.

Генетические исследования эмбриона (ПГД) перед ЭКО

Выбор пола ребенка с помощью ПГД

При использовании вспомогательных репродуктивных технологий выбор пола будущего ребенка не допускается, за исключением случаев возможности наследования заболеваний, связанных с полом, так гласит Федеральный закон от 21. 11.2011 N 323‐ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Надежность генетической диагностики эмбриона

Разница между генетическим тестированием человека и эмбриона заключается в количестве клеток доступных для анализа. Когда генетическая диагностика делается на человеке, то для анализа доступны тысячи клеток, что делает его очень надежным. При диагностике эмбриона может быть использована только одна или, в лучшем случае, пять клеток. Малейшая ошибка в технологии, особенно контаминация* случайной ДНК, приведет к ошибке. И такие ошибки, к сожалению, случаются. Часто, для того чтобы быть уверенным, что результаты получены на ДНК эмбриона, а не случайно занесены, анализируется ДНК обоих родителей, используя индивидуальные маркеры родительской ДНК.

*Контаминация — появление примеси, смешивание, загрязнение.

Как проходит ПГД

Забор материала для ПГД происходит путем биопсии эмбриона. ПГД (преимплантационная генетическая диагностика) всегда состоит из биопсии эмбриона и анализа ДНК. Если диагностика производится с помощью полимеразной цепной реакции, что всегда делается для диагностики генетических мутаций и для анализа всех 24‐х хромосом, то для анализа удаляется бластомер (так называется клетка эмбриона). Забор клетки происходит либо на третий день, когда эмбрион состоит примерно из восьми клеток, либо на пятый день, когда он состоит приблизительно из 100 клеток. Если биопсия делается на третий день, то, как правило, забирается только одна клетка, а если на пятый — то до пяти клеток. То, что на пятый день можно забрать больше клеток, является неоспоримым преимуществом более поздней биопсии, и, в последнее время, многие клиники начинают делать биопсию именно в это время. Проблема, однако, в том, что диагностическая часть ПГД может занять больше суток, и поскольку эмбрионы культивируют обычно не дольше 5 дней, их придется заморозить. Даже притом, что сейчас есть такие надежные и безопасные способы замораживания эмбриона, как витрификация, любая процедура с эмбрионом создает риск его повреждения.

Безопасность ПГД для эмбриона

Забор бластомера производят, когда клетки будущего ребёнка ещё универсальны, недифференцированы и одни клетки без ущерба для его здоровья заменяются другими. Биопсия эмбриона в большинстве клиник сегодня делается с помощью лазера. До недавнего времени полагалось, что биопсия сама по себе не влияет на развитие эмбрионов, но с распространением биопсии на стадии бластоцисты* многие начинают считать, что это более безопасная для эмбриона процедура. Бластоциста — это эмбрион на 5–6 день его развития.

Преимплантационный генетический скрининг

В последнее время для того, чтобы избежать путаницы между диагностикой семейных мутаций и несемейных (de novo) хромосомных нарушений, диагностику последних стали называть «преимплантационный генетический скрининг» (ПГС). ПГС сначала использовался для анализа только двух–трех хромосом, но на протяжении последних 20 лет число тестируемых хромосом постепенно увеличивалось, и некоторые лаборатории стали предлагать пациентам анализировать все 24 хромосомы (22 + ХУ).В то же время, надежность и полезность ПГД для определения эмбрионов с семейными мутациями сомнений ни у кого не вызывает. Причина более высокой надежности ПГД заключается в том, что во время анализа для подтверждения диагноза и исключения ошибки одновременно с ДНК эмбриона анализируется ДНК обоих родителей.

Беременность и резус-конфликт — причины, диагностика и лечение

Однако в случае беременности неподходящее сочетание резусов родителей может привести к так называемому резус-конфликту.

Причины

Резус-фактор — это антиген (белок), который находится на поверхности красных кровяных телец — эритроцитов. Он может присутствовать (положительный резус), или отсутствовать (резус отрицательный). Согласно медицинской статистике, около 85% людей являются резус-положительными, остальные 15% — резус-отрицательными.

Резус-конфликт возникает либо при переливании резус-несовместимой крови, либо при беременности женщины с отрицательным резусом, если кровь у плода — резус-положительная.

Что происходит?

Когда в кровь матери с отрицательным резусом попадают эритроциты плода, несущие на себе белки системы резус, они воспринимаются ее иммунной системой как чужеродные. Организм начинает вырабатывать антитела для уничтожения эритроцитов ребенка. При этом в его крови появляется большое количество вещества, называемого билирубином, которое может повредить его мозг. Поскольку эритроциты плода непрерывно уничтожаются, его печень и селезенка стараются ускорить выработку новых эритроцитов, увеличиваясь при этом в размерах. В конце концов, и они не справляются с восполнением убыли эритроцитов. Наступает сильное кислородное голодание, раскручивается новый виток серьезных нарушений. В самых тяжелых случаях это может привести к гибели плода.

Кому угрожает резус-конфликт?

Поскольку наличие резус-фактора передается по наследству, угроза резус-конфликта существует только в том случае, если будущая мать резус-отрицательна (Rh-), а отец резус-положителен (Rh+). При таком раскладе в 75% случаев мать и ребенок будут резус-несовместимыми.

Но если у женщины отрицательный резус-фактор, а у мужчины положительный — это еще не повод отказаться от создания семьи.

Первая беременность такой пары скорее всего пройдет нормально. Если ранее женщина не встречалась с резус-положительной кровью, то у нее нет антител, а следовательно, и риска резус-конфликта с плодом. При первой беременности антител вырабатывается не так много (это ведь «первая встреча»). Если же количество проникших в кровь матери эритроцитов плода было значительным, в организме женщины остаются «клетки памяти», которые при последующих беременностях организуют быструю выработку антител против резус-фактора.

При резус-несовместимой беременности многое зависит и от того, чем она закончилась. После выкидыша резус-сенсибилизация (выработка антител) возникает в 3-4% случаев, после медицинского аборта — в 5-6, после внематочной беременности — приблизительно в 1% случаев, а после нормальных родов — в 10-15. Риск сенсибилизации увеличивается после кесарева сечения или, если были отслойки плаценты. То есть все зависит от того, сколько эритроцитов плода проникнет в кровоток матери.

Профилактика

В женской консультации беременную обязательно проверяют на резус-фактор. Если он отрицательный, необходимо определить резусную принадлежность отца. При риске резус-конфликта (у отца — положительный резус-фактор) кровь женщины неоднократно исследуется на наличие в ней антител к эритроцитам плода и их количество. До 32-й недели беременности этот анализ проводят один раз в месяц, с 32-й до 35-й — дважды в месяц, а затем вплоть до родов еженедельно.

По уровню антител в крови будущей матери врач может определить возможное начало резус-конфликта и сделать выводы о предполагаемом резус-факторе у ребенка.

Кроме того, сразу после родов определяют резус-фактор у младенца. Если он положительный, то не позднее 72 часов после родов матери вводят антирезусную сыворотку (антирезусный иммуноглобулин), которая предупредит развитие резус-конфликта при следующей беременности.

Такую же профилактику антирезусной сывороткой резус-отрицательные женщины должны проводить в течение 72 часов после внематочной беременности, аборта, выкидыша, переливания резус-положительной крови, переливания тромбоцитарной массы, отслойки плаценты, травмы у беременной, а также амниоцентеза и биопсии хориона (манипуляции на плодных оболочках).

Лечение

Если у беременной обнаружены антитела и количество их нарастает, это свидетельствует о начале резус-конфликта. В таком случае необходимо лечение в специализированном перинатальном центре, где и женщина, и ребенок будут под постоянным наблюдением.

Резус-фактор

ОтецМатьРебенокВероятность конфликта
плюсплюс75% плюс 25% минуснет
плюсминус50% плюс или 50% минус50%
минусплюс50% плюс или 50% минуснет
минусминусминуснет

Как ребенок наследует группу крови от родителей?

Невозможно даже предугадать, а уж тем более точно рассчитать, с каким цветом глаз или волос родится ребенок у той или иной супружеской пары. Но, зато можно достаточно легко предсказать и научно обосновать с какой группой крови будут малыш.

Уже чуть более ста лет назад учеными было открыто и доказано существование четырех групп крови. Система деления крови на группы, которой по сей день пользуются медики получила название «АВ0», где «А» и «В» – обозначение агглютиногенов (антигенов эритроцитов). Первая группа крови характеризуется полным отсутствием антигенов, вторая — наличием в ней антигенов «А», третья – антигенов «В», а четвертая предполагает наличие обоих видов агглютиногенов одновременно.

После этого открытия в медицине минимизировался уровень риска потерь во время процедуры переливания крови, которые были обусловлены несовместимостью крови пациента и донора. И с тех пор процедура переливания крови стала более популярной в медицинской практике и с ее помощью уже спасено неисчислимое количество жизней.

Дальнейшие исследования крови учеными-генетиками открыли возможность будущим родителям предопределять группу крови их будущего, еще не родившегося малыша с высоким уровнем вероятности.

Формула расчета наследования группы крови согласно законам Менделя

Мендель — первый ученый, который досконально изучал генетическое наследование. И все выводы были оформлены им в виде определенных законов генетики. Согласно этим законам, ребенок наследует от своих родителей по одному гену, которые и составляют в его крови пару.

Таблица наследования группы крови согласно законам Менделя

Таблица наследования группы крови согласно законам Менделя

В этих парах доминантными могут выступать только гены «А» и «В», а рецессивным – «0» ген. Именно гены-доминанты играют основную роль в кодировании наличия антигенов на поверхности эритроцитов. То есть, если соединяются родительские два гена «А» и «В», то группа крови у ребенка будет четвертой.

При соединении генов «А» и «0» или «В» и «0» рецессивный ген не будет проявляться в отличии от доминантных, и группа крови новорожденного будет второй (с доминирующим геном «А») или третьей (с доминантным геном «В»), соответственно. Первая же группа крови обязательно будет у ребенка, в крови родителей которого отсутствуют «А» и «В» доминантные гены.

Итак, согласно законам Менделя, у родителей с одинаковой первой группой крови может родиться ребенок исключительно с такой же кровью, как и у них.

Если у родителей группа крови первая и вторая, то ребенок может унаследовать либо первую группу, либо втору, в зависимости от того, какой доминантный ген победит.

При наличии у обоих родителей четвертой группы крови у ребенка может быть любая группа, кроме первой.

И с одинаковым уровнем вероятности на получение любой группы крови ребенком, то есть с наиболее сложно предсказуемый вариант, когда у родителей вторая и третья группа крови.

Интересный факт! Одним из способов определения пола ребенка является метод определения пола ребенка по обновлению крови родителей.

Закон наследования Rh-factor (резус-фактора)

Примерно в середине ХХ века (1940 году) на поверхности эритроцитов в крови был обнаружен белок. Назвали его – резус крови. Но не у каждого человека определяется этот белок. Поэтому, при наличии его в крови (примерно у 85% всех людей) резус положительный, отмечается как Rh+. При его отсутствии на поверхности эритроцитов, кровь определяется как с отрицательным резус-фактором, Rh-.

Таблица наследования группы крови Rh-factor (резус-фактора)

Таблица наследования Rh-factor (резус-фактора)

Наследуется резус-фактор генетическим путем. И обусловлен всегда генами DD и dd.

Схематическая формула наследования будет выглядеть следующим образом:

  • при наличии у обоих родителей положительного резус-фактора и генов DD ребенок унаследует однозначно положительный резус-фактор;
  • если у родителей резус-фактор положительный, но состоит из генов Dd, то ребенку передается по наследству одна из комбинаций генов: Dd с Rh+ или dd с Rh-;
  • при наличии у обоих родителей отрицательного резус-фактора, естественно, ребенок унаследует такой же показатель крови.

Другие варианты просто исключены.

Зачем нужны эти знания?

  • Дело в том, что при родах или в течение беременности могут произойти непредсказуемые ситуации, когда матери или новорожденному ребенку требуется переливание крови для спасения жизни.
  • И если не иметь данных о группе и резусе крови матери и отца, и сделать переливание донорской крови с другим резусом или несовместимой группы, результатом может стать не спасение жизни, а наоборот, летальный исход.

Поэтому, эти показатели крови важно рассчитать еще до рождения ребенка, чтобы быть готовыми к любым непредвиденным ситуациям.

Источник: https://mamapedia.com.ua/health/baby-health/kak-nasleduetsia-gruppa-krovi-rebenkom.html

ПГТ резус-фактора эмбрионов — FG LAB

У каждого из нас свой тип крови — резус-положительный (Rh+) или резус отрицательный (Rh-), и мы унаследовали его от наших родителей. Уже при слиянии половых клеток будущих родителей (оплодотворении гамет) и с первых дней развития эмбриона генотип по резус-принадлежности будущего ребенка предопределен.

Каждая женщина, планирующая беременность, должна знать свой резус-фактор. Этот простой анализ нужен. Потому что у резус-отрицательной женщины, беременной резус-положительным плодом, в процессе развития беременности может создать грозное для будущего малыша иммунологическое состояние, называемое резус-конфликтом.

Чем опасен резус-конфликт?

Несовместимость матери и плода по резус-фактору приводит к развитию у новорожденного гемолитической болезни. Это может быть гемолитическая анемия (распад эритроцитов), повышенный выброс билирубина в кровь, желтуха. В тяжелых случаях ребенок может погибнуть.

Что необходимо знать будущим родителям при планировании беременности.

  • Доля резус-положительных лиц в популяции составляет около 85-86 %, а резус-отрицательных лиц (Rh-) 14-15%.
  • Резус-принадлежность наследуется от родителей. Резус-фактор кодируется геном RHD. Отсутствие RHD гена или изменения в его структуре являются наиболее частой причиной иммунологического конфликта между матерью и плодом.
  • Резус—фактор, вырабатываемый под контролем гена RHD – это белок, антиген. Система резус представлена пятью такими антигенами. Наиболее иммуногенным является антиген D. 98 % случаев гемолитической болезни новорожденных связаны с D-резус-антигеном. У резус-положительных людей он присутствует на поверхности эритроцитов. У резус-отрицательных людей его нет.
  • Если плод резус-положительный, а мать резус отрицательна, то D-резус-антиген плода, попадая в кровь матери, вызывает образование специфических антител у матери, которые и «атакуют» плод, разрушают его эритроциты. Необходима подсадка только резус отрицательного эмбриона.
  • При раннем развитии резус-конфликта могут произойти преждевременные роды или выкидыш.
  • С каждой последующей беременностью после первой резус-конфликтной беременности риск возрастает в связи с сенсибилизацией матери.

Как наследуется резус-принадлежность эмбриона и когда существуют риски?

Мать Rh+

Отец Rh-или Rh+

Риска резус-конфликта нет. При резус-положительной матери неважно, какая резус принадлежность унаследована эмбрионом, он может сформироваться как Rh-или Rh+. Также неважно, является ли отец Rh-или Rh+. Потому что у матери уже присутствует D-резус-антиген.

Мать Rh-

Отец Rh-

Риска резус-конфликта нет. Эмбрион унаследовал Rh-. Мать и плод совместимы по резус-принадлежности

Мать Rh-

Отец Rh+

Эмбрион может унаследовать как от матери (Rh-), так и от отца (Rh+).

В первом случае риска конфликта нет.

Во втором случае — риск резус-конфликта высок

Как избежать резус — конфликта при ЭКО?

Просто и доступно — исследовать приготовленных к переносу эмбрионов на их резус-фактор и выбрать резус-совместимый с матерью эмбрион для имплантации.

Мишенью исследования является ген RHD, кодирующего D-антиген (резус-фактор). Если ген  выявлен в ДНК эмбриона, то его резус-фактор устанавливается как положительный. Если ген не определён – резус-отрицательный.

Достоверность теста составляет 99%.

«Положительные» родители — «отрицательные» дети

На этот вопрос мы попросили ответить врача-гинеколога Амину АСХАТОВУ:

— Сколько я работаю врачом-гинекологом, столько мне приходится удивляться тому, каким шлейфом домыслов обросли у нашего населения вопросы резус-фактора. Разберемся по порядку.

Что такое резус-фактор? Это особое вещество, которое содержится в эритроцитах крови человека и макаки-резуса (отсюда и название). Однако 15 процентов человечества этого вещества в крови не имеет. Поэтому данную группу людей называют резус-отрицательной, а остальные 85 процентов людей — резус-положительными. На физиологическое и интеллектуальное развитие человека данный фактор никак не влияет. Проявляется он лишь в том случае, когда резус-отрицательная женщина беременеет. Дело в том, что вероятность совпадения — резус-отрицательная жена и резус-отрицательный муж, когда вообще никаких проблем не возникает, большая редкость. А беременность резус-отрицательной женщины от резус-положительного мужа требует особого внимания, так как плод может унаследовать «положительную» кровь отца и в таком случае произойдет резус-конфликт: организм матери воспринимает такую кровь как чужую и начинает активно вырабатывать против нее защиту — антитела. Защищая мать, антитела несут серьезную угрозу ее ребенку. В связи с этим популярен слух, что женщина с резус-отрицательным фактором больше одного ребенка родить не может. Это неправда! Сегодня развитие резус-конфликта предотвращается путем введения специальной вакцины — антирезусного иммуноглобулина. Поэтому резус-отрицательная женщина может рожать столько же, сколько «положительная». Надо только до планируемой беременности обязательно сделать анализ крови на наличие антител к резус-фактору. Мои «отрицательные» пациентки, например, меньше двоих ребятишек не имеют. И если кто-то из них решится на третьего — буду только приветствовать.

Вы с мужем оба имеете положительный резус-фактор, а ваш ребенок — отрицательный. На этом основании некоторые мужья начинают испытывать недоверие к супруге. И совершенно напрасно! Наследование и группы крови, и резус-фактора подчиняется законам генетики. Ребенок может иметь группу крови и резус-фактор, не совпадающие с родительскими. От своих резус-положительных родителей ребенок может унаследовать принадлежность к положительному резус-фактору, а может и не унаследовать. Вот как ваш: взял и родился резус-отрицательным! Это вовсе не повод для сомнений — малыш ваш. А вот если у обоих родителей отрицательный резус-фактор, малыш никогда не родится резус-положительным: он обязательно унаследует отрицательный резус.

Грудное вскармливание и уход за новорожденными

Беременные люди подвержены повышенному риску тяжелого заболевания от COVID-19

Беременные люди с COVID-19 имеют повышенный риск тяжелого заболевания от COVID-19, включая болезнь, которая приводит к госпитализации в ОИТ, искусственная вентиляция легких и смерть — по сравнению с небеременными людьми. Кроме того, беременные с COVID-19 могут подвергаться повышенному риску других неблагоприятных исходов, таких как преждевременные роды.

Узнайте больше о COVID-19 и беременности.

Уход за новорожденными при COVID-19

Хотя многое еще неизвестно о рисках COVID-19 для новорожденных, рожденных от матерей с COVID-19, мы знаем, что:

  • COVID-19 редко встречается у новорожденных, рожденных от матерей, перенесших COVID-19 во время беременности.
  • У некоторых новорожденных вскоре после рождения был обнаружен положительный результат на COVID-19. Неизвестно, заразились ли эти новорожденные вирусом до, во время или после рождения.
  • У большинства новорожденных с положительным результатом на COVID-19 симптомы были легкими или отсутствовали, и они выздоравливали. Однако есть несколько сообщений о новорожденных с тяжелым заболеванием COVID-19.

Ознакомьтесь с последними данными о родах и исходах новорожденных среди беременных с COVID-19.

Уход за новорожденным в больнице, если у вас диагностирован или положительный результат теста на COVID-19.

Текущие данные свидетельствуют о том, что риск заражения новорожденного COVID-19 от матери низок, особенно когда мать принимает меры (такие как ношение маски и мытье рук) для предотвращения распространения инфекции до и во время ухода за новорожденным.

Решите, находится ли ваш новорожденный в одной комнате с вами в больнице.

Обсудите со своим врачом риски и преимущества размещения новорожденного в одной комнате с вами. Если ваш новорожденный находится в одной комнате с вами, это облегчает грудное вскармливание и установление связи между матерью и новорожденным. Если возможно, начните этот разговор еще до рождения ребенка.

Если вы изолированы от COVID-19 и живете в одной комнате с новорожденным, наденьте маску на расстоянии не более 6 футов от новорожденного.

Примите меры предосторожности, если ваш новорожденный находится в одной комнате с вами в больнице.

Если вы изолированы от COVID-19 и живете в одной комнате с новорожденным, примите следующие меры, чтобы снизить риск передачи вируса вашему новорожденному:

  • Мойте руки водой с мылом не менее 20 секунд перед тем, как брать на руки новорожденного или ухаживать за ним. Если мыло и вода недоступны, используйте дезинфицирующее средство для рук с содержанием спирта не менее 60%.
  • Носите маску на расстоянии менее 6 футов от новорожденного.
  • Держите новорожденного на расстоянии более 6 футов от вас как можно дальше.
  • Обсудите со своим лечащим врачом способы защиты новорожденного, например, использование физического барьера (например, помещение новорожденного в инкубатор) во время нахождения в больнице.

По окончании периода изоляции вам все равно следует мыть руки перед уходом за новорожденным, но другие меры предосторожности не требуются. Скорее всего, вы не передадите вирус своему новорожденному или другим близким людям после окончания периода изоляции.

  • Если у вас были симптомы, период изоляции заканчивается после:
    • 10 дней с момента появления первых симптомов и
    • 24 часа без температуры, без жаропонижающих препаратов и
    • Другие симптомы COVID-19 улучшаются.
  • Если у вас никогда не было симптомов, период изоляции заканчивается после
    • Прошло 10 дней с момента положительного результата теста на COVID-19.

Уход за новорожденным в домашних условиях, если у вас диагностирован или положительный результат теста на COVID-19.

Если вы находитесь в изоляции из-за COVID-19, примите следующие меры до окончания периода изоляции:

  • Оставайтесь дома, чтобы отделиться от других людей за пределами дома.
  • Изолируйте (держитесь подальше) от других членов семьи, которые не инфицированы, и носите маску в местах общего пользования.
  • Пусть за новорожденным будет ухаживать здоровый человек, который не подвержен повышенному риску тяжелого заболевания.
    • Сиделки должны мыть руки не менее 20 секунд, прежде чем прикасаться к новорожденному.Если мыло и вода недоступны, используйте дезинфицирующее средство для рук с содержанием спирта не менее 60%.
    • Если опекун проживает в том же доме или был в тесном контакте с вами, возможно, они подверглись воздействию. Им следует носить маску, когда они находятся в пределах 6 футов от вашего новорожденного, все время, пока вы находитесь в изоляции, и во время их собственного карантина после того, как вы завершите свою изоляцию.
  • Если нет здорового лица, обеспечивающего уход, вы можете позаботиться о своем новорожденном, если вы достаточно хорошо себя чувствуете.
    • Мойте руки водой с мылом не менее 20 секунд, прежде чем прикасаться к новорожденному. Если мыло и вода недоступны, используйте дезинфицирующее средство для рук с содержанием спирта не менее 60%.
    • Носите маску в пределах 6 футов от новорожденного и других людей в течение всего периода изоляции. Маска помогает предотвратить распространение вируса среди других людей.
  • Другим членам вашей семьи и лицам, осуществляющим уход за больными COVID-19, следует изолировать новорожденного и по возможности избегать ухода за ним.Если им необходимо ухаживать за новорожденным, им следует соблюдать приведенные выше рекомендации по мытью рук и масках.

По окончании периода изоляции вам все равно следует мыть руки перед уходом за новорожденным, но другие меры предосторожности не требуются. Скорее всего, вы не передадите вирус своему новорожденному или другим близким людям после окончания периода изоляции.

  • Если у вас были симптомы, период изоляции заканчивается после:
    • 10 дней с момента появления первых симптомов и
    • 24 часа без лихорадки без жаропонижающих препаратов и
    • Другие симптомы COVID-19 улучшаются
  • Если у вас никогда не было симптомов, период изоляции заканчивается после
    • Прошло 10 дней со дня положительного результата теста на COVID-19

Грудное вскармливание и COVID-19

Текущие данные свидетельствуют о том, что грудное молоко вряд ли передаст вирус младенцам.

Вы вместе со своей семьей и поставщиками медицинских услуг должны решить, начинать или продолжать грудное вскармливание и как. Грудное молоко обеспечивает защиту от многих болезней и является лучшим источником питания для большинства младенцев.

Полезные советы по началу или возобновлению грудного вскармливания

Вам может быть труднее начать или продолжить грудное вскармливание, если вы не находитесь в одной палате с новорожденным в больнице. Вот несколько полезных советов:

  • Частое сцеживание вручную или сцеживание поможет вам наладить и увеличить количество молока, если вы разлучены с новорожденным в больнице.
  • Накачивать или кормить каждые 2-3 часа (не менее 8-10 раз в 24 часа, в том числе ночью), особенно в первые несколько дней. Это помогает груди производить молоко и предотвращает закупорку молочных протоков и инфекции груди.
  • Если вы не можете начать производить молоко в больнице после родов или если вам необходимо временно прекратить грудное вскармливание во время болезни COVID-19 из-за того, что вы недостаточно хорошо себя чувствуете, обратитесь за помощью к специалисту по поддержке грудного вскармливания. Подробнее о возобновлении грудного вскармливания (также называется релактация ) .

Вы всегда должны мыть руки с мылом в течение 20 секунд перед кормлением грудью или сцеживанием грудного молока, даже если у вас нет COVID-19. Если мыло и вода недоступны, используйте дезинфицирующее средство для рук с содержанием спирта не менее 60%.

Если у вас COVID-19 и вы решили кормить грудью

  • Вымойте руки перед кормлением грудью
  • Носите маску во время кормления грудью и всякий раз, когда вы находитесь в пределах 6 футов от вашего ребенка.

Если у вас COVID-19 и вы решили сцеживать грудное молоко

  • По возможности пользуйтесь собственным молокоотсосом (которым никто не пользуется).
  • Носите маску во время выражения.
  • Мойте руки водой с мылом в течение не менее 20 секунд перед тем, как прикасаться к какой-либо части помпы или бутылочки, а также перед сцеживанием грудного молока.
  • Следуйте рекомендациям по правильной очистке насоса после каждого использования. Очистите все части помпы, контактирующие с грудным молоком.
  • Рассмотрите возможность наличия здорового человека, осуществляющего уход, который не болен COVID-19, не подвержен повышенному риску тяжелого заболевания COVID-19 и живет в том же доме, чтобы кормить ребенка сцеженным грудным молоком.Если опекун живет в том же доме или был в тесном контакте с вами, возможно, они подверглись воздействию. Любой человек, ухаживающий за ребенком, должен носить маску при уходе за ребенком в течение всего времени, когда вы находитесь в изоляции, и в течение периода их собственного карантина после того, как вы полностью изолированы.

Обеспечение безопасности и здоровья вашего ребенка

Не надевайте на ребенка маску или защитную маску

  • Детям младше двух лет нельзя носить маску s .
  • Защитная маска может увеличить риск синдрома внезапной детской смерти (СВДС) или случайного удушения или удушения.Младенцы двигаются, и их движение может привести к тому, что пластиковая маска для лица заблокирует их нос и рот или заставит их задушить ремнем.
  • CDC не рекомендует использовать защитные маски вместо масок.

Ограничьте количество посетителей, чтобы увидеть вашего новорожденного

Рождение ребенка — важное событие в жизни, которое обычно объединяет семьи, чтобы отпраздновать и поддержать ребенка и новую мать. Однако, прежде чем разрешать или приглашать посетителей в ваш дом или рядом с вашим ребенком, подумайте о риске COVID-19 для себя, вашего ребенка, людей, которые живут с вами, и посетителей (например.g., бабушки и дедушки, пожилые люди и другие люди с повышенным риском тяжелого заболевания COVID-19).

  • Приведение в дом людей, которые не живут с вами, может увеличить риск распространения COVID-19.
  • Некоторые люди без симптомов могут распространять вирус.
  • Ограничьте личные встречи и рассмотрите другие варианты, например виртуальное празднование, для людей, которые хотят увидеть вашего новорожденного. Если вы планируете личные посещения, попросите гостей оставаться дома, если они больны, и попросите их держаться на расстоянии 6 футов от вас и вашего ребенка, носить маску и мыть руки при посещении вашего дома.Для получения дополнительной информации см. Рекомендации по посещению или проведению небольшого собрания.

Держите ребенка на расстоянии от людей, которые не живут в вашем доме или которые больны

  • Обдумайте риски распространения COVID-19 среди вас и вашего ребенка, прежде чем вы решите, выходить ли на улицу для других мероприятий, кроме посещения врача или ухода за детьми.
  • Держите ребенка на расстоянии 1,8 метра от людей, которые не живут в вашем доме.
  • Спросите свою программу по уходу за детьми об имеющихся у них планах защиты вашего ребенка, семьи и их персонала от COVID-19.

Знать возможные признаки и симптомы инфекции COVID-19 среди младенцев

  • У большинства детей с положительным результатом теста на COVID-19 симптомы легкие или отсутствуют.
  • Сообщалось о тяжелых заболеваниях младенцев, но, по-видимому, встречается редко. Младенцы с сопутствующими заболеваниями и дети, рожденные недоношенными (ранее 37 недель), могут подвергаться более высокому риску тяжелого заболевания COVID-19.
  • Зарегистрированные признаки среди новорожденных с COVID-19 включают лихорадку, летаргию (чрезмерную усталость или малоподвижность), насморк, кашель, рвоту, диарею, плохое питание и повышенную работу дыхания или поверхностное дыхание.
  • Если у вашего ребенка появились симптомы или вы думаете, что он, возможно, подвергся воздействию COVID-19:
    • Свяжитесь с лечащим врачом вашего ребенка в течение 24 часов и следуйте инструкциям по уходу за детьми с COVID-19.
    • Если у вашего ребенка есть признаки экстренной помощи COVID-19 (например, затрудненное дыхание), немедленно обратитесь за неотложной помощью. Звоните 911.

Приводите малыша к новорожденным

В идеале, посещения новорожденного должны проводиться лично, чтобы лечащий врач вашего ребенка мог:

  • Проверьте, как в целом дела у вас и вашего ребенка.
  • Проверьте рост и питание вашего ребенка.
  • Проверьте вашего ребенка на желтуху (желтый цвет кожи или глаз).
  • Убедитесь, что у вашего ребенка были проведены скрининговые тесты (включая анализ крови, тест на слух и тест на критические врожденные пороки сердца), и при необходимости проведите повторное или последующее тестирование.

Позвоните и сообщите лечащему врачу вашего ребенка перед визитом, если у вас или вашего ребенка есть COVID-19.

Обеспечьте безопасный сон вашего ребенка

Во время пандемии COVID-19 родители могут испытывать повышенный стресс и усталость.Очень важно следить за тем, чтобы родители и дети высыпали достаточно качественного сна. Примите меры для снижения риска синдрома внезапной детской смерти (СВДС) и других смертей, связанных со сном, выполнив следующие действия:

  • Положите ребенка на спину на все время сна — дремлет и ночью.
  • Используйте твердую плоскую поверхность для сна, например матрас в детской кроватке, покрытый простыней.
  • Пусть ребенок спит в вашей комнате, но не в вашей кровати. Ваш ребенок не должен спать на взрослой кровати, детской кроватке, надувном матрасе, диване или стуле, независимо от того, спит ли он один, с вами или с кем-либо еще.
  • Не допускайте попадания в зону сна вашего ребенка мягких постельных принадлежностей, таких как одеяла, подушки, накладки на бамперы и мягкие игрушки.
  • Не накрывайте голову ребенка и не позволяйте ребенку перегреваться. Признаки того, что вашему ребенку может стать слишком жарко, включают потливость или ощущение жара в груди.
  • Не курите и не позволяйте никому курить рядом с вашим ребенком.

Обеспечьте собственное социальное, эмоциональное и психическое здоровье

  • Позвоните своему врачу, если считаете, что после беременности у вас депрессия.
  • Узнайте о способах справиться со стрессом и советах по уходу за собой во время пандемии COVID-19.

Для получения дополнительной информации см.

границ | Младенцы, рожденные от матерей с новым коронавирусом (COVID-19)

Введение

Новый коронавирус 2019 года (COVID-19) — это эпидемия в Ухане, и население считается иммунологически наивным. По мере развития эпидемии остается мало понимания инфекций COVID-19 младенцев и детей и их клинической картины.По состоянию на 22 февраля 2020 года подтверждено 77043 случая новой инфекции COVID-19 и 2445 человек умерли (http://2019ncov. chinacdc.cn/2019-nCoV/). Во время этой эпидемии в нашем медицинском центре у беременных женщин с инфекцией COVID-19 родились четверо живорожденных. Три из четырех беременных женщин родили путем кесарева сечения из-за опасений по поводу симптоматической материнской инфекции. Другой ребенок родился естественным путем от матери, у которой наблюдалась высокая температура (максимальная температура 38,3 ° C) с диагнозом подтвержденной инфекции.Самый важный вопрос заключается в том, может ли COVID-19 передаться вертикально плоду от беременной матери и вызвать клинически значимую инфекцию. Недавно результаты девяти других случаев показали, что нет доказательств внутриутробной инфекции, вызванной вертикальной передачей, у женщин, у которых на поздних сроках беременности развивается пневмония COVID-19 (1). Мы считаем, что настоящий отчет является вторым описанием случая вертикальной передачи COVID-19 между беременными женщинами и их младенцами.Более того, в этом отчете больше внимания будет уделено младенцам. В этом отчете описывается клиническое течение четырех живорожденных младенцев, рожденных беременными женщинами с инфекцией COVID-19.

Отчет о болезни

Кейсы матерей

Все четыре матери были симптоматически инфицированы COVID-19 в течение 3 триместра. При поступлении регулярными симптомами у беременных женщин с COVID-19 были лихорадка (у трех из четырех пациентов), кашель (у двух из четырех пациентов), миалгия или утомляемость (у двух из четырех пациентов) и головная боль (у двух из четырех пациентов). пациенты).Только одна пациентка почувствовала снижение шевеления плода и у одной возникла одышка. Лимфоциты были ниже нормы (количество лимфоцитов <1,1 × 10 9 / л) у всех пациентов, и у двух пациентов наблюдалась лимфопения (количество лимфоцитов <1,0 × 10 9 / л). Количество лейкоцитов и тромбоцитов было ниже нормы (количество лейкоцитов <4 × 10 9 / л, количество тромбоцитов <100 × 10 9 / л) у матери в случае 4 (показано в таблице 1). У матери из случая 3 через 5 дней после госпитализации развилась анемия (гемоглобин 83 г / л) и одышка.У всех беременных женщин наблюдалось значительное повышение уровня белка С-ответа. Коагуляционная функция и биохимия крови всех матерей в норме. Пять респираторных патогенов (микоплазма, хламидиоз, респираторно-синцитиальный вирус, аденовирус и вирус Коксаки) и нуклеиновая кислота вирусов гриппа A и B у всех пациентов были отрицательными (результаты лабораторных исследований показаны в таблице 1). Анализ RT-PCR подтвердил, что мазок из горла четырех беременных женщин был положительным на COVID-19.У всех беременных были обнаружены аномалии на КТ-изображениях грудной клетки и двустороннее поражение. Кесарево сечение было выполнено трем пациенткам в острой фазе заболевания, у одной пациентки роды были естественным путем в связи с началом родов. Родились четыре доношенных ребенка. Всех младенцев изолировали от матери сразу после рождения. Мы описываем клиническое течение этих четырех младенцев (лабораторные данные представлены в таблице 2). Три матери младенцев вылечились от инфекции COVID-19 и были освобождены через 3-5 дней после родов.Однако у одной матери после родов возникла тяжелая одышка, которая потребовала респираторной поддержки — однако она выжила. Все четверо новорожденных и их матери были здоровы после выписки из стационара.

Таблица 1. Клинико-лабораторная характеристика матерей.

Таблица 2. Клинико-лабораторная характеристика новорожденных.

Случаи младенцев

Трое мальчиков и одна девочка родились на сроке беременности более 37 недель и имели вес при рождении более 3000 г.Все младенцы имели 1-минутный балл по шкале Апгар 7–8 и 5-минутный балл по шкале Апгар 8–9 (таблица 2). Они были изолированы от матерей сразу после рождения и получали искусственное вскармливание. Трое из четырех младенцев дали отрицательный результат на COVID-19 с использованием мазка из горла в ОТ-ПЦР через 72 часа после рождения, а родители одного ребенка не дали согласия на тестирование своего ребенка на COVID-19.

Двое из четырех младенцев были здоровыми. У двух из четырех младенцев была сыпь после рождения, однако форма и распределение высыпаний различались.У младенца из случая 2 было несколько макулопапул, разбросанных по всему телу, и одно изъязвление кожи лица на лбу (размер около 0,3 × 0,5 см 2 ). На следующий день без лечения исчезла сыпь и появилось шелушение кожи. Сыпь у ребенка из Случая 3 присутствовала на лбу и, казалось, распространяла маленькие милиарные красные папулы на 2-й день. Сыпь исчезла на 10-й день без лечения (Таблица 2). У ребенка из случая 2, мать которого болела холециститом, на 3-й день развился отек боковой поверхности бедра, а уровень сывороточного альбумина составил всего 26 г / л.На 4-й день ребенок получал полноценное питание. Ребенок был выписан из отделения интенсивной терапии новорожденных через 6 дней после рождения. Младенец в случае 3, у матери которого было предлежание плаценты, страдал преходящим тахипноэ новорожденного (TTN) и нуждался в постоянном положительном давлении в дыхательных путях через нос (nCPAP) после рождения. Дыхание стало ровным через 3 дня. Ребенок получал полноценное питание на 5-й день и был выписан из отделения интенсивной терапии на 7-й день (таблица 2).

Обсуждение

В этом исследовании было подтверждено, что у четырех беременных женщин инфекция COVID-19.У одной матери уменьшилось шевеление плода. У одной матери после госпитализации развилась анемия и одышка. Из трех младенцев, родители которых дали согласие на диагностическое обследование, ни один не дал положительного результата на вирус. Ни у одного из младенцев не развились серьезные клинические симптомы, такие как лихорадка, кашель или диарея. У двух новорожденных появилась сыпь, которая исчезла самопроизвольно без лечения; у одного новорожденного была легкая одышка, считалось, что он страдал от TTN и поддерживался неинвазивной механической вентиляцией легких в течение 3 дней.Все четверо детей чувствуют себя хорошо и с рождения питаются смесью.

Коронавирус (CoV) (2) представляет собой оболочечный вирус с положительной РНК, который инфицирует людей и множество животных, вызывая заболевания дыхательной, кишечной, печеночной и неврологической систем различной степени тяжести (3). В последние несколько десятилетий недавно возникшие CoV представляли глобальную угрозу общественному здоровью, например, коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV) и коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS-CoV), которые были причастны к вспышке 2003 года в провинции Гуандун. , Китай и вспышка 2012 г. на Ближнем Востоке соответственно (2).10 января 2020 года новый коронавирус, вызвавший эпидемию пневмонии в городе Ухань в центральном Китае, был обозначен Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) как COVID-19 (4). По состоянию на 22 февраля 2020 года в Китае подтверждено около 77043 инфицирования людей COVID-19, при этом зарегистрировано не менее 2445 случаев смерти. Как сообщается здесь, у четырех беременных женщин была подтверждена инфекция COVID-19 в нашем медицинском центре, который является одним из центров лечения беременных женщин с инфекцией COVID-19.Важно отметить, что мы не обнаружили ни диагностической положительности SARS-CoV-2, ни непосредственных признаков симптоматического COVID-19 среди младенцев, рожденных от матерей с симптомами и положительными тестами.

На основании предыдущих отчетов (5–7), SARS-CoV и MERS-CoV были связаны с критическим материнским заболеванием, самопроизвольным абортом или даже материнской смертью. Из этих четырех беременных женщин с инфекцией COVID-19 у трех была лихорадка, у двух — кашель и головная боль. По лабораторным данным, в анализе крови было более низкое количество лимфоцитов и более высокий уровень СРБ.У этих беременных пациенток были представлены типичные КТ-изображения инфекции COVID-19 с изменениями матового стекла. У этих четырех беременных женщин не было серьезного материнского заболевания. Только у одного из них отмечалось снижение шевеления плода, а у одного была одышка. Эти симптомы в начале родов были похожи на симптомы других популяций (8). Для предотвращения внутриутробной, перинатальной и послеродовой передачи COVID-19 трем беременным женщинам сделали кесарево сечение. У одной из трех беременных женщин было предлежание плаценты, поэтому ей пришлось сделать выбор в пользу кесарева сечения.Только одна беременная мать приняла роды через естественные родовые пути из-за экстренного родовспоможения.

Shek et al. (9) сообщили, что перинатальная передача коронавируса, связанного с атипичной пневмонией, не была обнаружена ни у одного из пяти живорожденных младенцев, родившихся от беременных женщин с атипичной пневмонией во время вспышки болезни в Гонконге в 2003 году. Кроме того, ни у одного из младенцев не развилось клинические, радиологические, гематологические или биохимические свидетельства, указывающие на атипичную пневмонию. В соответствии с этими сообщениями, в нашем исследовании анализ ОТ-ПЦР подтвердил, что мазок из зева в трех случаях был отрицательным на COVID-19.Мы сожалеем, что младенцу из Случая 2 не был поставлен диагноз COVID-19, поскольку опекун ребенка не дал согласия.

Assiri et al. (7) сообщили о пяти случаях заражения беременных женщин БВРС-КоВ из Саудовской Аравии, и все беременности произошли во втором или третьем триместре. Из пяти беременностей две беременные женщины умерли во время своих болезней, две закончились перинатальной смертью (одна беременность привела к внутриутробной гибели плода, а один младенец умер через 4 часа после экстренного кесарева сечения).Сообщалось, что во время вспышки в Гонконге у 12 беременных женщин была диагностирована инфекция атипичной пневмонии (10). Семь матерей обратились в первый триместр, остальные — в конце второго и третьего триместра. Сообщалось, что инфекция атипичной пневмонии у беременных женщин может привести к серьезной задержке внутриутробного развития плода, что может быть связано с длительным использованием высоких доз системных кортикостероидов или противовирусных препаратов и / или влиянием тяжелого изнурительного заболевания матери на нормальный рост плода ( 9, 10). В этом исследовании все четыре случая, о которых сообщалось, были доставлены во время острой фазы заболевания, на сроке 37–39 недель гестации, и вес при рождении всех детей соответствовал их гестационному возрасту. На протяжении всего клинического курса не было никаких проявлений или радиологических, гематологических или биохимических свидетельств, указывающих на инфекцию COVID-19. Это исследование аналогично сообщениям об инфекции SARS (9) (таблица 2).

Коронавирусы вызывают респираторные и кишечные инфекции у животных и людей (11).У взрослых пациентов клинические проявления инфекции COVID-19 включают лихорадку, кашель, одышку, мышечную боль, боль в горле, диарею и т. Д. (11). У меньшинства пациентов наблюдались тяжелые и даже смертельные респираторные заболевания, такие как острый респираторный дистресс-синдром. Согласно визуализирующему обследованию, у большинства пациентов наблюдалась двусторонняя пневмония, множественные пятна или матовое стекло. В этом исследовании только у ребенка из случая 3 была одышка и потребовалась кислородная терапия. Рентгенограмма грудной клетки ребенка в случае 3 показала, что яркость левого легкого немного уменьшилась, а текстура правого легкого была слегка размыта.Его состояние постепенно улучшилось после 3 дней лечения нСИПАП.

Было подтверждено, что COVID-19 серьезно повреждает лейкоциты и может привести к поражению нескольких органов, а также дыхательной системы (12). В этом исследовании анализы крови трех новорожденных были нормальными, а количество клеток крови и концентрации гемоглобина колебались в пределах нормального эталонного диапазона. Стоит отметить, что как в случае 2, так и в случае 3 после родов наблюдалась преходящая кожная сыпь. Было ли это связано с действием воспалительного токсина матери, требует дальнейшего изучения.При последующем наблюдении четыре новорожденных были здоровыми и выросли на искусственном вскармливании.

Этот признак показывает, что ни у одного из четырех новорожденных от матерей с COVID-19 не развилась инфекция COVID-19. В этом исследовании обнаружение вирусных нуклеиновых кислот с использованием остатков полимеразной цепной реакции в реальном времени (ОТ-ПЦР) принято в качестве стандарта заражения COVID-19. Недавний ретроспективный анализ у взрослых показал, что чувствительность ОТ-ПЦР составляет 71% для инфекции COVID-19 (13). Следовательно, следует дополнительно оценить надежность диагностических тестов, особенно у детей.Еще одним ограничением этого отчета было небольшое количество случаев и несовершенные клинические данные. Вертикальной передачи COVID-19 не обнаружено. В будущем будут обнаружены дальнейшие исследования вирусной инфекции в плаценте, околоплодных водах, крови новорожденных, желудочной жидкости и мазке из анального канала, а также на вирусозависимые рецепторы у детей.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены институциональным наблюдательным советом госпиталя Union при Хуачжунском университете науки и технологий.Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном / ближайшими родственниками участников. Письменное информированное согласие было получено от физических лиц и законных опекунов / ближайших родственников несовершеннолетних на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

Взносы авторов

YC и HP разработали исследование, составили первоначальный вариант рукописи, а также рассмотрели и отредактировали рукопись. LW, HG, YZ и LZ разработали инструменты для сбора данных, собрали данные, а также просмотрели и исправили рукопись.YL разработал исследование, координировал и контролировал сбор данных, а также критически рассмотрел рукопись на предмет важного интеллектуального содержания. Все авторы одобрили окончательную рукопись в том виде, в каком она была представлена, и соглашаются нести ответственность за все аспекты работы.

Финансирование

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (81500218, 81601324 и 81300523).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

1. Chen HJ, Guo JJ, Wang C, Luo F, Yu XC, Zhang W и др. Клинические характеристики и потенциал вертикальной внутриутробной передачи инфекции COVID-19 у девяти беременных женщин: ретроспективный обзор медицинских карт. Ланцет. (2020) 20: 30360–3. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30360-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Yu F, Du L, Ojcius DM, Pan C, Jiang S. Меры по диагностике и лечению инфекций, вызванных новым коронавирусом, ответственным за вспышку пневмонии, возникшую в Ухане, Китай.Микробы заражают. (2020) 20: 30025–3. DOI: 10.1016 / j.micinf.2020.01.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Ассири А., Абеди Г. Р., Аль Масри М., Бин Саид А., Гербер С. И., Уотсон Дж. Т.. Инфекция коронавирусом ближневосточного респираторного синдрома во время беременности: отчет о 5 случаях из Саудовской Аравии. Clin Infect Dis. (2016) 63: 951–3. DOI: 10.1093 / cid / ciw412

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Хуанг Ц., Ван И, Ли Х, Рен Л., Чжао Дж, Ху И и др.Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет. (2020) 395: 497–506. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30183-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Шек CC, Ng PC, Fung GP, Cheng FW, Chan PK, Peiris MJ, et al. Младенцы, рожденные от матерей с тяжелым острым респираторным синдромом. Педиатрия. (2003) 112: e254. DOI: 10.1542 / педс.112.4.e254

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Wong SF, Chow KM, Leung TN, Ng WF, Ng TK, Shek CC и др. Беременность и перинатальные исходы женщин с тяжелым острым респираторным синдромом. Am J Obstet Gynecol. (2004) 191: 292–7. DOI: 10.1016 / j.ajog.2003.11.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Бонилья-Алдана Д.К., Квинтеро-Рада К., Монтойя-Посада Дж. П., Рамирес С., Панис-Мондольфи А., Рабаан А. и др. SARS-CoV, MERS-CoV, а теперь и новый CoV 2019 года: достаточно ли мы изучили коронавирусы? — библиометрический анализ.Travel Med Infect Dis. (2020) 33: 101566. DOI: 10.1016 / j.tmaid.2020.101566

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Чен Н., Чжоу М., Дун Х, Цюй Дж., Гонг Ф, Хан И и др. Эпидемиологические и клинические характеристики 99 случаев новой коронавирусной пневмонии 2019 г. в Ухане, Китай: описательное исследование. Ланцет. (2020) 395: 507–13. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30211-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Какие меры предосторожности следует использовать для ребенка, родитель которого инфицирован гепатитом С?

Представление пациента
Двухнедельный мужчина обратился в клинику с его родителями для наблюдения за состоянием здоровья.Он превысил свой вес при рождении на 10%. Родители выражали обычную обеспокоенность, но отец также спросил, что ему следует сделать, потому что у него самого был хронический гепатит С. Он был старшим отцом и заразился им в результате переливания крови во время операции в подростковом возрасте. Он узнал об этом только несколько лет спустя, когда ему сказали, что он не может сдавать кровь. Он находился под наблюдением его врача, и его жена была отрицательной на гепатит С во время беременности.

Соответствующий медицинский осмотр показал здорового новорожденного с параметрами роста в пределах 50-90%. У него была токсическая эритема на лице. диагноз поставлен здоровым новорожденным. Педиатр не был уверен, есть ли особые рекомендации для новорожденных и других детей, живущих в семье с положительным родителем на гепатит С. После просмотра нескольких статей в Интернете, включая рекомендации двух профессиональных групп из разных стран, педиатр связался с отцом. Младенцу уже сделана вакцина против гепатита В, и он получит дополнительные дозы плюс гепатит А в надлежащее время. Отцу сказали быть осторожным с любой кровью или биологическими жидкостями, с которыми ребенок может контактировать со временем.Ему также посоветовали не делиться с ребенком зубными щетками или бритвами, пока он рос. Педиатр также рекомендовал продолжать наблюдение со стороны собственных врачей отца и матери.

Обсуждение
Вирус гепатита С (HCV) представляет собой одноцепочечную РНК Flavivus, которая была впервые идентифицирована в 1989 году, а универсальный скрининг в системе кровоснабжения был начат в 1992 году в Соединенных Штатах. Общая заболеваемость острым гепатитом С у детей в возрасте до 19 лет составляет 0,1 на 100 000 человек.

У взрослых передается в основном через зараженную кровь и биологические жидкости, в первую очередь при внутривенном употреблении наркотиков.Это наиболее частая причина трансплантации печени у взрослых. Из тех, кто заразился острой инфекцией, около 70% становятся хроническими. У взрослых заболевание прогрессирует медленно, 20% из них страдают циррозом в течение 20 лет. Мужской возраст, возраст, увеличенная продолжительность инфекции, сопутствующие инфекции (особенно ВИЧ и гепатит B), иммуносупрессия, гепатотоксические препараты и употребление алкоголя — все это увеличивает риск цирроза печени. Вероятность развития гепатоцеллюлярной карциномы у пациентов с хроническим гепатитом С и циррозом составляет 3-4%.

У детей передача в основном вертикальная. Среди членов семьи передача происходит нечасто, но может иметь место неявный или прямой контакт через кожу или слизистые оболочки с кровью. Из младенцев, рожденных от ВГС-положительных матерей, около 5-10% заразятся ВГС. Из остро инфицированных только около 50–60% становятся хронически инфицированными, а 25–75% из них спонтанно проходят к 2–3 годам. К сожалению, дети школьного возраста и подростки, заразившиеся этой инфекцией, имеют естественную историю, как и взрослые.Большинство детей, инфицированных при рождении, не имеют симптомов и могут иметь нормальные или повышенные уровни трансаминаз и вируса. Долгосрочные исследования (10-20 лет) показывают, что у пациентов с перинатальным гепатитом С вероятность значительного фиброза составляет 5-10%, а цирроз печени — <5%.

Тестирование проводится с помощью специфических иммуноанализов, выявляющих антитела IgG. Те для IgM недоступны. Рекомендации по лечению различны для детей, инфицированных вертикальной передачей, и детей старшего возраста и взрослых.Поскольку у детей младшего возраста высокая скорость спонтанного разрешения, лечение может не потребоваться, особенно из-за побочных эффектов лекарств. Рекомендации также меняются, особенно для взрослого населения, по мере появления новых лекарств, которые все больше изучаются. Факторы, касающиеся лечения, включают: возраст, предполагаемый способ передачи, коинфекцию, генотип вируса гепатита С (тип 1 является наиболее распространенным в США) и фактическое заболевание печени. Биомаркеры заболеваний печени доступны, но не так тщательно разработаны и не так полезны для педиатрической популяции.

Learning Point
Для семей, живущих с ВГС + членом семьи, рекомендуется несколько общих рекомендаций. Все пациенты должны быть вакцинированы против гепатита А и В. Пациентам с гепатитом С также следует избегать приема гепатотоксичных препаратов и чрезмерного употребления алкоголя. Следует рекомендовать универсальные меры предосторожности с незамедлительным лечением и очисткой кровавых ран. Также не должно быть совместного использования зубных щеток и бритв. Кормление грудью не противопоказано матери, инфицированной вирусом гепатита С. Пациенты с ВГС + могут посещать групповые детские учреждения. Людям, инфицированным ВГС +, не рекомендуется изменение сексуальной практики при сохранении постоянного партнера, но партнера следует проинформировать о рисках и способах предотвращения передачи. Людям с несколькими половыми партнерами рекомендуется использовать презервативы и уменьшить количество партнеров.

Вопросы для дальнейшего обсуждения
1. Когда следует проверять младенцев на ВГС, если их мать положительна на ВГС?
2. Какова заболеваемость гепатитом С в вашем районе?

Связанные дела

Чтобы узнать больше
Чтобы просмотреть педиатрические обзорные статьи по этой теме за последний год, посетите PubMed.

Информацию о доказательной медицине по этой теме можно найти на сайте SearchingPediatrics.com, в Национальном информационном центре по рекомендациям и в Кокрановской базе данных систематических обзоров.

Информационные рецепты для пациентов можно найти в MedlinePlus по этой теме: Гепатит C

.

Чтобы просмотреть текущие новостные статьи по этой теме, проверьте Новости Google.

Чтобы просмотреть изображения, относящиеся к этой теме, проверьте Google Images.

Американская академия педиатрии. Гепатит С, Пикеринг Л.Д., Бейкер С.Дж., Кимберлин Д.В., Лонг СС, ред.Красная книга: Отчет Комитета по инфекционным болезням за 2009 год. 28-е изд. Деревня Элк-Гроув, Иллинойс: Американская академия педиатрии; 2009; Доступ из Интернета 3/6/13.

Джавери Р. Диагностика и ведение детей, инфицированных вирусом гепатита С. Pediatr Infect Dis J. 2011 Ноябрь; 30 (11): 983-5.

Порто А.Ф., Тормей Л., Лим Дж. Лечение хронического гепатита С у детей. Curr Opin Pediatr. 2012 Февраль; 24 (1): 113-20.

Лагинг М., Дуберг А.С., Вейсталь Р., Вейланд О., Линд М., Алеман С., Джозефсон Ф.; Шведская консенсусная группа.Лечение инфекции вирусом гепатита С у взрослых и детей: обновленные рекомендации шведского консенсуса. Scand J Infect Dis. 2012 июл; 44 (7): 502-21.

Компетенции ACGME, отмеченные в деле

  • Уход за пациентами
    1. Взаимодействуя с пациентами и их семьями, медицинский работник эффективно общается и демонстрирует заботливое и уважительное поведение.
    2. Собирается важная и точная информация о пациентах.
    3. Принимаются обоснованные решения о диагностических и терапевтических вмешательствах, основанные на информации и предпочтениях пациентов, последних научных данных и клинических суждениях.
    4. Планы ведения пациентов разрабатываются и выполняются.
    5. Пациенты и их семьи получают консультации и получают образование.
    6. Информационные технологии используются для поддержки принятия решений по уходу за пациентами и их обучения.
    7. Все медицинские и инвазивные процедуры, которые считаются необходимыми для данной области практики, выполняются грамотно.
    8. Предоставляются медицинские услуги, направленные на предотвращение проблем со здоровьем или сохранение здоровья.
    9. Уход, ориентированный на пациента, обеспечивается работой со специалистами здравоохранения, в том числе из других областей.
  • Медицинские знания
    10. Демонстрируется исследовательский и аналитический подход к клинической ситуации.
    11. Фундаментальные и клинически поддерживающие науки, соответствующие их дисциплине, известны и применяются.
  • Обучение и совершенствование на основе практики
    12. Данные научных исследований, касающихся проблем со здоровьем пациентов, обнаруживаются, оцениваются и усваиваются.
    13. Информация о других группах пациентов, особенно о большей популяции, из которой взят этот пациент, собирается и используется.
    15. Информационные технологии используются для управления информацией, доступа к медицинской информации в интерактивном режиме и поддержки собственного образования медицинских работников.
  • Навыки межличностного общения и общения
    18. Используя эффективные невербальные, объяснительные, вопросы и письменные навыки, медицинский работник использует эффективные навыки слушания, а также извлекает и предоставляет информацию.
  • Профессионализм
    22. Демонстрируется чуткость и отзывчивость к культуре, возрасту, полу и инвалидности пациентов.
  • Системная практика
    24. Практикуется рентабельная медицинская помощь и распределение ресурсов, не ставящие под угрозу качество помощи.

    Автор

    Донна М. Д’Алессандро, доктор медицинских наук,
    , профессор педиатрии, Детская больница Университета Айовы,

  • Симптомы родительской депрессии, эмоциональные и поведенческие проблемы детей и выраженные родителями эмоции — критические и положительные комментарии

    Abstract

    В этом лонгитюдном исследовании изучалось, могут ли депрессивные симптомы отца и матери независимо и в интерактивном режиме предсказывать эмоциональные и поведенческие проблемы детей.В нем также изучались двусторонние ассоциации между выражаемыми родителями составляющими эмоций (положительные и критические комментарии родителей, адресованные детям) и эмоциональными и поведенческими проблемами детей. На момент 1 выборка состояла из 160 семей, в которых 50 матерей и 40 отцов страдали депрессией согласно структурированному клиническому интервью для DSM-IV. Средний возраст детей во время 1 составлял 3,9 года (SD = 0,8). Семьи (n = 106) наблюдались примерно через 16 месяцев (время 2). Составляющие выраженных эмоций оценивались с использованием пятиминутной речевой пробы для дошкольников.Всего 144 матери и 158 отцов во время 1 и 93 матери и 105 отцов во время 2 предоставили образцы речи. Депрессивные симптомы отцов были одновременно связаны с большим количеством детских эмоциональных проблем, когда у матерей был более высокий уровень депрессивных симптомов. При учете важных факторов (пол ребенка, исходные проблемы, депрессивные симптомы матери, образование и возраст родителей) депрессивные симптомы отцов независимо друг от друга предсказывали более высокий уровень эмоциональных и поведенческих проблем у их детей с течением времени.Имеются ограниченные доказательства двусторонней связи между положительными комментариями отцов и изменением поведенческих проблем детей с течением времени. Неожиданно не было двунаправленной связи между критическими комментариями родителей и результатами детей. Мы пришли к выводу, что исследование предоставляет доказательства в поддержку подхода всей семьи к стратегиям профилактики и вмешательства в отношении психического здоровья детей и депрессии родителей.

    Образец цитирования: Psychogiou L, Moberly NJ, Parry E, Nath S, Kallitsoglou A, Russell G (2017) Симптомы родительской депрессии, эмоциональные и поведенческие проблемы детей и выраженные родителями эмоции — критические и положительные комментарии.PLoS ONE 12 (10):
    e0183546.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0183546

    Редактор: Якобус П. ван Воув, TNO, НИДЕРЛАНДЫ

    Поступила: 7 июня 2016 г .; Принята в печать: 7 августа 2017 г .; Опубликовано: 18 октября 2017 г.

    Авторские права: © 2017 Psychogiou et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в бумажных файлах и файлах вспомогательной информации.

    Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Эмоциональные и поведенческие проблемы, как правило, возникают уже в раннем детском и дошкольном возрасте, проявляют постоянство в процессе развития, вызывают нарушения во многих сферах жизнедеятельности ребенка и предсказывают ряд неблагоприятных исходов [1–6].Низкий социально-экономический статус родителей, отсутствие отцов, мужской пол детей и плохое физическое здоровье были определены как факторы риска детской психопатологии [4, 6, 7–8]. Имеются также значительные данные, показывающие, что депрессия у матерей приводит к увеличению эмоциональных и поведенческих проблем у их детей [9]. В среднем отцовские депрессивные симптомы значительно усиливаются в течение первых пяти лет жизни ребенка [10], и, как и в случае с матерями, отцовская депрессия подвергает их детей повышенному риску эмоциональных и поведенческих проблем [11].Существует положительная связь между материнской и отцовской депрессией [12], и поэтому некоторые дети могут подвергаться депрессии обоих родителей, что может подвергать детей более высокому риску по сравнению с подверженностью родительской депрессии только одному из родителей [13]. В этом исследовании изучали, могут ли депрессивные симптомы отца и матери независимо и в интерактивном режиме предсказывать рост эмоциональных и поведенческих проблем у детей дошкольного возраста. Второстепенная цель заключалась в том, чтобы изучить, будет ли пол ребенка смягчать ассоциации между депрессивными симптомами родителей и эмоциональными и поведенческими последствиями детей.В то время как текущая литература противоречит роли пола ребенка, некоторые данные свидетельствуют о том, что влияние родительской депрессии может быть сильнее для детей того же пола, что и депрессивный родитель [9, 11].

    Было обнаружено, что как генетические, так и средовые факторы объясняют связь между родительской депрессией и эмоциональными и поведенческими проблемами детей [14, 15]. Среди других факторов окружающей среды (например, повышенный стресс, отсутствие социальной поддержки) трудности в воспитании детей были определены как ключевой механизм передачи риска.Хорошо известно, что матери в депрессивном состоянии взаимодействуют со своими детьми менее позитивно, а отцы в депрессивном состоянии демонстрируют более негативное и менее позитивное родительское поведение [16–19]. Эмпирические исследования подтверждают влияние родителей и влияние родительского поведения матери и отца на результаты развития ребенка. Denham et al. [20] обнаружили, что использование родителями активного воспитания долгое время было связано со снижением уровня поведенческих проблем среди их детей. Рамчандани и др. [21] обнаружили, что удаленное и разобщенное взаимодействие отца и ребенка в 3 месяца предсказывало увеличение поведенческих проблем у ребенка в 1 год при контроле депрессии обоих родителей и других важных характеристик. Исследования также подтверждают эффекты, связанные с детьми. Андерсон, Литтон и Ромни [22] обнаружили, что, по сравнению с мальчиками контрольной группы, мальчики с расстройством поведения вызывали больше требований и негативных реакций при взаимодействии со своими собственными матерями, матерями других детей с проблемами поведения и матерями контрольных детей.Транзакционная модель [23] предполагает наличие «двунаправленных связей» между поведением родителей и детей. В подтверждение этого, ряд лонгитюдных исследований выявили взаимные связи между воспитанием детей и поведенческими проблемами детей [24–26].

    Эмоции, выражаемые родителями, являются показателем эмоционального качества отношений между родителями и детьми и включают критическое и эмоциональное излишнее участие [27]. Родители часто критикуют детей с психическими расстройствами.Картрайт и др. [28] сравнили эмоции, выраженные родителями по отношению к детям с СДВГ и их братьям и сестрам без СДВГ, и обнаружили, что выраженные эмоции были выше по отношению к детям с СДВГ. Важно отметить, что выраженная эмоциональная критика предсказывает худшие исходы развития в клинических популяциях. Например, недавнее лонгитюдное исследование показало, что у детей с СДВГ не наблюдается снижения симптоматики, наблюдаемого в популяционных выборках, когда их родители выражали резкие и стойкие критические эмоции [29].Есть также данные, указывающие на то, что родительская психопатология может играть роль в сильно выраженных эмоциях. Было обнаружено, что критический аспект выражаемых эмоций значительно выше у матерей с депрессией [30–31]. Однако остается нерешенным вопрос о том, существуют ли двусторонние влияния между выражаемыми родителями эмоциями и поведением ребенка.

    Основываясь на предыдущей литературе, мы предсказали, что будут существовать как независимые, так и интерактивные эффекты материнских и отцовских депрессивных симптомов при прогнозировании проблем ребенка как одновременно, так и в долгосрочном плане, и что эти эффекты будут оставаться значительными при контроле возраста родителей, образования и пола ребенка. Мы предсказали, что будет множительный эффект, так что, когда у обоих родителей много депрессивных симптомов, результаты для ребенка будут хуже, чем можно было бы ожидать после рассмотрения дополнительных эффектов депрессивных симптомов каждого из родителей. Мы также предсказали, что пол ребенка смягчит связь между депрессивными симптомами родителей и эмоциональными и поведенческими проблемами детей. Основываясь на предыдущих исследованиях [9,11], мы предсказали, что депрессивные симптомы матери будут сильнее влиять на эмоциональные и поведенческие проблемы девочек, в то время как депрессивные симптомы отцов будут сильнее влиять на мальчиков, и будут существовать двунаправленные продольные ассоциации между составляющие выраженных родителями эмоций (измеряемые уровнем их критических / положительных комментариев о своих детях) и эмоциональные и поведенческие проблемы ребенка при контроле исходных показателей результата и пола ребенка, образования родителей, возраста и депрессивных симптомов родителей.В частности, мы предположили, что критические комментарии родителей во время 1 предсказывают поведенческие проблемы ребенка во время 2, в то время как поведенческие проблемы ребенка во время 1 предсказывают критические комментарии родителей во время 2. Мы также предсказали, что положительные комментарии родителей во время 1 будут предсказывать более низкие уровни поведенческих проблем ребенка во время 2 и поведенческие проблемы ребенка во время 1 предсказывают более низкие уровни положительных комментариев родителей во время 2. Мы ожидали аналогичных эффектов для эмоциональных проблем ребенка.Это исследование сосредоточено на дошкольном и раннем школьном возрасте, потому что в этот период дети должны научиться регулировать свое поведение, симптомы психопатологии стабилизируются, и пара родитель-ребенок может начать гневно обмениваться мнениями [24].

    Материалы и методы

    Участники и процедура

    Выборка состояла из семей, которые приняли участие в лонгитюдном исследовании «Отцы в фокусе». Поскольку отцы были в центре внимания исследования, мы создали выборку, набрав подходящих отцов через детские сады, общественные центры и врачи общей практики.Отцы (n = 1277) получили информационный буклет, Анкету о состоянии здоровья пациента [32], скрининговую анкету, которая измеряет текущие депрессивные симптомы по непрерывной шкале, и приглашение принять участие в исследовании. Партнеры отцов также были приглашены к участию, но участие матери не входило в число критериев включения в исследование. В общей сложности 544 отца вернули анкету о состоянии здоровья пациента (PHQ-9), и 319 из них выразили заинтересованность в участии в исследовании. Из 319 160 участвовали в исследовании, 68 решили не участвовать, когда исследователь разговаривал с ними по телефону, с 52 не удалось связаться, а 39 не соответствовали критериям включения в исследование.Участники включались в исследование, если они были биологическими родителями детей в возрасте 3–5 лет, могли читать и говорить по-английски и давали согласие на посещение исследователем у себя дома. Участники были исключены, если у их ребенка было медицинское и неврологическое заболевание, задержка речи и когнитивные нарушения. Исследование было одобрено соответствующими комитетами по этике национальных служб здравоохранения (номер REC: 11 / H0102 / 6) и этическим комитетом факультета психологии Университета Эксетера.Исследовательские процедуры исследования также обсуждаются в другом месте [33].

    При первой оценке (Время 1) выборка состояла из 160 семей (160 отцов и 146 матерей). В начале домашнего оценивания обученный психолог собирал письменные формы согласия от родителей и предоставлял информацию об исследовании и процедурах исследования. Каждый родитель предоставил информацию о депрессивных эпизодах, используя Структурное клиническое интервью для DSM-IV [34], чтобы оценить диагноз большого депрессивного эпизода в прошлом месяце (текущая депрессия) или в любое другое время (история депрессии).Родители снова были осмотрены через 16 (M = 16,2, SD = 3,7; время 2) месяцев после первой оценки (n = 106 семей; 106 отцов и 98 матерей; 66% ответов). Не было значительных различий в характеристиках детей и родителей между родителями, оставшимися в исследовании, и родителями, выбывшими из него. Продолжительность исследования охватывает период перехода от дошкольного к школьному возрасту, в течение которого дети все чаще должны проявлять соответствующие навыки саморегуляции, в то время как поведенческие проблемы становятся более устойчивыми с появлением некоторых различий в их распространенности между мальчиками и девочками [1, 24].Подобные интервалы между оценками использовались в предыдущих исследованиях, в которых проверялось влияние родительской депрессии на результаты ребенка [35].

    При первой оценке (Время 1) 40 (25%) отцов и 50 (34%) матерей соответствовали критериям текущего или предыдущего большого депрессивного эпизода. У всех 50 (100%) матерей была история депрессии, в то время как из 40 депрессивных отцов 7 (17%) имели депрессию в настоящее время, а 33 (83%) имели историю депрессии. Средний возраст отцов и матерей составлял 39 и 36 лет соответственно.Большинство пар (95%) состояли в браке или жили вместе, и подавляющее большинство отцов (95%) и матери (95%) по национальности были белыми британцами. Большинство участников имели степень бакалавра (27% отцов и 31% матерей) или аспирантуру (31% отцов и 29% матерей). Средний возраст детей составлял 3,9 года (SD = 0,8), а количество мальчиков и девочек было примерно одинаковым (47% мальчиков).

    Меры

    Депрессивные симптомы родителей.

    Мы использовали анкету о здоровье пациентов [32], чтобы измерить симптомы депрессии у матери и отца за последние две недели.Пункты оцениваются по 4-балльной шкале от 0 = совсем нет до 3 = почти каждый день. Оценка 20 и выше указывает на тяжелую депрессию. Диагноз депрессии на основе PHQ-9 согласуется с диагнозом депрессии, поставленным независимыми клиницистами [32]. Фактические данные также показывают, что взрослые, которым был поставлен диагноз депрессии на основании PHQ-9, имели больше нарушений, больше обращались за медицинской помощью и имели больше дней нетрудоспособности [32]. Каждый родитель заполнил PHQ-9 в 1 и 2 раза. Депрессивные симптомы матери коррелировали с депрессивными симптомами отца в 1 раз (r =.20, p = 0,01) и 2 (r = 0,22, p = 0,03).

    Родители выразили эмоции.

    Мы использовали пятиминутную речь для дошкольников [36], чтобы измерить выраженные эмоции отцов и матерей. Опытный исследователь попросил каждого родителя отдельно «поговорить в течение пяти минут без каких-либо подсказок или перерывов со стороны исследователя о своих мыслях и чувствах по отношению к своему ребенку и их отношениях с ребенком за последние 6 месяцев». В дошкольной пятиминутной речевой выборке (P-FMSS) есть три глобальные переменные, включая исходное высказывание (оценивается как положительное, отрицательное и нейтральное), отношение (оценивается как положительное, нейтральное и отрицательное), теплота (оценивается как высокий, средний и низкий). ) и частота положительных и критических комментариев.Предыдущие исследования показали, что схема имеет удовлетворительную надежность и дискриминантную валидность [36]. В этом исследовании мы ограничили анализ частотным подсчетом положительных и критических комментариев, потому что количество родителей, у которых было отрицательное исходное утверждение, низкая теплота и отрицательные отношения между родителями и детьми, было низким. Межэкспертная надежность оценивалась в 40 образцах речи, и она была высокой как для критических (ICC = 0,9), так и для положительных комментариев (ICC = 0,9). Все образцы речи были закодированы вслепую.

    Детские внутренние (эмоциональные) и экстернализирующие (поведенческие) проблемы.

    Независимо, каждый родитель заполнил Контрольный список поведения ребенка от 1½ до 5 [37], чтобы измерить эмоциональные и поведенческие проблемы детей во время 1. Затем мы стандартизировали и усреднили оценки матерей и отцов по шкале экстернализации и использовали эту переменную для анализа. . Точно так же мы усредняли оценки матерей и отцов по шкале интернализации и использовали эту переменную для всех последующих анализов. Во время 2 мы использовали Контрольный список поведения детей от 1½ до 5 (CBCL от 1,5 до 5 лет) для тех детей, которые были еще младше 6 лет, и Контрольный список поведения детей в возрасте от 6 до 18 лет (CBCL от 6 до 18 лет) для тех, кто дети от 6 лет и старше. Мы использовали стандартизованные баллы для сравнения баллов независимо от того, какую шкалу родители заполнили во время 2. Для родителей, заполнивших экстернализирующую шкалу CBCL от 1,5 до 5 лет (младшая версия) во время 2, мы преобразовали баллы каждого родителя по шкале CBCL за время 2. в z-показатель (один для матерей, один для отцов), который мы затем усреднили по родителям каждого ребенка (не было значительных различий в показателях CBCL матерей и отцов, все ts <1).Отдельно для родителей, которые выполнили экстернализирующую шкалу CBCL от 6 до 18 лет (старая версия) во время 2, мы преобразовали оценку CBCL каждого родителя за время 2 в z-оценку (один для матерей, один для отцов), который мы затем усреднили через родителей каждого ребенка. Для каждого ребенка соответствующий экстернализирующий средний z-показатель во время 2 был проанализирован как переменная результата. Та же процедура была использована для создания переменной результата интернализации. Мы использовали эту процедуру, чтобы удалить вариабельность, возникающую из-за того, что родители заполнили разные версии CBCL во время 2.

    Ковариаты / Confounders.

    Ковариаты / искажающие факторы включали пол детей, эмоциональные и поведенческие проблемы на исходном уровне, а возраст и образование родителей измерялись с использованием отчетов родителей. Их выбор был основан на предыдущей литературе, показывающей, что мужской пол детей, ранние симптомы психопатологии и характеристики родителей (например, молодой возраст, низкий уровень образования) предсказывают неблагоприятные исходы для ребенка [4, 6–8].

    Статистический анализ

    Мы использовали непрерывные баллы PHQ-9 в нашем основном анализе, учитывая данные, указывающие на то, что интенсивность материнских депрессивных симптомов (а не соответствие категориальным критериям диагностики депрессии) является чувствительным предиктором исходов у ребенка [38]. Критические комментарии отца и матери во время 1 и 2 были сильно искажены, поэтому мы провели обратное преобразование этих переменных в оба момента времени, чтобы минимизировать перекос, прежде чем отражать оценки, чтобы сохранить направленность. Анализы проводились с использованием MPlus версии 7. Недостающие данные были рассчитаны с использованием максимальной вероятности полной информации, а оценка MLR использовалась для обеспечения большей надежности.

    Сначала были использованы двумерные корреляции для изучения ассоциаций между переменными исследования, затем последовали линейные регрессии для проверки уникальной взаимосвязи между депрессивными симптомами (предикторами) матери и отца и эмоциональными и поведенческими проблемами (результаты) детей.Ковариаты, включающие пол ребенка (закодированный эффект: –1 = мальчики, +1 = девочки), возраст и образование родителей, а также исходные показатели ребенка (эмоциональные и поведенческие проблемы) были включены в Шаг 1. Депрессивные симптомы матери и отца были введены одновременно. на Шаге 2. Термин взаимодействия (депрессивные симптомы матери x отца во время 1) был создан путем умножения центрированных значений для депрессивных симптомов матери и отца и был введен на шаге 3. Условия взаимодействия (депрессивные симптомы матери в момент времени 1). Время 1 x пол ребенка, депрессивные симптомы отца в момент времени 1 x пол ребенка) были созданы путем умножения центрированных значений для депрессивных симптомов каждого родителя на пол ребенка и введены на шаге 4.Мы также создали термин взаимодействия, умножив вместе центрированные значения для депрессивных симптомов матери, депрессивных симптомов отца и пола ребенка (депрессивные симптомы матери x депрессивные симптомы отца во время 1 x пол ребенка) и ввели его на шаге 5.

    Для изучения лонгитюдных ассоциаций между критическими / положительными комментариями родителей (составляющими выраженных эмоций) и результатами ребенка (эмоциональными и поведенческими проблемами) мы затем провели серию многомерного регрессионного анализа, в котором пары переменных (т. е., одна родительская переменная и одна дочерняя переменная результата) во время 2 одновременно регрессировали по эквивалентным переменным в момент времени 1, тем самым выявив взаимозависимые связи, контролируя пути авторегрессии (т. е. обе переменные во время 1) и смешивая переменные (пол ребенка, возраст родителей, образование и симптомы депрессии). Мы использовали альфа-уровень 0,05 для всех выводных тестов, касающихся наших основных гипотез. Непредсказуемые статистически значимые результаты не интерпретировались из-за повышенного риска ошибки I типа при многократном тестировании.Все соответствующие данные для этого документа можно найти в файле вспомогательной информации (файл S1).

    Результаты

    Описательная статистика выраженных эмоций — критические и положительные комментарии

    Таблица 1 представляет средние значения и стандартные отклонения для (непреобразованных) выраженных эмоций, критических и положительных комментариев в моменты времени 1 и 2 для матерей и отцов. Мы провели t-тесты для парных выборок, чтобы проверить, есть ли значительные различия в средних уровнях положительных и критических комментариев (время 1 и 2) между матерями и отцами, но результаты не выявили значительных различий: время 1 положительный комментарий (мать M = 8.56, SD = 5,17; отец M = 7,70, SD = 5,22), t (141) = 1,69, p = 0,09; Время 2 положительных комментария (мать M = 8,01, SD = 4,87; отец M = 7,26, SD = 4,28), t (92) = 1,32, p = 0,19; Критические комментарии Time 1 (мать M = 1,62, SD = 2,37; отец M = 1,45, SD = 2,24), t (141) = 1,24, p = 0,22; Время 2 критических комментария (M = 1,74, SD = 2,43; отец M = 1,65, SD = 2,03), t (92) = 0,20, p = 0,84.

    Корреляции между переменными исследования

    В таблице 2 представлены корреляции между исследуемыми переменными для матерей.Критические комментарии матерей во время 1 положительно коррелировали с критическими комментариями матерей во время 2. Точно так же положительные комментарии матерей во время 1 положительно коррелировали с положительными комментариями во время 2. Депрессивные симптомы матери во время 1 положительно коррелировали с эмоциональными и поведенческими особенностями ребенка. проблемы (время 1), поведенческие проблемы (время 2) и депрессивные симптомы матери во время 2. Аналогичным образом депрессивные симптомы матери во время 2 положительно коррелировали с эмоциональными и поведенческими проблемами ребенка (времена 1 и 2).Кроме того, депрессивные симптомы матери (Время 2) отрицательно коррелировали с положительными комментариями (Время 2). Помимо незначительных корреляций между критическими комментариями матери (Время 1) и эмоциональными проблемами детей (Время 1) и между положительными комментариями матери (Время 1) и поведенческими проблемами детей (Время 2), все другие корреляции между выраженными матерями составляющие эмоций и результаты детей были значимыми в ожидаемом направлении.

    В таблице 3 представлены корреляции между переменными исследования для отцов.Положительные (но не критические) комментарии отцов в значительной степени коррелировали между временами 1 и 2. Депрессивные симптомы отца во время 1 положительно коррелировали с эмоциональными и поведенческими проблемами ребенка во время 2 и депрессивными симптомами отцов во время 2. Точно так же депрессивные симптомы отца во время 2. симптомы во время 2 положительно коррелировали с эмоциональными проблемами ребенка (времена 1 и 2). Положительные и критические комментарии отцов коррелировали с результатами ребенка в ожидаемом направлении, за исключением незначительных корреляций между критическими комментариями отцов (время 1 и 2) и эмоциональными проблемами ребенка (время 1), между эмоциональными проблемами ребенка (время 1) и положительные комментарии отцов (Время 2), а также между критическими комментариями отцов (Время 1) и эмоциональными проблемами ребенка (Время 2).

    Сопутствующие ассоциации между депрессивными симптомами родителей и результатами у детей

    Затем мы провели множественный регрессионный анализ, чтобы изучить уникальные и интерактивные ассоциации между депрессивными симптомами родителей и эмоциональными и поведенческими проблемами ребенка во время 1 после учета смешивающих переменных. В этих моделях мы также исследовали интерактивные ассоциации между депрессивными симптомами матери и отца, депрессивными симптомами матери / отца и полом ребенка и трехстороннее взаимодействие между депрессивными симптомами матери, депрессивными симптомами отцов и полом ребенка на исходы ребенка. во время 1.Возраст и образование родителей были включены в качестве ковариант в Шаг 1, а депрессивные симптомы отца и матери были введены одновременно в Шаге 2. Взаимодействие между депрессивными симптомами матери и отца было введено в Шаге 3. Взаимодействие между депрессивными симптомами матери и пол ребенка, а также между депрессивными симптомами отца и полом ребенка были введены на этапе 4. Наконец, на этапе 5 было введено трехстороннее взаимодействие между депрессивными симптомами матери, депрессивными симптомами отца и полом ребенка.В таблице 4 показаны результаты всех регрессионных моделей.

    На этапе 1 только пол ребенка объяснил уникальное различие в эмоциональных проблемах ребенка во время 1, когда девочки получили более высокие баллы, чем мальчики. На этапе 2 ни материнские, ни отцовские депрессивные симптомы во время 1 достоверно не предсказывали эмоциональные проблемы ребенка во время 1. Однако на этапе 3 было выявлено значительное взаимодействие между депрессивными симптомами матери и отца во время 1. Это взаимодействие изображено на графике в S1. На рис. Показаны значения депрессивных симптомов матери и отца, которые на одно стандартное отклонение выше и ниже среднего и указывают на то, что депрессивные симптомы отцов были связаны с большим количеством эмоциональных проблем ребенка, когда у матерей было много депрессивных симптомов, простой наклон =.17, t (125) = 1,98, p <0,05. Отцовские депрессивные симптомы не были связаны с детскими эмоциональными проблемами для матерей, у которых депрессивные симптомы были низкими, простой наклон = -13, t (125) = 1,08, p = 0,28).

    В Шаге 4 депрессивные симптомы матери во время 1 не существенно взаимодействовали с полом ребенка при прогнозировании эмоциональных проблем ребенка, но депрессивные симптомы отцов в значительной степени взаимодействовали с полом ребенка при прогнозировании эмоциональных проблем ребенка. Это взаимодействие показано на рис. S2 для мальчиков и девочек при значениях депрессивных симптомов отцов, которые на одно стандартное отклонение выше и ниже среднего, и указывает на то, что одновременные отношения между депрессивными симптомами отцов и эмоциональными проблемами ребенка различались между мальчиками и девочками ( S2 Рис).Однако связь между депрессивными симптомами отцов и эмоциональными проблемами ребенка во время 1 не была значимой ни для мальчиков (простой наклон = -17, t (123) = -1,44, p = 0,15), ни для девочек (простой наклон =. 15, t (123) = 1,34, p = 0,18).

    Шаг 5 показал, что не было значимого трехстороннего взаимодействия между депрессивными симптомами матери, депрессивными симптомами отца и полом ребенка.

    Мы повторили этот иерархический регрессионный анализ с поведенческими проблемами детей в качестве результата.Как показано в Таблице 4, возраст и образование родителей не предсказывали уникальную вариацию поведенческих проблем ребенка во время 1. На этапе 2 депрессивные симптомы матери (но не отца) во время 1 были достоверно положительно связаны с поведенческими проблемами ребенка во время. 1. Тем не менее, не было значительного взаимодействия между депрессивными симптомами матери и отца на этапе 3, и не было значимого взаимодействия между депрессивными симптомами матери и отца и полом ребенка на этапах 4 и 5.

    Лонгитюдные ассоциации между депрессивными симптомами родителей и результатами у детей

    Затем мы провели иерархический регрессионный анализ, чтобы проверить, могут ли депрессивные симптомы отца и матери во время 1 однозначно и интерактивно предсказывать эмоциональные и поведенческие проблемы ребенка во время 2.Пол ребенка, исход ребенка во время 1, а также возраст и образование родителей были введены на этапе 1, а депрессивные симптомы матери и отца были введены на этапе 2. Взаимодействие между депрессивными симптомами матери и отца было введено на этапе 3, с последующим взаимодействием между депрессивными симптомами матери и полом ребенка, а также между депрессивными симптомами отцов и полом ребенка на этапе 4. Термин трехстороннего взаимодействия между депрессивными симптомами матери, депрессивными симптомами отца и полом ребенка был введен на этапе 5. .Результаты представлены в таблице 5.

    В модели, прогнозирующей эмоциональные проблемы ребенка во время 2, эмоциональные проблемы ребенка во время 1 и старше возраста матери предсказывали более серьезные эмоциональные проблемы ребенка во время 2. При вводе на этапе 2 депрессивные симптомы отца (но не матери) во время 1 были однозначно и значимо связаны с более серьезными эмоциональными проблемами ребенка во время 2. Шаг 3 не выявил значимого взаимодействия между депрессивными симптомами матери и отца во время 1 при прогнозировании эмоциональных проблем ребенка во время 2.На Шаге 4 депрессивные симптомы матери и отца во время 1 не взаимодействовали с полом ребенка при прогнозировании эмоциональных проблем ребенка во время 2, но трехстороннее взаимодействие между депрессивными симптомами матери, депрессивными симптомами отца и полом ребенка было значимый предиктор на этапе 5. На рис. S3 и S4 показано это взаимодействие для мальчиков и девочек при значениях депрессивных симптомов отцов и матерей, которые на одно стандартное отклонение выше и ниже среднего. S3 Рис. Показывает, что связь между депрессивными симптомами отца во время 1 и изменениями эмоциональных проблем мальчиков во время 2 была положительной (простой наклон =.49, t (121) = 16,56, p <0,001), когда депрессивные симптомы матери во время 1 были низкими и отрицательными (наклон = -21, t (121) = 8,09, p <0,001), когда депрессивные симптомы матери во время 1 были высокими. При среднем уровне депрессивных симптомов у матери связь между депрессивными симптомами отца и изменением эмоциональных проблем мальчиков была значительной (простой наклон = 0,14, t (121) = 4,73, p <0,001).

    S4 Рис. Показывает, что связь между депрессивными симптомами отца во время 1 и изменениями эмоциональных проблем девочек во время 2 была значительной и положительной, когда у матерей были высокие депрессивные симптомы во время 1 (простой наклон =. 94, t (121) = 37,64, p <0,001), но не было значимым, когда у матерей было мало депрессивных симптомов (простой наклон = -,01, t (121) = -,34, p = 0,73) (S4, рис. ). При среднем уровне депрессивных симптомов у матерей наклон между депрессивными симптомами отца во Времени и изменением эмоциональных проблем девочек был положительным и значительным (наклон = 0,47, t (121) = 18,62, p <0,001). Таким образом, хотя депрессивные симптомы отца во время 1 были связаны с ухудшением эмоциональных проблем во время 2, этот эффект был наиболее выражен для девочек, матери которых также имели высокие симптомы депрессии во время 1.

    Мы повторили этот иерархический регрессионный анализ, чтобы предсказать поведенческие проблемы ребенка во время 2. На этапе 1 поведенческие проблемы ребенка во время 1 объясняли уникальную вариативность поведенческих проблем ребенка во время 2, но возраст родителей и образование не сделали этого. На Шаге 2 депрессивные симптомы отца (но не матери) во время 1 были достоверно и положительно связаны с поведенческими проблемами ребенка во время 2. Шаг 3 показал, что депрессивные симптомы матери и отца во время 1 не взаимодействовали, чтобы предсказать ребенка. поведенческие проблемы во время 2.На этапах 4 и 5 депрессивные симптомы отца и матери во время 1 не взаимодействовали в значительной степени с полом ребенка, чтобы предсказать поведенческие проблемы ребенка во время 2.

    Связь между выраженными родителями составляющими эмоций (положительные и критические комментарии) и эмоциональными и поведенческими проблемами детей

    Затем мы исследовали продольные многомерные (путевые) модели, исследуя авторегрессию и взаимосвязь между родительскими комментариями и проблемами ребенка с течением времени.Таблица 6 показывает, что пути авторегрессии для положительных родительских комментариев были значимыми во всех моделях, хотя критические комментарии показали только значимые авторегрессионные отношения в модели, затрагивающие эмоциональные проблемы матери и ребенка. Во всех моделях были обнаружены значимые пути авторегрессии для эмоциональных и поведенческих проблем ребенка.

    Для матерей положительные и критические комментарии во время 1 не предсказывали изменения эмоциональных и поведенческих проблем ребенка. Поведенческие проблемы ребенка во время 1 предсказывали изменение критических комментариев матерей, но не предвещали существенных изменений в положительных комментариях матерей.Эмоциональные проблемы ребенка во время 1 предсказывали изменение положительных комментариев с течением времени, но не предсказывали изменения в критических комментариях. Для отцов критические комментарии во время 1 не предсказывали существенных изменений в эмоциональных и поведенческих проблемах ребенка, но эмоциональные и поведенческие проблемы ребенка во время 1 предсказывали изменение критических комментариев отцов во время 2. Эмоциональные проблемы ребенка во время 1 не предсказывали изменения во времени. положительные комментарии отцов, но связь между поведенческими проблемами ребенка и изменениями в положительных комментариях отцов только приблизилась к значимости.Положительные комментарии отцов во время 1 предсказали изменение эмоциональных и поведенческих проблем во время 2.

    Обсуждение

    Результаты частично подтверждают гипотезы исследования. Отцовские депрессивные симптомы предсказывают эмоциональные и поведенческие проблемы детей в более позднем возрасте, даже с учетом исходных проблем детей, депрессивных симптомов матери, пола ребенка, образования и возраста родителей. Для матерей депрессивные симптомы были одновременно связаны с поведенческими проблемами у их детей, но не предсказывали такие проблемы в долгосрочном плане.Важно отметить, что депрессивные симптомы отцов были одновременно связаны с более эмоциональными проблемами у их детей только тогда, когда у матерей был высокий уровень депрессивных симптомов. Наше исследование не подтвердило гипотезу о том, что одновременная связь между родительскими депрессивными симптомами и исходами ребенка сильнее у детей одного пола. В долгосрочном плане, однако, взаимосвязь между депрессивными симптомами отцов на исходном уровне и более поздними исходами у детей ограничивалась полом и депрессивными симптомами матери.Для девочек более выраженные депрессивные симптомы отцов были связаны с более сильным ухудшением эмоциональных проблем, когда у матерей депрессивные симптомы были выше. Эти результаты согласуются с ограниченным количеством исследований, показывающих, что дети двух родителей с депрессией имеют худшие результаты по сравнению с детьми с одним или отсутствующим родителем с депрессией [13, 38]. Для мальчиков отцовские депрессивные симптомы на исходном уровне были связаны с большим ухудшением эмоциональных проблем, когда матери имели низкие баллы по депрессивным симптомам, в то время как депрессивные симптомы отцов были связаны с меньшим ухудшением эмоциональных проблем у мальчиков, когда их матери получали высокие баллы по депрессивным симптомам.Это открытие было неожиданным, и его трудно интерпретировать с помощью предыдущей теории. Однако эти взаимодействия следует интерпретировать с осторожностью, учитывая ограниченный размер выборки этого исследования. Взятые вместе, наши результаты подчеркивают важность принятия подхода к семейной единице при изучении психического здоровья ребенка, а также рассмотрения пола ребенка как потенциального модератора связи между депрессией родителей и неблагоприятными последствиями для ребенка. Что касается причинных процессов, теоретические модели и эмпирические исследования подчеркнули как генетические, так и средовые механизмы [14–15], которые могут объяснить связь между родительской депрессией и детской психопатологией.Недавние исследования показали, что депрессивные симптомы отца в 9 месяцев предсказывают проблемы с регуляцией эмоций у их детей в 7 лет, и эта связь объясняется конфликтными отношениями между отцом и ребенком в дошкольном возрасте [39]. Исследования также показывают, что связь между родительской депрессией и детской психопатологией может быть объяснена различными механизмами окружающей среды у депрессивных матерей и отцов [40]. Эти механизмы необходимо проверить в будущих исследованиях.

    Исследование предоставило ограниченную поддержку двунаправленной связи между положительными комментариями отцов и поведенческими проблемами детей.Положительные комментарии отцов во время 1 предсказывали изменение поведенческих проблем ребенка во время 2, но обратный путь от поведенческих проблем ребенка во время 1 к положительным комментариям отцов во время 2 только приблизился к значимости. Другими словами, были некоторые свидетельства того, что положительные комментарии отцов и поведенческие проблемы детей предсказывают друг друга с течением времени. Такой цикл обратной связи поддержит транзакционную модель [23]. Однако эти результаты следует интерпретировать с осторожностью, потому что путь от поведенческих проблем ребенка из Времени 1 к положительным комментариям отцов из Времени 2 был лишь тенденцией.Также стоит отметить, что эта двунаправленная ассоциация была основана на отчетах родителей о результатах их жизни, а не на реальных проблемах детей. Возможно, восприятие родителями более ранних проблем своих детей могло повлиять на их настроение и количество комментариев, которые они делают о своем ребенке. Наше исследование не подтвердило двунаправленные отношения для матерей, при этом не появилось никаких доказательств связи между исходами ребенка на исходном уровне и комментариями родителей при последующем наблюдении.Возможно, что родители по-разному влияют на своего ребенка и могут по-разному влиять на поведение ребенка. Влияют ли выраженные отцом и матерью эмоции и депрессия на психическое здоровье ребенка — важная тема для будущих исследований. Между критическими / положительными комментариями родителей и эмоциональными проблемами детей не было значительной двусторонней связи. Это может быть связано с тем, что реакция родителей на эмоциональные трудности своих детей может быть менее интенсивной, чем на поведенческие трудности, так что двунаправленные ассоциации возникают с меньшей вероятностью. Результаты исследования показали, что поведение ребенка было связано с изменением эмоциональных составляющих, выражаемых отцом и матерью, и обеспечило поддержку эффектов, обусловленных ребенком. Другими словами, несмотря на то, что мы предполагали влияние от родителей к ребенку, сложное поведение детей также может влиять на поведение родителей (то есть обратная причинность). Кроме того, положительные комментарии отцов предсказывали, что со временем у ребенка уменьшатся эмоциональные и поведенческие проблемы. Дети, чьи отцы часто отзываются положительно, могут воспитываться в более функциональной семейной среде и иметь лучшие отношения со своими отцами.Другие исследования также предоставили доказательства, подтверждающие положительное влияние отцов на жизнь их детей [41–43].

    Наконец, корреляционный анализ подтвердил отрицательную перекрестную связь между депрессивными симптомами матери и положительными комментариями матери во время 2, но не во время 1. Предыдущие исследования обнаружили связь между материнской депрессией и более выраженными эмоциями [30–31] но необходимы дальнейшие исследования, чтобы установить, существует ли последовательная связь.Положительные комментарии во время 1 также были в значительной степени связаны с положительными комментариями во время 2 как для матерей, так и для отцов, в то время как корреляция для критических комментариев между временами 1 и 2 была значимой только для матерей. В современной литературе нет единого мнения о стабильности выражаемых эмоций во времени. В продольном исследовании Richards et al. [44], не нашли подтверждения стабильности выражаемых эмоций. Авторы описали выраженные эмоции как «показатель мгновенного состояния» (стр. 9), который имеет тенденцию колебаться в зависимости от психопатологии и развития ребенка.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить стабильность выражаемых эмоций с течением времени.

    Исследование имело ряд ограничений. Выборка состояла из относительно хорошо образованных родителей, поэтому результаты следует с осторожностью распространять на другие группы населения. Родители самостоятельно сообщали о результатах у детей и о депрессивных симптомах с помощью анкет, так что их отчеты могут быть предметом разницы в общих методах. Родители, страдающие депрессией, могли сообщать о более высоком уровне эмоциональных и поведенческих проблем у детей [45–46].Будущие исследования должны включать независимые отчеты об эмоциональных и поведенческих проблемах ребенка. Хотя результаты статистически значимы, коэффициенты детерминации (R-квадрат), показывающие, насколько хорошо эти данные соответствуют моделям, невелики, что позволяет предположить, что родительская депрессия является одним из нескольких факторов (экологических и генетических), которые предсказывают увеличение проблем у их детей. В этом исследовании влияние материнской и отцовской депрессии на проблемы ребенка также было небольшим, по мнению Коэна [47], но сравнимо с эффектами, обнаруженными в других исследованиях [48].Наконец, эмоции, выраженные родителями (положительные и критические комментарии), были выражены в присутствии исследователя и, следовательно, могли не отражать их отношения с детьми в уединении их собственного дома. Однако эмпирические данные показывают, что родители, получившие высокие баллы по критическому параметру выражаемых эмоций, проявляли больше негатива, резкости и безразличия во взаимодействии со своими детьми [49]. Несмотря на ограничения, исследование имеет заметные сильные стороны. Он оценивал переменные исследования в долгосрочном плане, включал как матерей, так и отцов, а образцы речи, используемые для измерения выраженных эмоций, были закодированы без учета характеристик родителей.

    Заключение

    Депрессивные симптомы отцов были одновременно связаны с эмоциональными проблемами у их детей только тогда, когда у матерей был высокий уровень депрессивных симптомов. Депрессивные симптомы отца также предсказывали рост эмоциональных и поведенческих проблем у их детей при контроле материнских депрессивных симптомов и других важных факторов. Имеется ограниченное количество свидетельств двунаправленной связи между положительными комментариями отцов и поведенческими проблемами детей, но никакие другие двунаправленные связи не имеют значения для матерей и отцов.Если результаты будут воспроизведены в будущих исследованиях, они будут иметь большое теоретическое и клиническое значение. Теоретически результаты подчеркивают важность учета психического здоровья обоих родителей при изучении результатов ребенка и предоставляют ограниченную поддержку транзакционным моделям, в которых родители и дети влияют на поведение друг друга. С клинической точки зрения, результаты подчеркивают важность скрининга и лечения депрессии у обоих родителей, а не сосредоточения внимания на матери, только если, конечно, есть доступные услуги.Эти вмешательства и услуги могли бы стать более эффективными, если бы были адресованы как матерям, так и отцам [50].

    Благодарности

    Авторы выражают благодарность всем семьям, принявшим участие в исследовании.

    Ссылки

    1. 1.
      Алинк Л. Р., Месман Дж., Ван Зейл Дж., Столк М. Н., Джуффер Ф., Кут Х. М.,… Ван Айзендорн М. Х. Кривая агрессии в раннем детстве: Развитие физической агрессии у детей в возрасте от 10 до 50 месяцев. Развитие ребенка. 2006; 77: 954–966.pmid: 16942499
    2. 2.
      Бриггс-Гован М.Дж., Картер А.С., Боссон-Хинан Дж., Гуйер А.Э., Хорвиц С.М. Временны ли социально-эмоциональные и поведенческие проблемы у младенцев? Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2006; 45: 849–858. pmid: 16832322
    3. 3.
      Кэмпбелл С.Б. Проблемы поведения у детей дошкольного возраста: обзор последних исследований. Журнал детской психологии и психиатрии. 1995; 36: 113–149. pmid: 7714027
    4. 4.
      Эггер Х.Л., Ангольд А.Общие эмоциональные и поведенческие расстройства у детей дошкольного возраста: проявление, нозология, эпидемиология. Журнал детской психологии и психиатрии. 2006; 47: 313–337. pmid: 16492262
    5. 5.
      Фергюссон Д.М., Хорвуд Л.Дж., Риддер Е.М. Покажите мне ребенка в семь лет: последствия проблем с поведением в детстве для психосоциального функционирования во взрослом возрасте. Журнал детской психологии и психиатрии. 2005; 46: 837–849. pmid: 16033632
    6. 6.
      Месман Дж., Кут Х.М. Ранние дошкольные предикторы интернализации и экстернализации диагнозов DSM-IV в предподростковом возрасте.Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2001; 40: 1029–1036. pmid: 11556626
    7. 7.
      Bufferd SJ, Dougherty LR, Olino TM, Dyson MW, Laptook RS, Carlson GA и др. Предикторы возникновения депрессии у детей младшего возраста: многометодное, многоинформативное продольное исследование в возрасте от 3 до 6 лет. Журнал детской психологии и психиатрии. 2014; 55: 1279–1287. pmid: 24828086
    8. 8.
      Лавин СП, Гиббонс Р.Д., Кристоффель К.К., Аренд Р., Розенбаум Д., Биннс Х.,… Айзекс К.Показатели распространенности и корреляты психических расстройств среди детей дошкольного возраста. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 1996; 35: 204–214.
    9. 9.
      Goodman SH, Rouse MH, Connell AM, Broth MR, Hall CM, Heyward D. Материнская депрессия и детская психопатология: метааналитический обзор. Обзор клинической детской семейной психологии. 2011; 14: 1-27. pmid: 21052833
    10. 10.
      Гарфилд К.Ф., Дункан Дж., Руцон Дж., Макдейд Т.В., Адам Е.К., Коли Р.Л., Чейз-Лэнсдейл, П.Л.(2014). Лонгитюдное исследование психического здоровья отца во время перехода к отцовству в молодом возрасте. Педиатрия. 2014; 133: 836–843. pmid: 24733877
    11. 11.
      Рамчандани П., Стейн А., Эванс Дж., О’Коннор Т.Г. Отцовская депрессия в послеродовой период и развитие ребенка: проспективное популяционное исследование. Ланцет. 2005; 365: 2201–2205. pmid: 15978928
    12. 12.
      Полсон Дж. Ф., Баземор С. Д.. Пренатальная и послеродовая депрессия у отцов и ее связь с материнской депрессией: метаанализ. Журнал Американской медицинской ассоциации. 2010; 303: 1961–1969. pmid: 20483973
    13. 13.
      Номура Ю., Уорнер В., Викрамаратн П. Родители согласны с большим депрессивным расстройством и влиянием психопатологии на потомство. Психологическая медицина. 2001; 31: 1211–1222. pmid: 11681547
    14. 14.
      Гудман Ш. Депрессия у матери. Ежегодный обзор клинической психологии. 2007; 3: 107–135. pmid: 17716050
    15. 15.
      Рамчандани П., Психогиу Л. Психические расстройства отца и психосоциальное развитие детей.Ланцет. 2009; 374: 646–653. pmid: 19411102
    16. 16.
      Lovejoy MC, Graczyk PA, O’Hare E, Neuman G. Материнская депрессия и поведение родителей: метааналитический обзор. Обзор клинической психологии. 2000; 20: 561–592. pmid: 10860167
    17. 17.
      McLearn KT, Minkovitz CS, Strobino DM, Marks E, Hou W. Сроки материнских депрессивных симптомов и родительская практика матери с маленькими детьми: значение для педиатрической практики. Педиатрия. 2006; 118: e174 – e182. pmid: 16818531
    18. 18.Полсон JF, Dauber S, Leiferman JA. Индивидуальные и комбинированные эффекты послеродовой депрессии у матерей и отцов на поведение родителей. Педиатрия. 2006; 118: 659–668. pmid: 16882821
    19. 19.
      Уилсон С., Дурбин К.Э. Влияние отцовской депрессии на родительское поведение отцов: метааналитический обзор. Обзор клинической психологии. 2010; 30: 167–180. pmid: 19926376
    20. 20.
      Денхэм С.А., Уоркман Э., Коул П.М., Вайсброд С., Кендзиора К.Т., Зан-Векслер С. Прогнозирование экстернализации поведенческих проблем с раннего до среднего детства: роль родительской социализации и выражения эмоций.Развитие и психопатология. 2000; 12: 23–45. pmid: 10774594
    21. 21.
      Рамчандани П.Г., Домони Дж., Сетна В., Психоджиу Л., Влахос Г., Мюррей Л. Предсказывают ли ранние взаимодействия отца и ребенка начало экстернализирующего поведения у маленьких детей? Результаты продольного когортного исследования. Журнал детской психологии и психиатрии. 2013; 54: 56–64. pmid: 22808985
    22. 22.
      Андерсон К.Е., Литтон Х., Ромни Д.М. Взаимодействие матерей с нормальными мальчиками и мальчиками с нарушением поведения: кто на кого влияет? Развивающая психология.1986; 22: 604–609.
    23. 23.
      Самерофф А. Транзакционные модели в ранних социальных отношениях. Развитие человека. 1975; 18: 65–79.
    24. 24.
      Комбс-Ронто Л.А., Олсон С.Л., Лункенхаймер Е.С., Самерофф А.Дж. Взаимодействие материнского воспитания и деструктивного поведения детей в раннем возрасте: двунаправленные ассоциации при переходе от дошкольного образования к поступлению в школу. Журнал аномальной детской психологии. 2009; 37: 1151–1163. pmid: 19533326
    25. 25.
      Lansford JE, Criss MM, Laird RD, Shaw DS, Pettit GS, Bates JE, Dodge KA Взаимные отношения между физической дисциплиной родителей и экстернализирующим поведением детей в среднем детстве и подростковом возрасте.Развитие и психопатология. 2011; 23: 225–238. pmid: 21262050
    26. 26.
      Шихан MJ, Уотсон MW. Взаимное влияние методов материнского воспитания и агрессии у детей и подростков. Агрессивное поведение. 2008; 34: 245–255. pmid: 18085532
    27. 27.
      Вон С., Лефф Дж. Измерение выраженных эмоций в семьях психиатрических пациентов. Британский журнал социальной и клинической психологии. 1976; 15: 157–165. pmid: 938822
    28. 28.Картрайт К.Л., Битсаку П., Дейли Д., Грамцов Р.Х., Психогиоу Л., Симонов Е.,… Сонуга-Барке Е.Дж. Разделение ребенка и семьи влияет на эмоции, выражаемые матерью по отношению к детям с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2011; 50: 1042–1053. pmid: 21961778
    29. 29.
      Musser ED, Karalunas SL, Dieckmann N, Peris TS, Nigg JT. Траектории развития синдрома дефицита внимания / гиперактивности, связанные с эмоциями родителей.Журнал аномальной психологии. 2016; 125: 182–195. pmid: 26854504
    30. 30.
      Psychogiou L, Netsi E, Sethna V, Ramchandani PG. Выраженная эмоция как оценка семейного окружения с матерями и отцами годовалых детей. Ребенок: уход, здоровье и развитие. 2013; 39: 703–709.
    31. 31.
      Рогош Ф.А., Чиккетти Д., Тот С.Л. Выраженные эмоции в нескольких подсистемах семей малышей с депрессивными матерями. Развитие и психопатология. 2004; 16: 689–709.pmid: 15605632
    32. 32.
      Спитцер Р., Кроенке К., Уильямс Дж. Проверка и полезность версии PRIME-MD с самоотчетом: исследование первичной медико-санитарной помощи PHQ. Журнал Американской медицинской ассоциации, 1999; 282: 1737–1744.
    33. 33.
      Psychogiou L, Legge K, Parry E, Mann J, Nath S, Ford T, Kuyken W. Самосострадание и воспитание у матерей и отцов с депрессией. Внимательность. 2016; 7: 896–908. pmid: 27429666
    34. 34.
      Горман Л., О’Хара М., TCS-PND Group.Адаптация структурированного клинического интервью для расстройств DSM-IV для оценки депрессии у женщин во время беременности и после родов в разных странах и культурах. Британский журнал психиатрии. 2004; 184: 17–23.
    35. 35.
      Марс Б., Коллишоу С., Смит Д., Тапар А., Поттер Р., Селлерс Р.,… Тапар А. Потомство родителей с рецидивирующей депрессией: какие особенности индекса риска родительской депрессии для психопатологии потомства ?. Журнал аффективных расстройств. 2012; 136: 44–53. pmid: 21962850
    36. 36.Дейли Д., Сонуга-Барке EJS, Томпсон М. Оценка выраженных эмоций у матерей дошкольных детей с AD / HD: Психометрические свойства модифицированного речевого образца. Британский журнал клинической психологии. 2003; 42: 53–67. pmid: 12675979
    37. 37.
      Ахенбах Т, Рескорла Л.А. Руководство для дошкольных форм и профилей ASEBA. Берлингтон, Вермонт: Университет Вермонта, Исследовательский центр для детей, молодежи и семьи; 2000.
    38. 38.
      Бреннан П.А., Хаммен К., Андерсен М.Дж., Бор В., Наджман Д.М. , Уильямс Г.М.(2000). Хроничность, тяжесть и время появления депрессивных симптомов у матери: взаимосвязь с результатами у ребенка в возрасте 5 лет. Психология развития. 2000; 36: 759–766. pmid: 11081699
    39. 39.
      Nath S, Russell G, Kuyken W., Psychogiou L, Ford T. Опосредует ли конфликт отца и ребенка связь между отцовскими послеродовыми депрессивными симптомами и проблемами адаптации детей в 7 лет? Психологическая медицина. 2016; 46: 1719–1733. pmid: 26965923
    40. 40.
      Гутьеррес-Гальве Л., Стейн А., Ханингтон Л., Херон Дж., Рамчандани П.Отцовская депрессия в послеродовой период и развитие ребенка: медиаторы и модераторы. Педиатрия. 2015; 135: e339 – e347. pmid: 25560437
    41. 41.
      Кабрера, штат Нью-Джерси, Шеннон, Д. Д., Тамис-ЛеМонда К. (2007). Влияние отцов на когнитивное и эмоциональное развитие их детей: от малышей до дошкольных. Прикладная наука о развитии. 2007; 11: 208–213.
    42. 42.
      Кролл М.Э., Карсон С., Редшоу М., Куигли, Массачусетс. Вовлечение отца в раннем возрасте и последующее поведение детей в возрасте 3, 5 и 7 лет: перспективный анализ когортного исследования тысячелетия в Великобритании.PloS one; 2016: 11 (9), e0162339. pmid: 27654635
    43. 43.
      Лэмб М.Э. (2010). Как отцы влияют на развитие детей? Позвольте мне посчитать пути. В Lamb ME (ред.), Роль отца в развитии ребенка. (стр.1–26) Wiley.
    44. 44.
      Richards JS, Vásquez AA, Rommelse NN, Oosterlaan J, Hoekstra PJ, Franke B, et al. Последующее исследование материнских эмоций, выраженных по отношению к детям с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ): связь с серьезностью и постоянством СДВГ и сопутствующей патологией.Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2014; 53: 311–319. pmid: 24565358
    45. 45.
      Фергюссон Д.М., Лински М.Т., Хорвуд Л.Дж. Влияние материнской депрессии на материнские оценки поведения ребенка. Журнал аномальной детской психологии. 1993; 21: 245–269. pmid: 8335763
    46. 46.
      Chi TC, Hinshaw SP. Отношения матери и ребенка у детей с СДВГ: роль материнских депрессивных симптомов и связанных с депрессией искажений. Журнал аномальной детской психологии.2002; 30: 387–400. pmid: 12109489
    47. 47.
      Коэн Дж. Праймер для начинающих. Психологический бюллетень. 1992; 112: 155–159. pmid: 19565683
    48. 48.
      Ringoot AP, Tiemeier H, Jaddoe VW, So P, Hofman A, Verhulst FC, Jansen PW. Родительская депрессия и благополучие детей: самоотчеты маленьких детей помогли устранить предвзятость в отчетах родителей. Журнал клинической эпидемиологии. 2015; 68: 928–938. pmid: 25

    49. 8
    50. 49.
      Маккарти, Калифорния, Лау А.С., Валерий С.М., Вайс-младший.Взаимодействие родителей и детей в отношении критических и эмоционально чрезмерно выраженных эмоций (ЭЭ): является ли ЭЭ косвенным признаком поведения? Журнал аномальной детской психологии. 2004; 32: 83–93. pmid: 14998113
    51. 50.
      Пантер-Брик С., Берджесс А., Эггерман М., Макаллистер Ф., Прутт К., Лекман Дж. Ф. Обзор практикующего специалиста: привлечение отцов — рекомендации по изменению правил игры для родителей, основанные на систематическом обзоре мировых данных. Журнал детской психологии и психиатрии.2014; 55: 1187–1212. pmid: 24980187

    2 Знания, отношения и методы воспитания | Вопросы воспитания: поддержка родителей детей в возрасте 0-8 лет

    Химан, М.И., Моффат, М., Эллиотт, Л., Меч, В., Хелева, М.Э., Моррис, Х., Грегори, П., Тьяден, Л., и Кук, К. (2014). Барьеры, мотиваторы и помощники, связанные с использованием дородовой помощи среди женщин из городских районов в Виннипеге, Канада: исследование случай-контроль. BMC по беременности и родам, 14 (1), 1.

    Хек, К.Е., Бравеман, П., Куббин, К., Чавес, Г.Ф., Кили, Д.Л. и Чарес, Г.Ф. (2006). Социально-экономический статус и начало грудного вскармливания среди матерей Калифорнии. Отчеты об общественном здравоохранении, 121 (1), 51-59.

    Хендрикс, С. (2013). Конец порки. The Washington Post Magazine, 3 января. Доступно: https://www.washingtonpost.com/lifestyle/magazine/the-end-of-spanking/2013/01/02/d328cf1e-3273-11e2-bb9b-288a310849ee_story.html [ Май 2016].

    Hensen, L.E.(2005). Азбука раннего математического опыта. Обучение детей математике, 12 (4), 208.

    Хеншоу, Э.Дж., Фрид, Р., Сискинд, Э., Ньюхаус, Л., и Купер, М. (2015). Самоэффективность грудного вскармливания, настроение и результаты грудного вскармливания у первородящих женщин. Журнал человеческой лактации, 31 (3), 511-518.

    Герберт, С.Д., Харви, Э.А., Робертс, Дж. Л., Вичовски, К., и Луго-Канделас, К. (2013). Рандомизированное контролируемое исследование программы обучения родителей и эмоциональной социализации для семей с гиперактивными детьми дошкольного возраста.Поведенческая терапия, 44 (2), 302-316.

    Hess, C.R., Teti, D.M., and Hussey-Gardner, B. (2004). Самоэффективность и воспитание детей из группы высокого риска: регулирующая роль знаний родителей о развитии ребенка. Журнал прикладной психологии развития, 25 (4), 423-437.

    Hildyard, K.L., and Wolfe, D.A. (2002). Безнадзорность ребенка: проблемы развития и результаты. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 26 (6), 679-695.

    Hill, A.J. (2002). Проблемы развития в отношении к пище и диете.Труды Общества питания, 61 (2), 259-266.

    Хилл, Х.А., Элам-Эванс, Л.Д., Янки, Д., Синглтон, Дж. А., и Коласа, М. (2015). Охват вакцинацией детей в возрасте 19–35 месяцев на национальном уровне, уровне штата и отдельных районах — США, 2014 г. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 64 (33), 889–896.

    Хиндман, А. Х., Коннор, К.М., Джьюкс, А.М., и Моррисон, Ф.Дж. (2008). Распутывание последствий совместного чтения книг: множественные факторы и их связи с результатами дошкольной грамотности.Ежеквартальное исследование детей младшего возраста, 23 (3), 330-350.

    Хирш-Пасек, К., Адамсон, Л.Б., Бакеман, Р., Оуэн, М.Т., Голинкофф, Р.М., Пейс, А., Юст, П.К., и Сума, К. (2015). Вклад качества раннего общения в языковую успеваемость детей из малообеспеченных семей. Психологическая наука, 26 (7), 1071-1083.

    Хо, Дж., Йе, М., МакКейб, К., и Лау, А. (2012). Восприятие приемлемости обучения родителей среди родителей-иммигрантов из Китая: вклад культурных факторов и клинических потребностей.Поведенческая терапия, 43 (2), 436-449.

    Э. Хофф (2003). Специфика влияния окружающей среды: социально-экономический статус влияет на раннее развитие словарного запаса через материнскую речь. Развитие ребенка, 74 (5), 1368-1378.

    Хофстеттер, А.М., Варгас, С.Ю., Камарго, С., Холлеран, С., Водри, Д.К., Харбанда, Э.О., и Стоквелл, М.С. (2015). Влияние отсроченной вакцинации детей против гриппа: рандомизированное контролируемое испытание напоминаний с помощью текстовых сообщений. Американский журнал профилактической медицины, 48 (4), 392-401.

    Horta, B.L., and Victora, C.G. (2013). Долгосрочные эффекты грудного вскармливания: систематический обзор. Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения.

    Ховард, Б.Дж. (1996). Консультирование родителей по вопросам дисциплины: что работает. Педиатрия, 98 (4), 809-815.

    Хуанг, К.-Й., Кауи, М.О.Б., Женевро, Д.Л., и Миллер, Т.Л. (2005). Материнские знания о развитии ребенка и качестве воспитания у белых, афроамериканских и латиноамериканских матерей. Журнал прикладной психологии развития, 26 (2), 149-170.

    Hughes, C. H., Ensor, R.A. (2007). Управляющая функция и теория разума: предсказательные отношения от 2 до 4 лет. Психология развития, 43 (6), 1447-1559.

    Влияние отца на развитие ребенка | Услуги по профилактике, лечению и социальному обеспечению жестокого обращения с детьми

    День отца — это время, когда мы отмечаем отцов и их личностей и их вклад в дело своих детей и общества в целом. Дети, у которых есть активные и активные отцы, получают огромные преимущества в детстве и юности.Проект «Отцовство», некоммерческая программа отцовства, направленная на улучшение здоровья и благополучия детей и семей за счет расширения прав и возможностей отцов быть осведомленными, активными и эмоционально вовлеченными со своими детьми, исследовала конкретные последствия участия отца в разных детствах. этапы развития.

    Вот 10 важных фактов, которые были собраны в ходе их исследования:

    10 фактов о помолвке с отцом
    1. Отцы и младенцы могут быть одинаково привязаны, как матери и младенцы.Когда оба родителя связаны с ребенком, младенцы привязаны к обоим родителям с самого начала жизни.
    2. Участие отца связано с положительными последствиями для здоровья детей грудного возраста, такими как увеличение веса у недоношенных детей и улучшение показателей грудного вскармливания. [2]
    3. Участие отца, использующее авторитетное воспитание (любящее, с четкими границами и ожиданиями), приводит к лучшим эмоциональным, академическим, социальным и поведенческим результатам для детей.
    4. Дети, которые чувствуют близость со своим отцом: в два раза чаще, чем те, кто не поступит в колледж или не найдет стабильную работу после школы, на 75% меньше вероятность рождения подростка, на 80% меньше вероятность провести время в тюрьме, и вдвое реже испытывают множественные симптомы депрессии.
    5. Отцы играют решающую роль в развитии ребенка. Отсутствие отца препятствует развитию с раннего младенчества до детства и до взрослой жизни. Психологический вред отсутствия отца, испытанный в детстве, сохраняется на протяжении всей жизни.
    6. Качество взаимоотношений отца и ребенка имеет большее значение, чем конкретное количество часов, проведенных вместе. Отцы-нерезиденты могут оказывать положительное влияние на социальное и эмоциональное благополучие детей, а также на успеваемость и адаптацию к поведению.
    7. Высокий уровень участия отца коррелирует с более высоким уровнем общительности, уверенности и самоконтроля у детей. Дети с вовлеченными отцами с меньшей вероятностью будут вести себя плохо в школе или проявлять рискованное поведение в подростковом возрасте.
    8. Дети с активно вовлеченными отцами: на 43% больше шансов получить пятерку в школе и на 33% меньше вероятность повторять класс, чем у детей без помолвленных отцов.
    9. Привлечение отца снижает частоту поведенческих проблем у мальчиков, а также снижает преступность и экономическое положение в семьях с низким доходом.
    10. Привлечение отца снижает психологические проблемы и снижает уровень депрессии у молодых женщин.

    В целом отцы и отцы могут иметь существенное влияние. Подобно тому, как участие отца имеет много положительных аспектов, его отсутствие также может иметь пагубные последствия.

    Отсутствие отца

    Согласно отчету ЮНИСЕФ о благополучии детей в экономически развитых странах за 2007 год, дети в США, Канаде и США.К. занимают крайне низкое положение в отношении социального и эмоционального благополучия в частности. Было исследовано множество теорий, чтобы объяснить плохое положение детей нашей страны. Однако фактор, который в значительной степени игнорируется, особенно среди разработчиков политики в отношении детей и семьи, — это распространенность и разрушительные последствия отсутствия отца в жизни детей.

    Во-первых, исследования неоднократно показывают, что дети, у которых в доме нет отца, сильно страдают. Еще до рождения ребенка отношение их отца к беременности, поведению в дородовой период и отношениям между отцом и матерью может косвенно влиять на риск неблагоприятных исходов родов. Исследования показывают, что в раннем детстве дети школьного возраста, у которых были хорошие отношения со своими отцами, с меньшей вероятностью испытывали депрессию, демонстрировали деструктивное поведение или лгали. В целом, они были гораздо более склонны к просоциальному поведению.

    В подростковом возрасте наличие домов без отца имеет невероятные последствия, поскольку эти дети с большей вероятностью испытают на себе последствия бедности. Бывший президент Джордж Буш даже затронул эту проблему, находясь у власти, заявив: «За последние четыре десятилетия безотцовщина превратилась в одну из наших величайших социальных проблем.Мы знаем, что детям, которые растут с отсутствующими отцами, может быть нанесен серьезный ущерб. Они с большей вероятностью окажутся в бедности или бросят школу, станут зависимыми от наркотиков, родят ребенка вне брака или попадут в тюрьму. Безотцовщина — не единственная причина всего этого, но наша страна должна признать, что это важный фактор ».

    Говоря языком повествования, многие люди могут подтвердить тот факт, что нельзя отрицать долговременное влияние отца на жизнь ребенка. Многие признали бы, что боролись с чувством покинутости и низкой самооценкой из-за отсутствия в их жизни отцовской любви.Некоторые обратились к наркотикам, алкоголю, рискованным сексуальным действиям, нездоровым отношениям или другим деструктивным формам поведения, чтобы заглушить боль безотцовщины.

    Хотя отсутствие отца не является изолированным фактором риска, оно определенно может сказаться на развитии детей. Это важно принять к сведению, поскольку многие утверждают, что одна родительская роль важнее другой. Это просто не соответствует действительности.

    Согласно Psychology Today, исследователи подтвердили эти рассказы.Отсутствие отца у детей приводит к катастрофическим последствиям по ряду показателей:

    1. Заниженная самооценка детей и скомпрометированная физическая и эмоциональная безопасность (дети постоянно сообщают, что чувствуют себя брошенными, когда их отцы не участвуют в их жизни, борются со своими эмоциями и эпизодическими приступами ненависти к себе)
    2. Поведенческие проблемы (дети без отца имеют больше трудностей с социальной адаптацией и более склонны сообщать о проблемах с дружбой и проявлять поведенческие проблемы; у многих развивается чванливая, пугающая личность в попытке замаскировать свои основные страхи, обиды, беспокойство и несчастье)
    3. Прогулы и плохая успеваемость (71 процент бросивших школу являются сиротами; дети, оставшиеся без отца, имеют больше проблем в учебе, плохо успевают по тестам по чтению, математике и мышлению; дети из отцов, отсутствующих дома, с большей вероятностью будут прогуливать школу, с большей вероятностью будут исключены из школы, с большей вероятностью бросят школу в возрасте 16 лет и с меньшей вероятностью получат академическую и профессиональную квалификацию в зрелом возрасте)
    4. Преступность и преступления среди молодежи, включая насильственные преступления (у 85 процентов молодых людей в тюрьмах отсутствует отец; дети, оставшиеся без отца, с большей вероятностью совершат правонарушение и попадут в тюрьму, как взрослые)
    5. Беспорядочные половые связи и подростковая беременность (дети, оставшиеся без отца, с большей вероятностью будут испытывать проблемы с сексуальным здоровьем, включая большую вероятность вступить в половую связь до 16 лет, отказаться от контрацепции во время первого полового акта, стать родителями-подростками и заразиться инфекциями, передающимися половым путем; девочки проявляют объектный голод по мужчинам, и, эгоцентрически переживать эмоциональную потерю своих отцов как отвержение их, становятся восприимчивыми к эксплуатации со стороны взрослых мужчин)
    6. Злоупотребление наркотиками и алкоголем (дети, оставшиеся без отца, чаще курят, употребляют алкоголь и злоупотребляют наркотиками в детстве и в зрелом возрасте)
    7. Бездомность (у 90 процентов беглых детей отсутствует отец)
    8. Эксплуатация и жестокое обращение (дети, оставшиеся без отца, подвергаются большему риску физического, эмоционального и сексуального насилия и в пять раз чаще подвергаются физическому насилию
    9. Жестокое обращение и эмоциональное обращение с риском жестокого обращения со смертельным исходом в сто раз выше; недавнее исследование показало, что дошкольники, живущие без обоих своих биологических родителей, в 40 раз чаще подвергаются сексуальному насилию)
    10. Проблемы с физическим здоровьем (дети без отца сообщают о значительно большем количестве психосоматических симптомов и болезней, таких как острая и хроническая боль, астма, головные боли и боли в животе)
    11. Расстройства психического здоровья (дети, отсутствующие отцом, постоянно преобладают по широкому кругу проблем психического здоровья, особенно тревоге, депрессии и самоубийству)
    12. Жизненные шансы (взрослые дети без отца чаще сталкиваются с безработицей, имеют низкие доходы, остаются на социальной помощи и становятся бездомными)
    13. Отношения в будущем (отец, у которого отсутствуют дети, как правило, раньше вступают в партнерские отношения, с большей вероятностью разводятся или расторгнут сожительские союзы и с большей вероятностью будут иметь детей вне брака или вне любого партнерства)
    14. Смертность (дети, оставшиеся без отца, чаще умирают в детстве и живут в среднем на четыре года меньше в течение всей жизни)

    Советы для пап

    Пап! Жизненно важно, чтобы вы прилагали все усилия, чтобы активно участвовать в жизни своего ребенка, независимо от того, живете ли вы с ним в одном доме или нет. Вот несколько отличных способов наладить здоровое и позитивное взаимодействие со своими детьми (адаптировано из «Дилеммы современного папы»):

    1. Положительно говорите об их матери и о ней. Так важно быть на одной волне с их матерью в том, какой вы хотите видеть свою роль и как она будет выглядеть. Это особенно важно в ситуациях, когда отношения разрываются из-за развода или разлуки. Будьте ясны и уважительны, подчеркивая свое желание быть активным отцом для своих детей.Также положительно отзывайтесь о ней перед своими детьми! Иногда у вас могут быть разногласия, но ваш ребенок должен знать, что вы уважаете его мать. Они такие же ее дети, как и их! Плохой отзыв об их матери только испортит ваши отношения с ними.
    2. Создайте видение участия в отцовстве. Что, по вашему мнению, ваши дети скажут о вас как об отце через двадцать лет? Как вы надеетесь, они не скажут? Ответы на эти вопросы помогут вам прояснить свое понимание цели как отца и помогут вам принять важные решения в отношении собственных детей.Как туда попасть?
    3. Будьте мостом между собственным отцом и детьми. Независимо от того, считаете ли вы своего отца (или мать) образцом для воспитания детей, наследие наших родителей, к лучшему или к худшему, живет внутри каждого из нас. Вот почему так важно исследовать и понимать наследие своей семьи, особенно ваши отношения с отцом. Как вы передадите своим детям положительные стороны ваших отношений с отцом? Как вы избежите повторения негативных аспектов ваших отношений с отцом?
    4. Установить ритуал времени папы.Один из способов регулярно проводить с ребенком позитивное время — создать ритуальное время для папы. Это не заменяет более частые ритуалы, такие как ведение детей в школу или чтение им перед сном. Собирайтесь вместе как отец / ребенок не реже одного раза в месяц. Минимум в течение одного-двух часов и только с одним ребенком за раз (это может быть сложно для больших семей, но это важно для построения отношений один на один). Выберите занятие, с которым вы оба согласны. Вы можете позволить своему ребенку выбирать или менять того, кто решает.Мы не рекомендуем руководящих решений, за исключением случаев крайнего сопротивления. Убедитесь, что вы разговариваете вместе. Использование «динамичных разговоров» (например, стрельба в корзину или видеоигры во время разговора) — это прекрасно, но мужчинам также необходимо моделировать диалог лицом к лицу для детей всех возрастов. Вам не всегда нужно отвлекаться! Быть последовательным. Ритуал не обязательно должен проводиться в один и тот же день каждый месяц, но убедитесь, что это происходит, чтобы ваш ребенок мог рассчитывать на него. Попробуйте запланировать следующий ритуал в конце каждого раза вместе!
    5. Знай своих детей.Каждый ребенок жаждет интереса, внимания и присутствия своих основных опекунов. Им нужно, чтобы вы знали, кто они как уникальные личности, а не как сосуды для наших собственных грандиозных планов или нереализованных мечтаний. Став экспертом в жизни своих детей — зная, что означает определенное выражение их лица, как лучше всего их уснуть, кто их друзья, что они делают в школе, что вызывает у них стресс, — вы отправляете четкое и мощное сообщение о том, что они достойны вашего времени, интереса и внимания.
    6. Будьте известны своим детям. Рассказывая детям, вы можете больше узнать о вас — это отличный способ укрепить вашу связь. Какими вы были в возрасте вашего ребенка? Какие ошибки вы сделали? Как вы справлялись со смущением? Какими были родители ваших друзей? Истории не только очеловечивают вас и дают детям представление об их происхождении, но также могут быть эффективным способом начать содержательный диалог с вашим ребенком.

    Здесь, в Детском бюро, мы надеемся, что вы признаете свою огромную ценность как отца! Вы действительно можете изменить жизнь своих детей, и польза от этого будет долгой! Ознакомьтесь с нашей программой Dads Matter, которая предоставляет отцам и отцам жизненно важные инструменты, ресурсы и поддержку для воспитания своих детей. Папы, мы ценим вас больше, чем вы думаете!

    Предиктор совместимости по группе крови | Fairfax Cryobank Sperm Bank

    Определение совместимости по группе крови

    Перед выбором донора спермы предскажите свою группу крови и совместимость по резус-фактору

    При выборе донора спермы важно учитывать совместимость вашей группы крови. Его группа крови вместе с группой крови матери может использоваться для прогнозирования возможных групп крови их потомства. Пожалуйста, проконсультируйтесь со своим врачом по любым вопросам совместимости по ABO или Rh при будущей беременности.Женщинам с резус-фактором, которые выбирают донора с резус-фактором +, может потребоваться лечение препаратом Рогам во время беременности. Перед началом работы важно обсудить это со своим врачом.

    Таблицы предикторов группы крови и резус-совместимости
    Группа крови Мать
    Отец A B AB60 или O AB, A, B или O AB или A или B A или O
    B AB, A, B или O B или O AB или A или B B или O
    AB AB или A или B AB или A или B AB или A или B A или B
    O A или O B или O A или B O
    Pos

    908 50 Pos (+) или Neg (-)

    Rh Factor Мать
    Отец Neg (-)
    Отриц. (-)
    Pos (+) Pos (+) или Neg (-) Pos (+) или Neg (-)

    Примечание. мать Rh-, а донор Rh +, рекомендуется Rhogam.

    Пожалуйста, проконсультируйтесь со своим врачом по любым вопросам совместимости по ABO или Rh при будущей беременности. Женщинам с резус-фактором, которые выбирают донора с резус-фактором +, может потребоваться лечение препаратом Рогам во время беременности.