Отзывы имя злата: Девушки с редкими именами, как вам живется?

Значение имени Злата для девочки, характер и судьба.

Женское имя Злата по происхождению южнославянское. Буквальная трактовка этого имени звучит как «золотко», «злато», «золотая». И к слову, это имя в обиход на территории нынешних стран СНГ вошло только недавно…

Русское женское имя Злата пользуется сегодня, к сожалению, не большим спросом, но несмотря на это, является довольно-таки неплохим вариантом имени для девочки. Более того, оно представляет собою не просто очередную вариацию имени, а имя с сильнейшей энергетической аурой.

Имя Злата: Значение и характеристика
Происхождение имени Златаюжнославянское
Буквальная трактовка«золотко» или «золотая»
Страны первичного появленияСербская или Болгарская республики
Ангел хранитель и покровитель имени:Великомученица Злата Могленская

Популярность: В рейтинге популярных женских имен имя Злата занимает 41-43 позиции и приходится на 5-7 девочек из 1000 новорожденных.

Разговорные варианты: Лата

Современные английские аналоги: Златэ, Злотэ

Интересное про имя Злата: В переводе на греческий язык имя Злата звучит как Хриса, в то время как большинство имен звучит схоже с оригинальными вариациями.

Как влияет значение имени на судьбу: карма

Значение имени Злата: карма, характер и судьба

Значение имени Златослава — Тайна имени — Женское

Значение имени Злата — Тайна имени

Что означает имя Злата?

Где популярно имя Злата?

Международные интересы для Златы

Интерес основан на том, сколько людей просмотрели это имя из каждой страны, и масштабируется на основе общего количества просмотров в каждой стране, так что большие страны не всегда проявляют наибольший интерес.
Темно-синий цвет на карте означает, что люди в стране с большей вероятностью будут искать это имя.

Более длинные столбцы на гистограмме указывают на то, что жители страны больше заинтересованы в этом имени.Не все страны, проявившие интерес к названию, перечислены на гистограмме.

Популярность в США

Просматривайте популярные имена по штатам или регионам.

NortheastMidwestSouthWestNew EnglandMideastGreat LakesPlainsSoutheastSouthwestRocky MountainFar WestAlabamaAlaskaArizonaArkansasCaliforniaColoradoConnecticutDelawareFloridaGeorgiaHawaiiIdahoIllinoisIndianaIowaKansasKentuckyLouisianaMaineMarylandMassachusettsMichiganMinnesotaMississippiMissouriMontanaNebraskaNevadaNew HampshireNew JerseyNew MexicoNew YorkNorth CarolinaNorth DakotaOhioOklahomaOregonPennsylvaniaRhode IslandSouth CarolinaSouth DakotaTennesseeTexasUtahVermontVirginiaWashingtonWashington D.К. Западная Вирджиния, Висконсин, Вайоминг,

Популярность Златы как имени

Карта показывает абсолютную популярность имени Злата как имени в каждом из государств.

Посмотрите другие популярные имена в Нью-Йорке, Флориде или Иллинойсе.

Известность Златы как фамилии

Карта показывает абсолютную популярность имени Злата как фамилии в каждом из государств.Посмотрите другие популярные имена в Небраске, Нью-Йорке или Нью-Джерси.

Интервью с Златой Чочиевой — Piano Performer Magazine

Интервью Эстер Баша (MGBH)

Она инстинктивно знает, как затронуть публику своей тонкой, утонченной, но мощной манерой исполнения некоторых из наиболее технически сложных классических произведений. Когда я впервые услышал Злату (MGBH) на фортепианном фестивале в Майами, я подумал про себя: «Она особенная.«Может быть, из-за того, как она исполнила этюды Шопена (ОБМ), может из-за того, как она грациозно вела себя на сцене в манере принцессы, или, может быть, из-за того и другого. Утонченная личность Златы интригует, а ее стиль исполнения указывает на подлинность. Она играет чутко и классно.
В этом интервью мы воспользовались возможностью, чтобы узнать больше о ней и ее работе.

Piano Performer Magazine (PPM): Расскажите нашим читателям немного о себе и своей семье.
Злата Чочиева (ЗЧ): Я родилась в Москве. Мои родители — осетины из Цхинвала, Южная Осетия. В молодости они переехали в Москву. Итак, я вырос в Москве, впитав русскую культуру во всей красе. Но я также чувствую во мне осетинскую кровь, которую я унаследовал от предков. Моя мама — пианистка. Мой отец был телеведущим, который также был чрезвычайно одарен в музыкальном плане. У меня есть старший любимый брат, которому я обязан своим приобщением к музыке. Именно его уроки игры на фортепиано дали мне первые впечатления от звуков музыки.Я хотел играть на пианино, как он, и родители стали моими сторонниками в этом нелегком деле. Они помогали мне, давали веру и надежду, вдохновляли на любые творческие достижения.

PPM: Кто вас назвал Златой?
ЗК: Моя мама дала мне это имя. Злата — славянское имя, довольно часто используемое в Болгарии, Сербии и Боснии. Моей маме понравилось это имя, и у меня нет к нему претензий.

Слепое подражание разрушает творчество, но неподдельное индивидуальное самовыражение, которое великий художник может дать нам своим чистым искусством, обогащает и учит нас.

PPM: Кто были вашими образцами для подражания в детстве и подростковом возрасте?
ЗК: Мои родители — тогда и сейчас. И все же я стараюсь видеть себя вне подражания и сравнения. К сожалению, нынешняя профессия музыканта диктует другие правила, и это, конечно, наш выбор — следовать или не следовать… Все подчиняется странным законам: мы живем в эпоху конкуренции во всех смыслах. Люди пожирают себя, а иногда и окружающих… Все это разрушает индивидуальность, без которой невозможно существование настоящего художника.Так важно найти собственный голос в искусстве, свое лицо в этом мире. Слепое подражание разрушает творчество, но неподдельное индивидуальное самовыражение, которое великий художник может дать нам своим чистым искусством, обогащает и учит нас. Для меня примером такого художника был и остается Владимир Горовиц (ОБМ).

PPM: О чем вы мечтаете как пианист?
ZC: Я хочу иметь возможность выражать как можно больше с помощью фортепиано, а еще лучше — за пределами этого инструмента.

PPM: Кто ваши любимые композиторы прошлого и настоящего?
ZC: Моцарт (ОБМ) и Рахманинов (ОБМ). Для меня они всегда были больше, чем просто композиторы — они были моими лучшими друзьями. Не только из-за их музыки, но и из-за того, кем они были как личности. Хотя Рахманинов мой любимый. В моем мире он величайший пианист всех времен — никто даже близко не подошел.

У меня никогда не было цели запоминать музыку. Для меня это естественно — так же люди становятся друзьями.

PPM: У вас есть красиво записанный компакт-диск под названием «Chopin — Etudes Complete», на котором вы играете полный набор этюдов Шопена. Вы часто включаете этюды в свой концертный репертуар. Сколько времени вам понадобилось, чтобы выучить и запомнить их?
ZC: У меня никогда не было цели запоминать музыку. Для меня это естественно — так же люди становятся друзьями. Десять лет назад я выбрал Полные этюды Шопена как часть выпускного экзамена в Московской консерватории. И спустя несколько лет я решил их записать, но по другой причине.Моей целью было преодолеть любые технические трудности с помощью только музыки и создать поэтические зарисовки, показывающие истинный смысл названия «Этюд».

Мне нравится процесс записи. Это очень отличается от живого выступления, но, думаю, в нем есть своя магия. Вы играете в микрофоны, и они ваши самые строгие судьи.

PPM: Как вы записываете альбом?
ЗК: Мне нравится процесс записи. Это очень отличается от живого выступления, но, думаю, в нем есть своя магия.Вы играете в микрофоны, и они ваши самые строгие судьи. Находясь в студии звукозаписи, вы полностью остаетесь наедине с музыкой. Вы не чувствуете дыхания публики. Вместо этого царит полная тишина. Только ты и музыка.
Когда записываю, всегда играю по памяти — нужно, чтобы музыка стала вашей…

PPM: У вас есть распорядок дня?
ЗК: В детстве я много занимался рутиной. Когда я вырос, я почувствовал, что хочу немного поиграть со своим временем, сделать свой день и работу более спонтанными.Но когда моя работа и график поездок становятся тяжелыми, я вынужден признать, что становлюсь рабом рутины.

Я очень люблю джаз. Я не только вдохновляюсь этим, но и учусь на нем. Иногда я восхищаюсь великими джазовыми музыкантами больше, чем кем-либо другим. Джаз — это чистое искусство в его естественном течении и свободе.

PPM: Какие диски (с другими исполнителями) у вас в машине?
ZC: Честно говоря, я не храню свои компакт-диски в машине.И для меня это настоящая пытка слушать себя … Я стараюсь не слушать классическую музыку, потому что сильно отвлекаюсь и не могу обращать внимание на дорогу. Я очень люблю джаз. Я не только вдохновляюсь этим, но и учусь на нем. Иногда я восхищаюсь великими джазовыми музыкантами больше, чем кем-либо другим. Джаз — это чистое искусство в его естественном течении и свободе.

PPM: Сотрудничаете ли вы с другими музыкантами?
ЗК: Да, я играю много камерной музыки.Для меня это неотъемлемая форма исполнительского искусства. Недавно я начал играть в фортепианном дуэте с пианистом Мишей Дачичем (MGBH), которым я безмерно восхищаюсь, и это сотрудничество дает мне новый взгляд на фортепиано и его потенциал.

PPM: Расскажите, пожалуйста, историю из гастролей?
ZC: Мне очень повезло, что я могу путешествовать по огромной, очень разнообразной, но красивой стране — России. Одна из моих любимых частей России — Сибирь. Однажды у меня была серия концертов в Новосибирске и в перерывах между репетициями с Новосибирским оркестром, мне предложили присоединиться к группе музыкантов и организаторов, чтобы отправиться на частный аэродром и полетать на маленьком самолете.Я давно об этом мечтала, и вдруг моя мечта сбылась. Я получил свой первый урок полета и взлетел в небо. А поскольку владелец этого частного аэродрома — самый большой поклонник Шопена (а мне посчастливилось играть концерт Шопена №1), он предложил мне бесплатные уроки. Я хотел бы вернуться и попрактиковаться больше. Это то, что заставляет меня совершенно по-другому чувствовать время и пространство. К сожалению, этого не чувствуешь, будучи пассажиром большого Боинга или Аэробуса…

PPM: При каких обстоятельствах вы начали преподавать? Каково вам делиться своими знаниями с другими?
ZC: Несколько лет назад я переехал в Зальцбург, чтобы учиться у профессора Жака Рувье (MGBH) в университете Моцартеум.Год спустя он предложил мне стать его ассистентом, что было большой честью. И теперь, после четырех лет преподавания, я могу сказать, что меня радует то, что я называю «дружбой» с молодыми и талантливыми музыкантами. Все они очень разные, и у них есть свой мир. Я учу их, и они учат меня, потому что любое музыкальное сотрудничество дает другую перспективу. Это очень интересный процесс роста. Просто удивительно быть свидетелем процесса «становления художником».”

PPM: Какой ваш любимый город в мире?
ZC: Нью-Йорк. Это определенно одно из немногих мест в мире, где я чувствую себя свободно.

PPM: Что влияет на ваш выбор гардероба для выступлений?
ZC: Я должен признать, что внешний вид художника важен. Для меня это один из способов проявить уважение к аудитории. Однако, на мой взгляд, глаза ни в коем случае не должны отвлекать уши … Все должно действовать и взаимодействовать вместе с музыкой.

Я люблю леса, потому что чувствую, что время там другое — оно течет органично и не оказывает на вас давления.В природе своя музыка, создаваемая ветром, птицами, деревьями и листьями…

PPM: Как вы связаны с природой?
ZC: Для меня природа — это самое сильное вдохновение вместе с опытом, который дарит нам жизнь… Мне нравятся прогулки как возможность соединиться с природой, что так важно, но довольно сложно в нашу современную эпоху. Я люблю леса, потому что чувствую, что время там другое — оно течет органично и не оказывает на тебя давления. В природе есть своя музыка, создаваемая ветром, птицами, деревьями и листьями…

PPM: Какое место в вашей жизни занимает Бог?
ZC: В красоте мира, любви и надежде.По смыслу. Жизнь без веры, которую мы можем назвать Богом, Духом или как угодно, бессмысленна…

PPM: Вы сочиняете свою музыку?
ЗК: Нет, к сожалению… Или… может быть…. к счастью? Когда я начинаю думать о том, чтобы сочинить что-нибудь самостоятельно, прямо в этот момент мне в голову приходит музыка Баха (ОБМ), Шуберта (ОБМ), Шумана (ОБМ), Чайковского (ОБМ), и тогда я спрашиваю себя: «Почему? ” А в следующую минуту я начинаю читать оперы Чайковского с листа … Меня больше интересуют импровизация и расшифровка.Я бы хотел посвятить этому больше времени.

PPM: Какие черты характера вам больше всего нравятся в людях?
ZC: Честность. Скромность. Способность смотреть на людей, выходящих за рамки их статуса, национальности или вероисповедания.

PPM: Мы все должны расти, хотим мы этого или нет. Некоторые растут благодаря собственным сознательным усилиям, а другие — благодаря обстоятельствам. Каким человеком вы стремитесь стать через десять лет?
ZC: Лучше? Хотя бы не хуже, чем сейчас, хотя бы…

PPM: Какой архитектурный стиль вам нравится больше всего и почему?
ZC: модерн.Это уводит меня в другую галактику. Люблю русское деревянное зодчество и русские православные церкви.

PPM: Какие ваши любимые блюда?
ZC: перуанский. Я впервые познакомился с перуанской кухней, когда приехал в Майами, чтобы выступить на Международном фестивале пианистов в Майами. Я надеюсь, что однажды у меня будет возможность посетить Перу…

PPM: Над каким репертуаром вы сейчас работаете?
ZC: Я сосредотачиваюсь на репертуаре, который собираюсь записать для лейбла Piano Classics в сентябре.Это будут переложения Рахманинова, Вариации на тему Корелли (ОБМ) и его Вторая соната в первой версии 1913 года. Этот репертуар меня очень вдохновляет. И это будет лучшее лето для меня, потому что я буду окружен чем-то, что я называю «достойным жизни».

PPM: Назовите три вещи, которые делают вас счастливыми.
ЗК: Видеть своих близких здоровыми и улыбающимися. Чтобы помочь людям и любому живому существу в том, в чем они нуждаются, или в том, что делает их счастливыми и более удовлетворенными.Играть музыку Вольфганга Амадея Моцарта и Сергея Рахманинова.

Понравилось интервью? Пожалуйста, подумайте о том, чтобы пожертвовать небольшую сумму автору, чтобы выразить свою признательность.

Обзор

Zlatá ulička — Прага Чехия — Достопримечательности

Пражский Град (Пражский Град)
Район / Улица

Беспорядочная коллекция крошечных, древних, ярких домиков, притаившихся под крепостной стеной, удивительно похожа на декорации из «Белоснежки и семи гномов».Предположительно, это было жилье для международной группы алхимиков, которых Рудольф II привел ко двору для производства золота. Но правда немного менее романтична: дома были построены в 16 веке для охранников замка. К началу 20 века Золотая улочка стала домом для бедных художников и писателей. Франц Кафка, который жил в доме № 22 в 1916 и 1917 годах, с первого взгляда описал дом как «такой маленький, такой грязный, в нем невозможно жить и в нем нет всего необходимого». Но вскоре он полюбил это место.Как он писал своей невесте: «Жизнь здесь — это нечто особенное, чтобы закрыть мир, закрыв дверь не только в комнату или квартиру, но и во весь дом, чтобы выйти на снег тихого переулка». В переулке сейчас расположены крошечные магазинчики, продающие книги, музыку и поделки, и он стал настолько популярным …
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

Беспорядочная коллекция крошечных, древних, ярких домиков, притаившихся под крепостной стеной, удивительно похожа на декорации из «Белоснежки и семи гномов».Предположительно, это было жилье для международной группы алхимиков, которых Рудольф II привел ко двору для производства золота. Но правда немного менее романтична: дома были построены в 16 веке для охранников замка. К началу 20 века Золотая улочка стала домом для бедных художников и писателей. Франц Кафка, который жил в доме № 22 в 1916 и 1917 годах, с первого взгляда описал дом как «такой маленький, такой грязный, в нем невозможно жить и в нем нет всего необходимого». Но вскоре он полюбил это место.Как он писал своей невесте: «Жизнь здесь — это нечто особенное, чтобы закрыть мир, закрыв дверь не только в комнату или квартиру, но и во весь дом, чтобы выйти на снег тихого переулка». В переулке сейчас расположены крошечные магазинчики, продающие книги, музыку и поделки, и они стали настолько популярными, что за вход взимается плата. Дома милые, но толпы могут быть неудобными, и факт остается фактом: вы платите деньги за возможность совершать покупки в тесных маленьких магазинчиках. В стенах над Золотым переулком был коридор с деревянной крышей (вход между домом No.23 и 24) выложены точными копиями доспехов и оружия (некоторые из них продаются), имитацией пыточных камер и т.п.

ЧИТАТЬ МЕНЬШЕ

«Жизнь ребенка в Сараево во время войны» Злата Филипович

Этот обзор также можно найти на «Тысячи жизней прожитых», посмотрите его, чтобы увидеть больше обзоров!

* 3,5 звезды *

Читая этот обзор, вы, скорее всего, заподозрите, что это очень похоже на историю Анны Франк.И это тоже не выдумка, так что не стоит строить какой-то мастерский план, чтобы доказать, что я неправ, ха. * шутит * Но я должен сказать, что «Дневник Златы» вообще не может даже пытаться конкурировать с дневником Анны, так как в нем так много не хватает и слишком много, что лишает невинности и реализма

Этот обзор также можно найти на A Тысяча жизней прожили, проверьте больше обзоров!

* 3,5 звезды *

Читая этот обзор, вы, скорее всего, заподозрите, что это очень похоже на историю Анны Франк.И это тоже не выдумка, так что не стоит строить какой-то мастерский план, чтобы доказать, что я неправ, ха. * шутит * Но я должен сказать, что «Дневник Златы» вообще не может даже пытаться конкурировать с дневником Анны, так как в нем так много не хватало и было слишком много, что убирало невинность и реализм, которые он должен был принести.

Злата Филипович тоже была молодой девушкой. Но на самом деле, я хотел бы, чтобы вы имели в виду, что я здесь не для того, чтобы сравнивать этот дневник с чем-либо еще, хотя Злата действительно говорила о намеках на Анну Франк и о том, как человек, даже , сказали ей, что она похожа на нее.Это значит, что если я напишу дневник и опубликую его, я новая Анна Франк? Никто не может сравниться с Анной, исторической фигурой, которая прошла через многое, чтобы предотвратить ненависть и войну, хотя ее желание так и не исполнилось, пока она не скончалась. Я как бы обсуждаю , почему мне придется сравнивать работу Анны и Златы вместе для эссе на экзамене по английскому языку. Но опять же, есть так много контрастов, через которые я обязательно пройдусь. Это беспроигрышный матч.

«Война, кажется, не шутка.Он разрушает, убивает, сжигает, разделяет, приносит несчастье ».

Автор начинает вести свой дневник как хобби, что-то, чтобы отслеживать свою жизнь и прошедшие дни. Она счастливая, невинная одиннадцатилетняя девочка. К несчастью, разразились ужасные события боснийской войны, которая только что произошла внутри страны. Никаких бомб не было установлено, потому что страна сражалась с ними, все это были несчастья, судьба, которая просто обрекла ее семью и других жителей Сараево на придется пройти через все это.И здесь у нас есть дневник, который напоминает всем о конфликтах, которые происходили не так давно, ближе к сегодняшнему дню, чем Холокост.

Я взял этот дневник, думая, что единственная причина, по которой я решил его прочитать, — это то, что меня заставил мой учитель английского языка. Иногда это ситуация и причина. И вот я здесь, понимаю, что никогда раньше не слышал об этой книге, и это то, что меня интересовало с тех пор, как я была молодой девушкой.Необходимость поставить себя на место молодой девушки, очень похожей на меня, которой не повезло с ее жизнью и которая провела годы в борьбе за выживание, кажется тем, что сделало бы меня счастливым … когда мне было также одиннадцать. Вам не кажется, что с писателем / главным героем лучше общаться, если они одного возраста или, возможно, даже застряли в одной и той же ситуации? (Не то чтобы я был.)

Есть много вещей, которые можно обсудить с предметом этого дневника. Бьюсь об заклад, есть масса вещей, о которых даже сама Злата не знала, о чем она писала, пока кто-то другой не упомянул ей об этом.Вы говорите, разве это не уникально? Да, это действительно так, поскольку у каждого может быть своя точка зрения на ее историю, и если что-то было символизмом или придумано с использованием литературных приемов, чтобы скрасить все это. Но я против всех структурных приемов, друзья мои. Это мемуары, жизнь. Все произошло именно так, и ничто не предназначено для анализа по внешнему виду. Персонификация? Параллелизм? Это похоже на шутку (опять же, говоря о моем классе английского).

Что касается того, как это было написано, я бы, наверное, дал сюжету 4 звезды. Если бы не возраст Златы в то время, когда она писала это, я бы, наверное, поставил ей 5. Но я не мог выбросить из головы мысли об этом переводе. Одиннадцатилетняя девочка не может так писать, говоря о том, как свет свечи что-то для нее значит. Прошу прощения, это просто, это казалось нереальным, и мне хотелось, чтобы он оставался более простыми предложениями и грамматикой, даже если он был предназначен для более зрелой аудитории. Сказав это, я обнаружил, что то и дело выхожу из книги, мне постоянно становится скучно, так как я хотел, чтобы она звучала по-настоящему, как это сделала Энн.

«Как можно полюбить животное! Она не говорит, но говорит глазами, лапами, мяукает, и я ее понимаю».

Где были характерные отношения Златы и ее родителей? Я буквально чувствовал, как внутри меня накапливаются слезы, потому что я не мог найти что-то особенное в их отношениях. Может быть, отец Златы был немного заботливее матери, но все, казалось, было связано с выживанием и упрямством. Я даже не могу обсуждать это, не испытывая некоторой неприязни к ее родителям, которым действительно следует искать больше любви, чтобы выйти из своего единственного ребенка, молодой девушки, которая застряла в наихудшей ситуации своего времени. Научи ее любить! Между прочим, я не пытаюсь никого преподать здесь.

Многие мои друзья, которые также читают эту книгу на уроке, признаются, что ненавидят Злату — она ​​раздражает и все такое. Я ДОЛЖЕН НЕ СОГЛАСИТЬСЯ. Злата милая, умная и безрассудная, девочка! Разве дети не должны раздражать, говорю я им? Положительная энергия, которую она исходила от нее, только заставила меня полюбить ее еще больше, и она была идеальной ролью для написания этого звонка, чтобы информировать людей о своей жизни, хотя она не знала, что люди начнут читать ее в конце концов.Вот что происходит с людьми, которые прославились чем-то, что им показалось закономерностью, они просто этого не ожидают. Это особое сострадание, которое все они разделяют.

В общем, я рассматриваю это как мемуары, которые могут научить любого, молодого или старого, предвидеть грядущие плохие вещи, даже когда вы меньше всего этого ожидаете. Атмосфера этих мемуаров может показаться вам чем-то клише, особенно если взглянуть на его название, но в основном я вижу в них то, что я рад прочитать. С трудными моментами, которые заставят вас плакать, услышать стресс персонажей и попытаться увидеть положительные стороны жизни, это определенно может заставить вас увидеть, что в основном в нем есть все.Забудьте о моих негативных комментариях, и вы наверняка сможете поставить ему идеальную десятку. Иди и живи с этой книгой, ищи новую точку зрения на борьбу.

Посол Злата Хуса 79 долларов (1̶0̶5̶). Спецпредложения отелей в Праге

Фужеры

Присмотр за детьми или присмотр за детьми

Бизнес-центр

Прокат автомобилей

Услуга пробуждения

Wi-Fi доступен на всей территории

Интернет

Ежедневная уборка

Факс / ксерокс

Семейные номера

Консьерж-сервис

Обмен валюты на месте

Огнетушитель

Сувенирный магазин

Услуги прачечной

Услуги по глажению одежды

Прачечная

Телевизор с плоским экраном

Конференц-зал / банкетный зал

Бесплатные туалетные принадлежности

Чистка обуви

Обслуживание номеров

Дымовая сигнализация

Отопление

Специальные диетические меню (по запросу)

Бесконтактная регистрация заезда / выезда

Экскурсионное бюро

Доступны маски для гостей

Казино

Физическое дистанцирование в обеденных зонах

Правила физического дистанцирования

Уборку проводят профессиональные клининговые компании

Спа

Действует процесс проверки здоровья гостей

Гидромассажная ванна

Доступны смежные номера

Ключ доступа

Ключ-карта доступа

Видеонаблюдение в местах общего пользования

Детское питание

Не курить

Ресторан

Бар / Лаунж

Дезинфицирующее средство для рук в гостевых домах и ключевых зонах

Салон красоты

Сейф для ноутбука

Экспресс выезд

Парковка

Фен

Экраны или физические барьеры между персоналом и гостями в соответствующих местах

Кабельное или спутниковое телевидение

Использование чистящих химикатов, эффективных против коронавируса

Круглосуточная охрана

С кондиционером

Газеты

Подушка без перьев

Дезинфекция помещений для гостей

Жилье опломбировано после уборки

Все тарелки, столовые приборы, стаканы и другая посуда продезинфицированы

Трансфер от / до аэропорта (за дополнительную плату)

Доставленная еда надежно накрыта

Еда может быть доставлена ​​в гостевой дом

Гости могут отказаться от уборки номера

Персонал соблюдает все протоколы безопасности в соответствии с указаниями местных властей

Кофейня

Халат

Собственная ванная комната

Круглосуточная стойка регистрации

Места для курения

Ночной клуб

Доступно хранилище

Бесплатный Wi-Fi

Билетная касса

Высокий туалет

Домашние животные разрешены по запросу.Может взиматься дополнительная плата.

Терраса / патио

Повышенная доступность

Безбарьерная душевая

Постельное белье

Полотенца

Сейф

Лифт

Массаж

Шампунь

Душ

Шапочка для душа

Стул для душа

Ванна с поручнями

Тапочки

Аптечка

Закусочная

Розетка возле кровати

Диван

Ванна

Биде

Гидромассажная ванна

Мыло для тела

Завтрак в номер

Люкс

Телефон

Ковровое покрытие

Туалет

Туалетная бумага

Туалет с поручнями

Термометры для гостей предоставлены объектом

Сейф

Вешалка для одежды

Урны для мусора

телевизор

Услуги парковщика

Рабочий стол

Услуги VIP-номера

Душевая кабина

Гардероб или шкаф

книг The Times; Другой дневник молодой девушки

Позже она дважды выражает надежду, что не разделит судьбу Анны Франк, одно из ее немногих подлинных эмоций, которыми читатель может искренне поделиться с ней.

Но в ущерб ее аналогии, ее ситуации не хватает драматической формы истории Анны Франк, когда семья Франк скрывается, а нацисты кружатся все ближе, хотя бы потому, что из вступления к «Дневнику Златы» мы знаем, что автор и ее родители в конечном итоге сбегут в безопасный Париж. В дневнике Златы также не хватает полностью развернутых персонажей «Дневника девушки». Или, если они есть, Злата не знает, как их разместить на странице.

Какой бы смелой она ни была, ей не хватает гения Анны Франк как наблюдателя.Ни одно предложение в ее книге не сравнится с тем, что вы найдете, случайно открыв «Дневник молодой девушки». Именно поэтому я наткнулся на отрывок Анны Франк: «Я снова царапаюсь. Теперь я смотрю в другую сторону, где папа сидит; для него чистка картошки — это не просто небольшая работа, а точная работа. Когда он читает, у него появляется глубокая морщина на затылке, но если он помогает готовить картофель, бобы или любые другие овощи , то кажется, что ничто другое не проникает. Тогда у него на «картофельном лице», и он никогда не отдаст несовершенно поцарапанный картофель; когда он корчится, об этом не может быть и речи! »

Напротив, Злата наиболее пристально наблюдает за своим отцом так: «У папы грыжа.Он сильно похудел, и носить воду было для него слишком тяжело. Врач сказал ему, что ему нельзя больше поднимать ничего тяжелого. Не надо? Но кто-то должен принести воду! Маме теперь придется делать это одной. Как она справится? »

Наконец, вы не можете читать дневник Анны Франк без постоянного ощущения ее невиновности. Она никогда не знала, что когда-нибудь ее опубликуют. Она писала только для своего дневника, в чем и заключается суть дневника. Злата же все время напоминает о своей невиновности.А на полпути она с радостью объявляет, что мир открыл ее: «Майя все еще работает с нашей учительницей Иреной Видович. А на днях Майя спрашивает меня:« Ты ведешь дневник, Фипа (мое прозвище)? »

«Я говорю:« Да ».

«И Майя говорит: ‘Это полно твоих секретов или дело в войне?’

«И я говорю:« Теперь о войне ».

«И она говорит:« Фипа, ты потрясающий ».

«Она сказала это, потому что они хотят опубликовать детский дневник, и он может быть моим, что означает — ТЫ, МИММИ.Итак, я скопировал часть вас в другую записную книжку, и вы, Мимми, пошли в Городское собрание, чтобы вас посмотрели. И я только что слышал, Мимми, что тебя собираются опубликовать! Вы приедете на неделю ЮНИСЕФ! СУПЕР! »Позже она рассказывает дневнику, что его даже собираются опубликовать за границей, и что его автором стала« личность ». Дизайнер Анна Франк.

Среди полутора десятков цветных фотографий дневника есть подпись: «Злата, которая любит книги, читает при свечах». В нем автор лежит в постели с раскрытой книгой в руке, но вместо того, чтобы читать, она улыбается в камеру.Сцена настолько ярко освещена, что требуется мгновение, чтобы найти горящую свечу. Фотография — прекрасное выражение всего того, что не так с «Дневником Златы». В ярком свете публики не видно крохотного пламени автора.

Прорыв осады

Детство Златы Филипович было разрушено войной в ее родном Сараево, но ее дневник помог спастись и был опубликован с большим успехом. Сейчас она живет в Ирландии и стала ведущим гуманитарным деятелем, пишет Эрин Голден

.

Злата Филипович не строит пятилетних планов.Возможно, она бы так и поступила, если бы жизнь была другой: если бы не было войны, не было дневников, не было выступлений на MTV, если бы обычная жизнь девушки в Сараево не была прервана политикой и стрельбой. Но теперь, став взрослым, пересаженный житель Дублина знает, что бесполезно притворяться, что жизнь рушится аккуратными простыми линиями.

Миниатюрный темноволосый 26-летний мужчина, пожалуй, самый известный житель Ирландии из бывшей Югославии, часть иммигрантской общины, которая выросла в размерах здесь в начале 1990-х годов, когда этническая напряженность в регионе превратилась в полномасштабную войну.

К тому времени, когда Филипович вместе с родителями бежала из Боснии в 1993 году, выбраться из страны живым было практически невозможно. Снайперы прятались на крышах Сараево, а солдаты с тяжелой артиллерией усеивали горы, окружающие город. Но 13-летняя девочка сделала нечто замечательное: она выписала свой билет, записывая свои мысли в дневник, небольшую книгу, которая стала международным бестселлером «Дневник Златы: жизнь ребенка в Сараево во время войны».

Интерес к Филипович и ее дневнику проявился со всего мира, но именно французский издатель со связями в правительстве выиграл права на дневник Филипович, пообещав помочь его молодому автору и ее родителям спастись бегством от боевых действий. За два дня до Рождества 1993 года обещания издателя сбылись.

«Мы вылетели 23 декабря самым безопасным способом на одном из тех самолетов, которые доставили гуманитарную помощь», — говорит Филипович.«А потом мы были в Париже, как раз перед Рождеством, и это было безумие. Каждая семья в мире собиралась вместе, а нашу только что развалили». После более чем двух лет отсутствия нормальной школы, работы с электричеством и без нормированного питания Филипович пришлось столкнуться с чем-то столь же неожиданным: за пределами Боснии она по незнанию стала звездой СМИ.

«Я понятия не имела, какое влияние оказал дневник, потому что у нас не было ни телевидения, ни газет, ни возможности увидеть, что сделали все эти журналисты, которые пришли взять у меня интервью», — говорит она.«Мы думали, что приедем во Францию ​​и станем обычными беженцами, начнем нашу жизнь заново, но из самолета вышли фотоаппараты, фотографы … люди, которые могли произносить мое имя и иметь представление о том, кем я являюсь, исходя из каракули, которые я написала для себя 12-летней девочкой «.

ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА Филипович облетела весь мир, чтобы продвигать свой дневник. Она встретилась со студентами и политиками, нарисовала на песке знак мира для камер MTV и рассказала о друзьях, которых она оставила в Сараево, где война продолжалась.В 13 лет она почувствовала на своих плечах тяжелую ответственность, своего рода вину выжившего за то, что она одна из немногих, кто выбрался из нее.

«Был уровень вины, потому что моя лучшая подруга осталась. Чем я отличалась от другой 13-летней девочки из Боснии?» она вспоминает, как спрашивала себя. «Моя ответственность заключалась в том, чтобы каким-то образом использовать это для всех, кто остался, и если бы люди были готовы слушать, я бы сказал им об этом.«

Хотя Филипович и ее родители в конце концов обосновались в Париже, ей потребовалось сделать еще один шаг, прежде чем она наконец почувствовала себя свободно и почти как дома. К 1995 году семья была готова к переменам, ища более дешевый, англоязычный и не слишком отдаленный дом. Ирландия с ее кельтским тигром, все еще находящимся за кулисами, и политикой гостеприимства для ищущих беженцев, казалась подходящей. В октябре Злата, ее родители и лучший друг из Сараево, которым год назад удалось присоединиться к семье в Париже, приехали в Дублин.

Все, что Филипович знала об Ирландии, исходило от песни, которую она выучила девочкой, и воспоминаний о красивом ирландском мальчике с ярко-зелеными глазами, который был одноклассником во Франции. Все остальное — сельская местность, погода и традиции — оставалось загадкой.

Но, к ее облегчению, она также оставалась загадкой. По большей части ее новые одноклассники никогда не слышали о боснийской девушке с дневником и драматическом побеге.

«Лучше всего было приехать сюда, где люди либо не знали [о Дневнике Златы], либо просто говорили:« О, круто … Так какую музыку ты любишь? » Это не было большой проблемой и было действительно приятно », — говорит она.

За пределами классной комнаты Ирландия, казалось, приветствовала семью с распростертыми объятиями. Пройдут годы, прежде чем Филипович почувствует, как в ее сторону нахлынули антииммигрантские настроения.Однако в конце 1995 года ситуация в Боснии изменилась, и казалось, что на горизонте не за горами постоянное возвращение.

«Мы были взволнованы, когда было подписано мирное соглашение, потому что это означало, что следующим летом мы впервые вернемся в Боснию», — говорит она. «Но я учился в школе в Ирландии, и в 1996 году мы не были уверены, продлится ли мир». После трех месяцев назад в все еще дымящемся пепле зоны боевых действий филипповцы решили не рисковать и вернулись в Ирландию.Но за эти три месяца — и последующим летом в Боснии — Злата Филипович стала чем-то странным: ребенком из диаспоры.

Подобно миллионам ирландцев, которые уехали в Нью-Йорк, Бостон или Сидней, но сохранили связи с семьей и друзьями дома, Филипович развил своего рода двойную личность, частично боснийскую, частично ирландскую, но никогда полностью не ту или иную. В Дублине она преуспела в учебе и наблюдала, как город становится богатым и космополитичным.В Боснии она старалась не упоминать домашний комфорт и избегала брать новостную одежду или модные гаджеты, чтобы старые друзья не подумали, что она изменилась.

ТРИ ГОДА В АНГЛИИ в Оксфордском университете еще больше усложнили проблему. Когда Филипович росла в подростковом возрасте, когда большинство людей изо всех сил пытались выявить свою идентичность, у нее возникали более сложные вопросы, чем у большинства.

«Вы начинаете думать:« Как я собираюсь сделать свою жизнь, где я собираюсь сделать свою жизнь? »», — говорит она.«Вы сражаетесь между сердцем и мозгом, а в какой-то момент останавливаетесь и просто живете своей жизнью». Долгосрочное возвращение в Боснию возможно, но трудно найти возможности в стране с безработицей более 40 процентов и все более и более мигрирующей молодежью за границу. Через четыре года после получения степени магистра международных исследований проблем мира в Тринити-колледже в Дублине и более чем через 11 лет после первоначального переезда из Франции Филипович остается в своем приемном родном городе Дублине, предоставляя свой голос гуманитарным усилиям и литературе (недавно она редактировала «Украденные голоса» , сборник детских военных дневников со всего мира).Ее работа, по ее словам, является результатом ее собственной истории и всех других историй, которые дошли до нее в рукописных письмах со всего мира. Она считает, что одна история — история, выходящая за рамки границ и языков — может иметь большое влияние в мире, наполненном плохими новостями.

«Есть идея, называемая усталостью от сострадания, что в мире происходит так много плохого, что нужно выключить, перестать слушать», — говорит Филипович.«Это похоже на изучение истории со всеми именами и датами, которые вы забываете. Если вы дополните это дневником или отдельной историей, что-то может вдохновить или сочувствовать, вы соединитесь». В некотором смысле у Златы Филипович есть план. В той или иной форме ее история, вероятно, и дальше будет привлекать внимание и заставлять детей сталкиваться с конфликтами. Остальное, по ее словам, остается на усмотрение других звеньев созданной ею цепочки.

«У меня было много планов, но ни один из них не сработал, поэтому я очень осторожна с этим», — говорит она.«Я хочу быть полезным и хочу учиться, но я понятия не имею, как все это будет работать».

Злата Филипович примет участие в мероприятии для Amnesty International, которое состоится завтра в 18:30 в отеле Listowel Arms в рамках Недели писателей Listowel (www.writersweek.ie / 068-21074).

.