Гипервитаминоза д лечение: Гипервитаминоз D: Причины заболевания,Распространенность гипервитаминоза D,Симптомы заболевания

Гипервитаминоз D: Причины заболевания,Распространенность гипервитаминоза D,Симптомы заболевания

Причины заболевания

Существует две причины гипервитаминоза D:

  • переизбыток этого витамина в организме человека из-за чрезмерного его употребления в составе различных витаминных препаратов;
  • чувствительность организма к стандартным дозам витамина D. Она может возникнуть при неполноценном питании, а также в стрессовых ситуациях.

Распространенность гипервитаминоза D

Точные данные о переизбытке витамина D отсутствуют, но по некоторым данным он встречается у 1,5-2,5% детей, которые его получают.

Симптомы заболевания

Различают две формы заболевания: острую и хроническую. Острая форма возникает при применении высоких доз витамина D в течение 2-10 недель, а хроническая — при длительном применении (от 6 до 8 месяцев).

При острой форме гипервитаминоза D проявляются такие симптомы: снижение аппетита или полное его отсутствие; жажду; рвоту; сонливость; вялость; нарушение стула.

Симптомами хронической формы гипервитаминоза D являются те же симптомы, как и у острой формы, а также:

  • раздражительность;
  • нарушение сна;
  • повышение артериального давления;
  • боли в костях и пояснице;
  • увеличение печени, селезенки;
  • снижение иммунитета;
  • учащенное мочеиспускание.

Диагностика и лечение гипервитаминоза D

Диагностика заболевания предусматривает проведение общего осмотра врачом, а также лабораторные и инструментальные методы исследования. Это может быть анализ крови и мочи, гормональные анализы, проба Сулковича, рентгенография костей.

В качестве лечения гипервитаминоза D используется отмена препаратов, которые содержат этот витамин, а также специальная диета, ограничивающая употребление продуктов, которые богаты витамином D (яйца, молоко, рыбий жир). Необходима также витаминотерапия витаминами А и Е. В некоторых случаях возможно назначение гормональных препаратов, а также хелатирующих соединений, выводящих избытки кальция из организма.

Если у вас или у вашего ребенка возникли подозрения на гипервитаминоз D, вам необходимо произвести лабораторный анализ, который контролирует уровень кальция крови, а также обратиться за консультацией к гастроэнтерологу. Записаться на прием к специалисту, вы можете, не выходя из дома. Достаточно просто воспользоваться услугами сервиса Doc.ua.

Витамин D. Гипервитаминоз — избыток витамина D приводит к гиперкальциемии

Введение

Витамин D – группа биоактивных жирорастворимых веществ, существование и роль которых в 1922 году были доказаны, поначалу косвенно, американским биохимиком Элмером В. Макколумом (ему же принадлежит честь открытия витаминов А и В).

Витамины D регулируют метаболизм кальция и фосфора, т.е. процессы всасывания этих макроэлементов тонким кишечником, последующую резорбцию и усвоение костными тканями, – а также выполняют ряд других функций, присущих скорее гормонам, чем витаминам. В частности, витамин D препятствует образованию и росту опухолей, участвует в функционировании иммунной системы, предотвращает разрушение нейронных миелиновых оболочек, способствует нормальной работе миокарда. В организм витамин D отчасти поступает с пищей, но главный источник – холекальциферол (витамин D3), вырабатываемый в коже под воздействием прямого солнечного света, – что и делает регулярное пребывание на солнце жизненно необходимым для человека. В отсутствие достаточной инсоляции и/или витаминизированной пищи организм расходует запасы витамина D, накопленные при более благоприятных условиях в жировой ткани. Если же и эти ресурсы недостаточны, развивается рахит – сложный комплекс деформирующих изменений в костной ткани, а также ряд других системных нарушений, в совокупности образующих клиническую картину гиповитаминоза D (авитаминоза, если витамин D не поступает вообще).

Подробнее о роли и функциях витаминов данной группы, причинах и симптомах D-гиповитаминоза см. материал «Витамин D. Гиповитаминоз».

Гипервитаминоз, т.е. избыточное содержание витамина D, встречается существенно реже, чем его дефицит, и диагностируется преимущественно у детей первых лет жизни. Однако по ряду причин это состояние, даже если оно купировано сравнительно быстро, оставляет серьезные системные осложнения и последствия.

Причины

Две главные причины гипервитаминоза D – его избыточное потребление и (реже) врожденная либо приобретенная гиперчувствительность к нему, которая даже нормальную концентрацию делает чрезмерной.

Передозировка витамина D обусловлена, как правило, лечением или профилактикой рахита. Зачастую ребенку одновременно с рыбьим жиром вводят в рацион богатые витамином D продукты (треска, лосось, икра, сыр, молоко и т.д.), сочетая такую ударную диету еще и с ультрафиолетовым облучением в рамках физиотерапии.

Даже если такое лечение не вызывает тяжелого гипервитаминоза (который может развиваться достаточно медленно), оно зачастую становится причиной общей сенсибилизации и аномально высокой чувствительности организма к продуктам, препаратам и добавкам с высоким содержанием витамина D, – что резко повышает риск гипервитаминоза в будущем.

Значимым фактором риска является также дефицит витаминов А, В, С и Е, на фоне которого клиника гипервитаминоза D развивается быстрее и протекает тяжелее.

Симптоматика

Избыток витамина D приводит к гиперкальциемии – повышенному содержанию кальция в крови. Длительная или хроническая гиперкальциемия, в свою очередь, чревата кальцификацией (обызвествлением) тканей, причем это касается таких жизненно важных органов, как почки, сердце, кровеносные сосуды, легкие.

Соответственно, гипервитаминоз D может привести к тяжелым нарушениям в сердечнососудистой системе (аритмия, гипертензия, кальцификация сердечных клапанов), почечной недостаточности, а также угнетению центральной нервной системы, что может чередоваться с приступами психомоторного возбуждения и/или эпилептиформными судорожными припадками, а результировать комой. К прогрессирующей симптоматике гипервитаминоза легко присоединяются пневмонии и другие инфекции, диабетоподобная симптоматика, субфебрилитет, тахикардия, нарушения пищеварения и пр.

И для взрослых, и особенно для детей первого года жизни острая сердечная или почечная недостаточность, возникшая в рамках описанной клинической ситуации, нередко оказывается фатальной.

Хронические, симптоматически более мягкие и медленно прогрессирующие формы гипервитаминоза D проявляются, как правило, вялостью, слабостью, эмоциональной неустойчивостью, диссомнией (нарушениями сна), мышечно-суставными болями. Избыток кальция и фосфора приводит к утолщениям и деформациям костных структур. Есть данные о том, что повышенная в течение длительного времени концентрация витамина D существенно повышает онкологические риски, а у детей сказывается на умственном и физическом развитии.

Диагностика

Диагностика включает изучение всех доступных анамнестических сведений, анализ клинических проявлений, ряд лабораторных исследований (в основном, биохимических и гормональных, поскольку витамин D взаимодействует с гормонами щитовидной и паращитовидных желез; его избыток, соответственно, нарушает баланс тиреоидных и паратиреоидных гормонов). Оценка состояния костных тканей осуществляется рентгенографически или с помощью КТ; кальцификаты в мышечных тканях могут быть обнаружены в ходе гистологического анализа образцов, отобранных путем биопсии.

Лечение

Терапия гипервитаминоза D в большинстве случаев требует стационирования (при тяжелом течении – в отделение интенсивной терапии). Терапевтическая стратегия может быть вкратце описана пунктом «Причины» (см.выше), если «плюсы и минусы» в нем поменять на противоположные знаки. Исключается контакт с солнечным светом, прием добавок и пищевых продуктов, насыщенных витамином D; ограничивается поступление кальция с пищей и увеличивается потребление калия; назначается витаминотерапия А, В, С, Е. По показаниям назначают также капельницы глюкозы, кокарбоксилазы и других препаратов, диуретики, гепатопротекторы (в целях профилактики токсического гепатита как одного из возможных осложнений) и др. Тем не менее, последствиями острого гипервитаминоза нередко становятся миокардиты, атеросклероз, нефрокальциноз и обусловленная им хроническая почечная недостаточность, и др.

Таким образом, витамин D совершенно не вписывается в распространенную концепцию «Чем больше, тем лучше!», бытующую у иных родителей-«энтузиастов» и взрослых любителей самолечения. Результат самодеятельной профилактики или лечения «полезным для здоровья» витамином может оказаться таким, что речь пойдет уже о спасении жизни и сохранении хотя бы частичной функциональной состоятельности важнейших органов. Поэтому любые препараты витамина D должны приниматься только после консультации и по назначению врача.

Гипервитаминоз – симптомы переизбытка витаминов Д, А, Е, причины и лечение

Егор Баторов о причинах и проявлениях различных гипервитаминозов


Гипервитаминоз — острое или хроническое патологическое состояние, которое протекает в виде клинически выраженной интоксикации и развивается в результате повышенного поступления витамина в организм. Не стоит путать гипервитаминоз с гиповитаминозом, который характеризует состояния недостатка витаминов.


Переесть витаминов с пищей обычно затруднительно, если вы не любитель печенки моржа, которую жарите на ворованном с птицефабрики подсолнечном масле (подробности далее). Большинство отравлений происходит при передозировке лекарственными средствами. В обществе напрочь отсутствует страх перед большими дозами витаминов, господствует мнение, что «это не лекарства» и от них никакого вреда, кроме пользы. Граждане пьют их в составе мультивитаминных комплексов или самостоятельных препаратов для профилактики и лечения широкого спектра заболеваний: от простуды до ВИЧ-инфекции и от снятия симптомов ПМС до терапии рака, а также просто на всякий случай. А таблетированные витамины с более или менее непротивным вкусом дети, да и некоторые взрослые, могут есть вместо конфет.


Досье КС


Егор Баторов


иммунолог-аллерголог, работает в НИИ фундаментальной и клинической иммунологии, кандидат медицинских наук


Чаще встречаются и тяжелее протекают гипервитаминозы A и D. Эти жирорастворимые витамины хорошо всасываются и медленно выводятся, в неизмененной форме свободно проникают в клетки и связываются с ядерными рецепторами, поэтому токсические эффекты могут наступить уже при десятикратном превышении возрастной суточной нормы. Кроме того, даже невысокие дозы витамина А обладают серьезным тератогенным эффектом.

Гипервитаминоз А


Витамин А (ретинол и ретиноиды) участвует в процессах пролиферации и дифференцировки клеток, синтезе половых гормонов, необходим для сумеречного зрения, а также является одним из основных антиоксидантов. Содержится в продуктах животного происхождения: печени, рыбьем жире, яйцах, молочных продуктах. Растительная пища содержит предшественники витамина А — каротиноиды, часть из которых при всасывании способна превращаться в ретинол. Гипервитаминоз может развиться только при поступлении в организм самого витамина А (ретинола и ретиноидов), провитамины (каротиноиды) безопасны. Суточная потребность для взрослого — 0,9 мг (3000 МЕ).


Приём витамина А в дозе 25 000 МЕ/кг веса вызывает развернутую картину острого отравления, иногда с опасностью для жизни. Такую дозу с пищей могут получить разве что голодные полярники: больше всего ретинола содержится в печени белого медведя — около 3500–20 000 МЕ/г. Отравлением чревато употребление печени и другой северной фауны: рыб, чаек, китов, тюленей, моржей, песцов, ездовых собак и — в меньшей степени — лосей. На юге можно отравиться печенью акулы.


В повседневной жизни, лишенной северной романтики, для развития острого гипервитаминоза А среднему человеку придется съесть больше трех килограмм говяжьей печени. Для хронического гипервитаминоза достаточно 4000 МЕ/кг (три капсулы аевита, например) в течение полугода и больше. Однако появление отдельных симптомов возможно при употреблении более низких доз.


Симптомы гипервитаминоза витамина А: эмоциональная лабильность, слабость, сильная головная боль, боли в животе, костях и суставах, тошнота, рвота; при приёме очень высоких доз — полкило печени белого медведя — потеря сознания и судороги. Объективно: повышение температуры тела, гиперемия и/или пожелтение кожи (но склеры белые), шелушение, зуд, выпадение волос, ломкость ногтей, трещины в углах рта, тахикардия, гепатоспленомегалия. У грудных детей — потеря аппетита, рвота, выбухание родничка, в тяжелых случаях — гидроцефалия.

Гипервитаминоз D


Витамин D (кальциферол, антирахитический витамин) участвует в регуляции минерального обмена, росте костной ткани, пролиферации клеток, иммунном ответе, функционировании щитовидной железы, обладает апоптогенным, антиангиогенным, нейропротекторным действием.


Частично вырабатывается в коже под действием ультрафиолета, содержится в рыбьем жире, печени трески, просто в жирной рыбе, в меньшей степени — в молочных продуктах, однако в некоторых странах распространена практика дополнительно обогащать их витамином D. Суточная потребность для взрослого — 5–15 мкг (200–600 МЕ).


Токсическая доза для доношенного новорожденного — 15 мг, для взрослого ≥ 50 мг либо длительный приём 1–2 мг/день. Белковое голодание и гиповитаминозы А, C и самого D снижают порог токсичности. Гипервитаминоз D протекает более тяжело на фоне значительной инсоляции весной и летом.


Чаще всего гипервитаминоз D случается у детей, и причины тут банальные: непуганые матери из лучших побуждений дозируют своим детям препарат вместо капель ложками, чем эпизодически доводят их до патологоанатомов. Описаны отравления при употреблении в пищу масляного концентрата витамина D (больше 50 000 МЕ/мл). Этот продукт, используемый для профилактики рахита у цыплят, органолептически не отличается от подсолнечного масла. Самый массовый и самый известный в медицинских кругах случай произошёл в Тюмени в начале 1995 г., когда несколько бочек украденного с птицефабрики «растительного масла» было продано без документов, зато очень дешево, продуктовому магазину и пекарне, откуда разошлось, чуть подороже, но тоже дешево, по жителям города и области. Пострадало более 900 человек, в том числе 231 ребенок. После этого случая Санэпиднадзор России начал контролировать производство и реализацию ветеринарного витамина D (Постановление от 13 февраля 1995 года № 1/13‑7‑2/243). За рубежом описаны случаи гипервитаминоза, возникшего после употребления молока от 100 до 700 мл/день, по халатности обогащенного витамином D до более чем 200 000 МЕ/л.


Симптомы гипервитаминоза D: слабость, сонливость, головные боли, боли в суставах, костях, мышцах, животе, зуд, жажда, тошнота, рвота, снижение массы тела, возможны судороги. Объективно: повышение температуры, артериальная гипертензия, брадикардия, запор или диарея, полиурия. По данным лабораторного обследования: гиперкальциемия при одновременной гипофосфатемии, гипергликемия, гиперхолестеринемия, увеличение концентрации мочевины, мочевой кислоты и креатинина в крови при возможном уменьшении в моче, гиперкальциурия, снижение клубочковой фильтрации.


В большинстве случаев гипервитаминоза D, не связанного с приемом витамина в виде лекарства, постановка диагноза затруднительна, первоначально симптомы трактуют как пищевую токсикоинфекцию, реже — как гипертонический криз, дебют или декомпенсацию сахарного диабета.

Особенности других гипервитаминозов


Передозировка других витаминов случается значительно реже, не для всех даже установлен точный порог токсической дозы.


Признаки гипервитаминоза Е неспецифичны: слабость, головная и мышечная боль, жидкий стул, возможны судороги и кардиологические проблемы. Из особенностей: при длительном приёме больших доз витамина Е (токоферол, антистерильный витамин) нарушается всасывание других жирорастворимых витаминов (A, D, K), быстрее развивается гиповитаминоз А, что приводит к таким нарушениям зрения, как «куриная слепота», ощущение помутнения и двоение в глазах.


При длительном приеме высоких доз витамина К (нафтохинон, антигеморрагический витамин) возможны тромбоцитоз, анемия, увеличение вязкости крови, гипербилирубинемия.


Длительный прием больших доз (>2 г/день) всеми любимого витамина C (аскорбиновая кислота, антицинготный фактор) может вызвать бессонницу, чувство жара, головные боли и боли в животе, головокружение, сыпь или покраснение кожи, зуд, повреждение эмали зубов, повышение артериального давления, диарею, мочекаменную болезнь.


При приеме витамина РР (никотиновая кислота, витамин B5) более 50 мг на голодный желудок может развиваться характерная гиперемия лица и туловища выше пояса, сопровождаемые чувством жара. При превышении суточной нормы (15–25 мг) более чем в 100 раз возможны головокружение, парестезии, боли в мышцах, сухость кожи, зуд, тошнота, рвота, диарея, нарушения ритма сердца, гипергликемия, гиперурикемия.


При хроническом гипервитаминозе витамина B6 (пиридоксамин, пиридоксаль, пиридоксин, антидерматитный витамин) — 2–5 г, 1000‑кратное превышение суточной нормы, — возникают нейротоксические реакции: парестезии, онемение конечностей, ухудшение мелкой моторики. Впрочем, у отдельных лиц такие эффекты возможны и при приеме 100 мг.


При приеме фолиевой кислоты (В9, Вс, фолацин, антианемический витамин) >20 мг/день (суточная потребность — 200 мкг/день) могут развиться эмоциональная лабильность, слабость, повышенная утомляемость, нарушения пищеварения, гиповитаминоз B12.


Гипервитаминоз витамина витамина B12 (цианкобаламин, антианемический фактор) приводит к появлению или усилению угревой болезни.

Лечение


Основное условие улучшения при любом гипервитаминозе — прекращение поступления витамина в организм, при лечении гипервитаминоза D показано также ограничение кальция. При необходимости: дезинтоксикационные мероприятия, форсированный диурез, глюкокортикоиды, лечение повреждений отдельных органов.


При своевременном выявлении и оказании медицинской помощи прогноз благоприятный. Исключение — витамин D, высокие дозы которого могут привести к хронической почечной недостаточности.

Чем грозит передозировка витаминов? – Гармония здоровья


Прежде, чем принимать витаминные препараты, убедитесь в том, что ваш организм действительно нуждается в их применении. Передозировка витаминов может носить более угрожающий характер, чем их недостаток. Гипервитаминоз — это группа симптомов, вызванные избытком витаминов в организме, чаще всего в результате передозировки. Он касается, прежде всего, жирорастворимых витаминов: А, D, E и K. Со слишком большим потреблением витаминов, растворимых в воде организм может справиться, выводя их вместе с мочой. Другая ситуация возникает при избытке жирорастворимых витаминов, они вызывают гипервитаминоз.

Прежде, чем принимать витаминные препараты, убедитесь в том, что ваш организм действительно нуждается в их применении. Передозировка витаминов может носить более угрожающий характер, чем их недостаток. Гипервитаминоз — это группа симптомов, вызванные избытком витаминов в организме, чаще всего в результате передозировки. Он касается, прежде всего, жирорастворимых витаминов: А, D, E и K. Со слишком большим потреблением витаминов, растворимых в воде организм может справиться, выводя их вместе с мочой. Другая ситуация возникает при избытке жирорастворимых витаминов, они вызывают гипервитаминоз.

Избыток витамина D – имеет очень опасное действие. У взрослых проявляется тошнотой, рвотой, зудом кожи, болью головы и глаз, поносом, повышенным мочеиспусканием, а также отложением избыточного количества кальция в мягких тканях, в печени, почках, легких, сердце и кровеносных сосудах. Опасны последствия передозировки витамина D у беременных женщин и кормящих матерей. Они вызывают уродства плода, болезни костей у новорожденных. Слишком большие дозы витамина Е могут вызвать расстройство желудочно-кишечного тракта, чувство усталости и слабости, а также сонливость, головные боли, мышечную слабость, диплопию. Увеличенный запас витамина Е в сравнении с множеством других витаминов имеет меньше побочных эффектов. Передозировка этого витамина бывает, но редко.

Витамин А в слишком больших дозах может вызвать тошноту, нарушение зрения, усталость, тяжесть, раздражительность, отсутствие аппетита, рвоту, головную боль, выпадение волос, зуд, трещины и кровоточивость губ, замедленный рост у детей, шелушение кожи, язвы, нарушение костей, кровотечения, деформации черепа и лица, дисфункции сердца, почек, фиброз печени и центральной нервной системы. К избытку витамина. А ведет чаще всего неограниченное применение пищевых добавок.

Передозировка витамина K, регулирующий процесс свертывания крови, приводит к распаду эритроцитов и, следовательно, к анемии. Последствиями избытка этого элемента также является потливость и чувство жара, а у новорожденных — желтуха, и даже повреждения тканей головного мозга! Организм человека, особенно чувствителен к передозировке витамина с (так называемой аскорбиновой кислоте), которая содержится в основном в овощах и фруктах. Его избыток может привести к кристаллизации солей и образование камней в почках, а прием очень больших доз может привести к нарушениям в работе желудочно-кишечного тракта и нервной системы. Кроме того, избыток витамина С вызывает высыпания кожи. Его потребление в больших дозах плохо сказывается, особенно на следующую категорию людей: беременные женщины, больные сахарным диабетом, у людей с катарактой хрусталика и тромбофлебитом – вызывает гипервитаминоз.

Помимо вредного воздействия, избыток некоторых элементов, провоцирует снижение или потерю в организме других необходимых ему веществ. Таким образом, кроме последствий гипервитаминоза, наблюдается недостаточность минералов и других витаминов, влияющих на процессы, происходящие в организме. Правильный рацион питания поможет избежать приема специальных добавок, а также гипервитаминоза. Диетологи во всем мире, утверждают, что все необходимые элементы для полноценной работы организма, мы можем получить с повседневной пищей.

Но если же, правильное питание является невозможным, врач-терапевт может назначить прием витаминных препаратов, обычно отечественных производителей. Эти препараты создаются для жителей региона, у которых наблюдаются одинаковые потребности в элементах. Данные препараты, проходят строгий контроль и проверку, чтобы они не приводили к гипервитаминозу.

Есть категория препаратов, где суточные нормы витаминов, могут быть выше в десять, а то и в двадцать раз. Их нельзя применять, без консультации врача, иначе передозировку витаминов не избежать. Поэтому, перед тем, как вы включите в свой ежедневный рацион питания – витаминные добавки, следует проконсультироваться со специалистом. Не стоит использовать дополнительные добавки круглый год. Приемлемо их применять зимой и осенью: в остальное время года, наш рацион питания не нуждается во включении витаминных добавок. Также рекомендуется, в приеме синтетических витаминов, делать перерывы в каждые три-четыре недели, так как постоянный прием специальных добавок, может спровоцировать гипервитаминоз.

Витамин Д для детей | Детская городская больница

На сегодняшний день при большом выборе в аптеках всевозможных поливитаминных комплексов и биологически активных добавок можно спокойно остановиться на чем-либо одном. Однако, наш организм – весьма сложна структура, а нарушение в нем какого-либо звена приводит к сбою в ряде систем. Тем более у детей, которые растут, развиваются и требуют массу питательных веществ.

Производители витаминов зачастую заботятся лишь о получении человеком ряда основных витаминов, так сказать «жизненно необходимых». При этом напрочь забывая о «посредниках», которые помогают усвоению и синтезу основных. Поговорим об одном из «посредников», роль которого ничуть не меньше – витамине Д.

Дефицит витамина Д

Принято полагать, что все витамины, минеральные и питательные вещества мы получаем из пищи и добавок. Однако, витамин Д может синтезироваться (производиться) самим организмом и в достаточном количестве. При реакции фотолиза, которая ускоряется благодаря ультрафиолетовому свету, из внутреннего продукта обмена (эндогенного метаболита) синтезируется холекальциферол – тот самый, что необходим нашему организму.

Эта реакция красиво написана, но в современных условиях загрязненных мегаполисов, нарушенного озонового слоя или дефицита солнечного света недостаток в витамине Д все же формируется. Но это не значит, что жители северных районов сплошь страдают гиповитаминозом Д или рахитом. Диета заботящегося о своем здоровье человека (и уж тем более ребенка) непременно содержит рыбу, яйца, сливочное масло. Таким образом, можно держать баланс поступления в организм витамина Д.

Витамин D является основным регулятором баланса между кальцием и фосфором в организме человека, поэтому потребность в нем у детского организма очень высока. Недостаток витамина D, а также кальция и фосфора – одна из самых частых причин появления рахита у малышей. Рахит может начать проявляться уже на втором месяце жизни малыша, а у недоношенных крох еще раньше. Основными симптомами являются следующие: плаксивость, повышенная раздражительность, плохой сон, замедление темпов развития, облысение затылка, а также податливость костей.

И все же наши дети болеют. Болеют рахитом и страдают спазмофилией. Разделим условно таких детей на две большие группы. К первой отнесем детей, не получающих достаточное количество витамина Д и не имеющих полноценного питания, ко второй – во всем благополучные, с полноценным питанием и получающие профилактическую дозу витамина Д (о ней поговорим позже).

Итак, с первой группой довольно просто и понятно – детям нужна не только диета, но и физические упражнения, солнечный свет (мы ведь все помним о том, что стекло не пропускает ультрафиолетовые лучи). Со второй же группой ситуация сложнее: такие дети, на первый взгляд, болеть рахитом и не должны, однако «на лицо» и искривление конечностей, деформации грудной клетки и черепа. Такие дети капризны и легко возбудимы.

Дело в том, что витамин Д опосредованно (об этом упоминалось в начале статьи) участвует в формировании костно-мышечного скелета и нервной системы. Без достаточного его количества кальций и фосфор попросту не усваиваются. Через ряд сложных химических реакций фосфор постепенно теряется с почками, а кальций не может усвоиться в кишечнике. Поэтому до костей для их роста и укрепления минералы не доходят.

И мы наблюдаем картину у детей: до 5 месяцев при основном упоре на руки искривляются плечо и предплечье, голова приобретает неестественную форму, роднички плохо закрываются, их края мягкие и податливые. Такие детки сильно потеют (и не надо все «сваливать» на несовершенство вегетатики), часто плачут, во сне беспокойно вздрагивают. Малыши позже садятся из-за мышечной слабости.

С 6 месяцев ребенок садится, слабость мышц передней брюшной стенки позволяет нижним ребрам «раскрываться», что в медицине называется «разворот нижней апертуры грудной клетки». Туловище малыша становится похожим на треугольник: узкие плечики и сильное расширение над животиком.

Позже, когда приходит время топать ножками, мамы замечают значительное их искривление. Сниженный мышечный тонус может заметить и ощутить, скорее всего, только врач.

Но ничто не вечно, дети развиваются и к трем годам обменные процессы в большинстве случаев нормализуются. Организм привыкает жить в таких условиях. Однако костные деформации остаются, как и сниженный мышечный тонус. Это предрасполагает к развитию плоскостопия, сколиотической осанки и сколиоза, нарушению зрения и, собственно, к очень и очень многим заболеваниям.

ведь все начиналось так хорошо: мама строго выполняла предписания врача, капала малышу в ротик витамин Д, гуляла с ним, держала на солнышке. Но даже врачи не всегда могут определить необходимое количество часов ультрафиолетовых ванн или прогулок. Значимую роль играет лишь совокупность всех профилактических мер: и прогулки, и массаж, и движения, и сбалансированное питание кормящей мамы, и даже диета беременной женщины.

Именно поэтому в большинстве регионов сегодня врачи назначают в качестве профилактики витамин Д.

Стандартная схема профилактики: с 21 дня жизни ребенка по 1 капле масляного раствора, содержащего 500МЕ витамина Д. Прием ежедневный, за исключением летних месяцев умеренного климата. Недоношенным детям дозировка увеличивается вдвое, прием осуществляется на протяжении двух лет.

Но, учитывая ряд факторов (мамы забывают давать, у ребенка сопутствующая патология или глубокая недоношенность), сроки оговариваются индивидуально. Врач обязан следить за приемом витамина Д, а также вовремя обнаружить начальные признаки его дефицита. Лечебная доза при рахите 1 назначается в 4 капли масляного раствора; при рахите 2 – минимум 5 капель; при более тяжелой степени дозировка подбирается индивидуально, чаще сначала лечится сопутствующая соматическая патология.

Передозировка витамина Д

Передозировка витамина Д (гипервитаминоз) менее актуальна, но от того более тяжела. Она возможна при применении завышенных доз без необходимости или при избыточной инсоляции с одновременным применением масляного раствора. По проявлениям у ребенка гипервитаминоз соответствует интоксикации: рвота, лихорадка, запоры, эксикоз (обезвоживание). Но постепенно (чаще во втором полугодии жизни) развивается хроническая интоксикация, которая может проявиться практически любым острым состоянием – как гипертоническим кризом, так и острой почечной недостаточностью.

Лечение такого состояния сводится к исключению поступления в организм витамина Д, продуктов, содержащих кальций. Часто применяют блокаторы или антагонисты витамина Д – витамины А и Е. Для того, чтобы кальций меньше всасывался в кишечнике допустимыми к применению антацидные препараты. В более тяжелых состояниях назначают комбинированное лечение, суть которого сводится к выведению из организма кальция, ускорению переработки витамина Д в печени, а также восполнению магния и калия. При необходимости используют препараты для лечения сопутствующей патологии, возникшей из-за гипервитаминоза.

Подводя итог всему выше написанному, хочется пожелать родителям пытаться соблюдать «золотую середину», не бояться спрашивать врачей и уделять внимание детям.

причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Патологическое состояние, возникающее на фоне D-витаминной интоксикации, сопровождающееся гиперкальциемией и накоплением солей кальция в различных внутренних органах.

Причины

Гипервитаминоз D может быть возникать по двум причинам: передозировке либо индивидуальной гиперчувствительности ребенка к витамину D.

Передозировка витамина D возникает при некорректном приеме препарата при профилактике рахита в летнее время, совместном приеме препаратов рыбьего жира, избытка кальция и фосфора в пище, дефиците витаминов А, В, С и полноценного белка в рационе. Для ребенка нетоксичными считаются дозы витамина D от 1000 до 30000 ME в сутки, у некоторых малышей клинические симптомы гипервитаминоза возникают уже при приеме 1000-3000 МЕ в сутки.

Иногда гиперчувствительность к витамину D возникает на фоне сенсибилизации организма ребенка предшествующим введением препарата в рамках повторных профилактических курсов. В этом случае возникновение заболевания возможно даже при приеме физиологических доз витамина. Гипервитаминоз D у некоторых малышей может возникать в результате избыточного получения витамина D женщиной во время беременности, что может сопровождаться преждевременным окостенением скелета плода и затруднением родов. Появление реакции гиперчувствительности в большинстве случаев возникает у детей, у которых в анамнезе имеются сведенья о внутриутробной гипоксии, внутричерепной родовой травме, ядерной желтухе, дисфункции пищеварительного тракта, тяжелой гипотрофии, экссудативном диатезе.

Симптомы

Острая форма гипервитаминоза D развивается у детей в первые шесть месяцев жизни. При острой интоксикации у ребенка наступает резкое снижение аппетита вплоть до анорексии, нарушение сна, повышенная жажда, полиурия, упорная рвота, чередование запоров с поносами, снижение массы тела. На фоне обезвоживания у ребенка язык становится сухим, кожа теряет эластичность, отмечается снижении тургора тканей. У малыша развивается субфебрилитет, тахикардия, возбуждение, сменяющееся заторможенностью, судорожный синдром. На высоте острого гипервитаминоза D может выявляться увеличение печени и селезенки, дисфункция почек, анемия, кардиомегалия, кальциноз коронарных сосудов, нефрокальциноз, развитие интерстициального пиелонефрита и гломерулонефрита. На фоне гипервитаминоза D легко развиваются различные интеркуррентные заболевания, такие как острое респираторное заболевание, грипп и пневмония. В тяжелых случаях возможна гибель ребенка.

При хроническом течении не наблюдается выраженных признаков интоксикации. У малыша отмечается расстройство сна, слабость, артралгии, повышенная раздражительность, боли в суставах, прогрессирующая дистрофия. Иногда выявляется раннее закрытие большого родничка и заращение черепных швов или развитие хронического пиелонефрита. Перенесенный в раннем детстве гипервитаминоз D оказывает негативное влияние на дальнейшее интеллектуальное и физическое развитие.

Диагностика

Диагноз гипервитаминоза D устанавливается на основании клинических и биохимических обследований. Лабораторная диагностика гипервитаминоза D включает определение уровней кальция и фосфата в крови и моче, щелочной фосфатазы, уровня метаболизма костной ткани. Биохимическими маркерами гипервитаминоза D являются гиперкальциемия, гипофосфатемия, гипокалиемия, гипомагниемия, повышение концентрации кальцитонина и снижение паратиреоидного гормона,гиперкальциурия, гиперфосфатурия, положительная проба Сулковича, также может быть назначена рентгенография трубчатых костей и биопсия мышц, печени, желудка и почек.

Лечение

Лечение гипервитаминоза Dначинают с отмены витамина D, исключения инсоляции, назначения диеты с ограничением кальция и повышенным количеством калия. Для снятия D-витаминной интоксикации больному назначается прием витаминов А, В, С, Е, проводятся внутривенные инфузии глюкозы, бикарбоната натрия, альбумина, солевых растворов, введение аскорбиновой кислоты, кокарбоксилазы. В комплексной медикаментозной терапии гипервитаминоза D применяется форсированный диурез, глюкозо-инсулиновую терапию, кортикостероиды.

Профилактика

Профилактика заболевания основывается на употреблении витамина D в корректной дозировке и только по назначению врача.

в каких продуктах содержится, норма, недостаток и переизбыток витамина D, симптомы и болезни, связанные с дефицитом витамина.

18 декабря 2019

Значение витамина D для организма трудно переоценить. Он отвечает за целый ряд важных биохимических процессов:

  • помогает усвоению кальция и фосфора, «открывая» клетки костной ткани, зубов и ногтей для приема этих минералов;
  • нормализует уровень сахара в крови;
  • ускоряет обмен веществ;
  • синтезирует моноциты, которые очищающие кровь;
  • стимулирует синтез ряда гормонов;
  • улучшает передачу импульсов между нейронами;
  • влияет на развитие эмбриона.

При правильном потреблении витамина D укрепляются кости и мышцы, улучшается состав крови, исчезает сухость волос и кожи, снижается риск появления и развития онкологии и сахарного диабета, повышается иммунитет, работоспособность, концентрация внимания, налаживается работа щитовидной железы и сердца, регулируется артериальное давление.

Типы витамина D

Витамин D, или кальциферол, – общее название для группы биологически активных веществ – жирорастворимых витаминов D1, D2, D3, D4, D5, D6. Из них полезными для здоровья человека являются два:

  • эргокальциферол (витамин D2) и
  • холекальциферол (витамин D3).

Эргокальциферол поступает в организм извне – вместе с растительной пищей (соки, зерновые, грибы).
А вот холекальциферол под воздействием ультрафиолета синтезируется самим организмом. Вот почему его также называют «натуральным» витамином. Помимо этого, он содержится в пище животного происхождения – рыбе жирных сортов, желтках, сливочном масле и др. Согласно научным исследованиям, Д3 участвует в жизнедеятельности человека примерно на 30% активнее, а значит, именно эта разновидность кальциферола особенно полезна.

Недостаток витамина D

Дефицит витамина D – весьма распространенная проблема в России. Ведь большая часть нашей территории входит в зону пониженной инсоляции. Кроме того, витамин D синтезируется организмом только в том случае, если солнечные лучи попадают на кожу под определенным углом, который наблюдается с 11 до 14 часов. Это время у детей может совпасть с обедом или сном, а у взрослых приходится на работу. Среди факторов, которые понижают уровень витамина D, можно также назвать постоянное использование солнцезащитных средств летом и вредные привычки, такие как курение и чрезмерное употребление алкоголя.
Исследования, проводимые в разных регионах России, показали, что нехватка витамина D среди российских детей в возрасте до трех лет составляет примерно 24%, а его дефицит – 42%. И особенно остро гиповитаминоз проявляется в зимний период года – с конца ноября по начало марта. Таким образом, более чем 2/3 детей нуждаются в дополнительном приеме витамина D.

Симптомы у взрослых

Обнаружить дефицит витамина D можно с помощь клинического и лабораторного исследований. А сигналом того, что пора ехать к врачу, должны стать следующие симптомы:

  • хроническая усталость,
  • раздражительность, нервозность,
  • проблемы со стулом,
  • расстройство сна,
  • кариес,
  • снижение зрения,
  • потеря костной массы и ломкость костей,
  • ноющие боли в костях и суставах,
  • повышенная потливость затылочной области,
  • судороги, тянущие боли в мышцах,
  • сухость, шелушение кожи,
  • алопеция,
  • ухудшение аппетита, анорексия,
  • избыточный вес,
  • частые инфекции дыхательных путей.

Как мы видим, симптомы из этого списка не специфичны. И на их основании бывает трудно поставить точный диагноз. Поэтому тем, кто подозревает у себя авитаминоз кальциферола, необходимо сдать анализ на 25-гидроксивитамин D (25 (ОН) D). Если ваш показатель входит в диапазон 30-100 нг/мл – беспокоиться не нужно. Показатель менее 20-30 нг/мл говорит о недостаточности витамина D, а менее 10 нг/мл диагностируется как дефицит, и в этом случае следует принять немедленные меры. Прочтите подробнее о важности витамина D для женщин.

Симптомы у детей

Кальциферол участвует в развитии эмбриона и формировании врожденного иммунитета, поэтому получать этот витамин дети должны еще до своего рождения, во время внутриутробного периода. В детском возрасте, когда у ребенка активно формируется скелет, зубы и мышечный корпус, адекватный уровень витамина D очень важен.
Среди симптомов недостатка этого витамина у детей можно назвать:

  • повышенную плаксивость, возбудимость и нарушения сна;
  • задержку роста;
  • замедление закрытия родничка;
  • потерю веса;
  • обильное потоотделение, особенно во время сна;
  • рахит, изменения костной системы (искривленные ноги, увеличенные размеры головы, плоский затылок, слишком выпуклый лоб).

Прочтите подробнее о витамине D для детей.

Группы риска

  1. Пациенты с болезнями печени, почек и кишечника. Витамин D активизируется в печени и почках, поэтому у людей с заболеваниями этих органов процесс нарушается.
  2. Обладатели смуглой кожи. Большое количество меланина в смуглой или загорелой коже защищает ее от УФ-лучей, что снижает объем синтезируемого холекальциферола.
  3. Беременные и кормящие женщины. Формирующемуся скелету эмбриона требуется большое количество кальция и кальциферола – он получает их из организма матери. Во время лактации также происходит вымывание кальция из организма, поэтому кормящим мамам, как правило, не хватает витамина D и им рекомендуется принимать витаминные комплексы.
  4. Люди в возрасте после 60 лет. С возрастом ухудшается всасывание жира кишечником, что влияет на усвоение жирорастворимого витамина D.
  5. Избыточный вес. Являясь жирорастворимым витамином, кальциферол растворяется в жировой ткани, не успев поучаствовать в ряде биохимических процессов. Таким образом, потребность в витамине D у тучных людей выше.
  6. Жители северных регионов практически лишены солнца, поэтому могут восполнять запас витамина D только через пищу, БАДы и лекарства.
  7. Вегетарианцы. Это легко объясняется отсутствием в их рационе пищи животного происхождения, содержащей витамин D.

Переизбыток витамина D

Гипервитаминоз кальциферола – явление более редкое в наших широтах. Причиной перенасыщения кальциферола часто становится чрезмерное увлечение витаминами. В этом случае наступает гипервитаминоз, то есть состояние, когда показатель гидроксивитамина D превышает 100 нг/мл.
Соли кальция начинают откладываться в мышцах, внутренних органах, коже, что негативно сказывается на их состоянии и работе. Гипервитаминоз провоцирует ухудшение зрения, почечную недостаточность и появление камней.
Увлеченность некоторых молодых мам витаминами может привести к переизбытку кальциферола в организме ребенка. Поэтому лечение и выбор лекарств для ребенка должны осуществляться по назначению педиатра. Он учитывает внешний вид новорожденного, а также тип вскармливания, на котором тот находится. Например, если вы кормите ребенка молочными смесями, то витамин D уже входит в их состав в нужном объеме, а значит, препараты для профилактики его дефицита применять не нужно. В то время как материнское молоко, особенно зимой, может содержать недостаточное количество этого витамина.

Среди признаков избытка кальциферола у детей и взрослых:

  • бессонница;
  • частое мочеиспускание, диарея и рвота;
  • кожные высыпания;
  • судороги в мышцах;
  • раздражительность.

Кроме того, у детей переизбыток витамина D усиливает симптомы других заболеваний. Кожные высыпания или жидкий стул иногда принимают за аллергию на витамин D. На самом же деле это просто передозировка, которая нарушает работу печени и вызывает реакции, сходные с аллергическими.

Как повысить уровень витамина D в организме

Увеличить содержание в организме кальциферола можно благодаря солнечным ваннам или УФ-лампам, а также с помощью пищи, богатой витамином Д, или биологически активных пищевых добавок NUTRILITE™ Витамин D.

Узнайте больше о биологически активной добавке NUTRILITE™ Витамин D

Ультрафиолетовые лучи

Самый простой и естественный способ повысить уровень витамина D – проводить больше времени на солнце. Ультрафиолетовый спектр солнечного света состоит из трех фракций лучей: УФ-А, УФ-В и УФ-С. Для синтеза холекальциферола необходимы лучи В-фракции, которые не проходят через стеклянное окно. Поэтому ловить их рекомендуется только на свежем воздухе. Следует также помнить, что облака и городской смог способны задерживать до 50% ультрафиолета.
Минимальная продолжительность солнечных ванн должна составлять 20-30 минут в день в период с 11 до 14 часов. К сожалению, именно в эти часы летом велика вероятность получить солнечный ожог. А использование солнцезащитных средств с фактором SPF выше 8 единиц блокируют производство витамина D. Поэтому надо соизмерять опасность и пользу от такого загара.
Если возможность находиться на солнце отсутствует, можно воспользоваться солярием. Лучи УФ-ламп не эквивалентны солнечным, но частично компенсируют дефицит природного ультрафиолета. Однако неразумное использование солярия может спровоцировать преждевременное старение кожи, пигментацию и даже появление меланомы.

Питание

Много витамина D содержится в жирной рыбе, яйцах, некоторых видах сыров, масле животного происхождения, молоке и грибах.
В таблице указано количество холекальциферола, которое содержится в 100 граммах продуктов.

Продукт (100 г)Содержание витамина D (в мкг)
Рыбий жир250-350
Печень трески100-200
Горбуша, семга, скумбрия, кета, сельдь, форель, угорь, палтус10-30
Черная икра8
Яичный желток7,7
Молоко козье1,3
Сливочное масло1,5
Твердые сыры1

БАДы

К сожалению, не всегда наш образ жизни позволяет отслеживать объем полезных веществ в своем рационе. В этом случае можно принимать разнообразные витаминные комплексы от Amway, которые помогут поддерживать суточный баланс кальциферола в норме.
NUTRILITE Омега-3 с витамином D представляет собой пастилки из желе для детей, которые легко глотаются, быстро растворяются, хорошо усваиваются и не оставляют неприятного послевкусия. Одна пастилка покрывает до 80% дневной дозы витамина D.
Детские жевательные пастилки NUTRILITE содержат кальций, магний и витамин D, необходимые для интенсивного роста ребенка. В одной пастилке – примерно 30% суточной нормы кальциферола.
Кальций, магний, витамин D комплекс NUTRILITE – биологически активная пищевая добавка для взрослых. Регулярное употребление этого препарата сохраняет кости крепкими и снижает риск получения переломов. Препарат подходит для людей в возрасте, а также тех, кто занимается спортом и хочет сохранить гибкость и подвижность. Каждая таблетка несет дневную норму кальциферола.
Приобрести препараты по минимальной стоимости удобно через сайт компании Амвэй. Достаточно выбрать нужные вам продукты и оформить доставку в Москву или в другой город России.

Суточная норма

Необходимая суточная норма холекальциферола для взрослого здорового человека составляет 15 мкг, или 600 МЕ, что эквивалентно его содержанию в примерно 100 граммах лосося.
Детям до трех лет врачи назначают до 400 МЕ витамина в сутки для профилактики рахита. Для детей старше трех лет дневная норма потребления кальциферода составляет 600 МЕ.

Соотношение пациентов и рекомендованной дневной дозы витамина D3 (в МЕ) отражены в данной таблице.

ПациентD3 (ME)
Ребенок младше 6 месяцев400
Ребенок 6-12 месяцев400
Малыш 1-3 года600
Дети 4-8 лет600
Подростки и взрослые600
Беременные и кормящие800
Пожилые люди старше 70 лет800

Постоянное отсутствие витамина D в рационе чревато рядом неприятных последствий, среди которых:

  • бронхиальная астма,
  • ревматоидный артрит,
  • онкология,
  • гипертония,
  • мигрени,
  • сахарный диабет,
  • атеросклероз,
  • болезни сердечно-сосудистой системы,
  • иммунодефицит,
  • аллергии,
  • пародонтоз,
  • риск преждевременных родов.

С момента открытия витамина D прошло больше ста лет. Но каждый год ученые узнают о его новых функциях. Его роль в процессах жизнедеятельности очень велика. Поэтому так важно следить за уровнем этого вещества в организме.


Узнайте также:

Токсичность витамина D: что, если вы получите слишком много?

Токсичность витамина D, также называемая гипервитаминозом D, является редким, но потенциально серьезным заболеванием, которое возникает, когда в вашем организме слишком много витамина D.

Токсичность витамина D обычно вызывается приемом больших доз добавок витамина D, а не диетой или воздействием солнца. Это потому, что ваше тело регулирует количество витамина D, вырабатываемого на солнце, и даже обогащенные продукты не содержат большого количества витамина D.

Основным последствием токсичности витамина D является накопление кальция в крови (гиперкальциемия), что может вызвать тошноту и рвоту, слабость и частое мочеиспускание. Токсичность витамина D может прогрессировать до боли в костях и проблем с почками, таких как образование кальциевых камней.

Лечение включает прекращение приема витамина D и ограничение потребления кальция с пищей. Ваш врач может также назначить внутривенные жидкости и лекарства, такие как кортикостероиды или бисфосфонаты.

Было доказано, что прием 60 000 международных единиц (МЕ) витамина D в день в течение нескольких месяцев вызывает токсичность.Этот уровень во много раз превышает рекомендованную в США диетическую норму (RDA) для большинства взрослых, составляющую 600 IU витамина D в день.

Дозы, превышающие RDA. иногда используются для лечения медицинских проблем, таких как дефицит витамина D, но они назначаются только под наблюдением врача в течение определенного периода времени. Следует контролировать уровень в крови, пока кто-то принимает высокие дозы витамина D.

Как всегда, проконсультируйтесь с врачом, прежде чем принимать витаминные и минеральные добавки.

  • Витамин D для младенцев
  • Витамин D: может ли он предотвратить болезнь Альцгеймера и деменцию?

17 апреля 2020

Показать ссылки

  1. Доусон-Хьюз Б. Дефицит витамина D у взрослых: определение, клинические проявления и лечение. https://www.uptodate.com/contents/search. По состоянию на 20 марта 2020 г.
  2. Витамин D. Офис диетических добавок. https://ods.od.nih.gov/factsheets/VitaminD-HealthProfessional/. По состоянию на 20 марта 2020 г.
  3. Гиперкальциемия.Сеть гормонального здоровья. https://www.hormone.org/diseases-and-conditions/hypercalcemia Доступно 20 марта 2020 г.
  4. Витамин D. Натуральные лекарства. https://naturalmedicines.therapeutresearch.com. По состоянию на 20 марта 2020 г.
  5. Marcinowska-Suchowierska E, et al. Токсичность витамина D — клиническая перспектива. Границы эндокринологии. 2018; DOI: 10.3389 / fendo.2018.00550.

Посмотреть больше ответов экспертов

Продукты и услуги

  1. The Mayo Clinic Diet Online
  2. Книга: The Mayo Clinic Diet

.

Причины, симптомы, диагностика и лечение

Гипервитаминоз D — редкое, но потенциально серьезное заболевание. Это происходит, когда вы принимаете слишком много витамина D. Обычно это результат приема высоких доз витамина D.

Слишком много витамина D может вызвать аномально высокий уровень кальция в крови. Это может повлиять на кости, ткани и другие органы. Если не лечить, это может привести к высокому кровяному давлению, потере костной массы и повреждению почек.

Вероятно, вы не получаете слишком много витамина D из продуктов, которые вы едите, или из-за пребывания на солнце.Однако были зарегистрированы случаи использования солярия. И за последние несколько лет произошло увеличение общего числа случаев гипервитаминоза D.

Обычно это происходит из-за превышения рекомендованной суточной нормы витамина D. Если вы принимаете поливитамины, посмотрите на количество витамина D в нем. Возможно, вам не понадобится дополнительный прием кальция и витамина D, если вы получаете достаточно витамина D из поливитаминов.

Некоторые отпускаемые по рецепту лекарства, используемые для лечения высокого кровяного давления (тиазидные диуретики) и сердечных заболеваний (дигоксин), могут вызывать повышение уровня витамина D в крови.

Терапия эстрогенами, длительный прием антацидов и изониазид, противотуберкулезный препарат, также могут вызывать повышенный уровень витамина D.

Клиника Майо заявляет, что рекомендуемая норма витамина D для большинства взрослых составляет 600 международных единиц день (МЕ). Врачи могут назначать более высокие дозы для лечения таких заболеваний, как дефицит витамина D, диабет и сердечно-сосудистые заболевания в течение короткого периода времени. Ежедневное употребление высоких доз витамина D в течение нескольких месяцев токсично.

У вас больше шансов на развитие гипервитаминоза D, если вы принимаете добавки витамина D и имеете другие проблемы со здоровьем, такие как:

  • заболевание почек
  • заболевание печени
  • туберкулез
  • гиперпаратиреоз
  • саркоидоз
  • гистоплазмоз

Избыточное количество витамина D в организме может вызвать повышение уровня кальция в крови. Это может привести к состоянию, называемому гиперкальциемией (слишком много кальция в крови).Симптомы включают:

  • усталость
  • потеря аппетита
  • потеря веса
  • чрезмерная жажда
  • чрезмерное мочеиспускание
  • обезвоживание
  • запор
  • раздражительность, нервозность
  • звон в ушах (шум в ушах)
  • мышечная слабость
  • тошнота, рвота
  • головокружение
  • спутанность сознания, дезориентация
  • высокое кровяное давление
  • сердечная аритмия

Долговременные осложнения нелеченого гипервитаминоза D включают:

  • камни в почках
  • повреждение почек
  • почечная недостаточность
  • избыток кости потеря
  • кальциноз (затвердение) артерий и мягких тканей

Кроме того, повышенный уровень кальция в крови может вызвать нарушение сердечного ритма.

Ваш врач изучит вашу историю болезни и может спросить о любых рецептурных и безрецептурных лекарствах и добавках, которые вы принимаете.

Ваш врач может также провести медицинский осмотр и задать вопросы о ваших симптомах. Если ваш врач подозревает, что у вас может быть гипервитаминоз D, он может назначить анализы, в том числе:

  • анализы крови для проверки уровня витамина D, кальция и фосфора (чтобы определить, присутствует ли повреждение почек)
  • анализы мочи для проверки на чрезмерное количество кальция в моче
  • Рентгенография костей, чтобы определить значительную потерю костной массы

Ваш врач, вероятно, посоветует вам немедленно прекратить прием добавок витамина D.Они также могут порекомендовать вам временно уменьшить количество кальция в вашем рационе. В некоторых случаях кортикостероиды или бисфосфонаты могут подавлять высвобождение кальция из костей.

Врач будет часто контролировать уровень витамина D, пока он не вернется к норме.

Прекращение или снижение потребления высоких доз витамина D может предотвратить гипервитаминоз D. Допустимый верхний предел или максимальное суточное потребление витамина D, которое вряд ли приведет к каким-либо рискам для здоровья, установлено на уровне 4000 МЕ в день. .Побочные эффекты наблюдались у тех, кто принимал менее 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Ваш врач может также порекомендовать вам снизить количество кальция в вашем рационе. Необходимо тщательное наблюдение, пока уровень витамина D не вернется к норме.

Чтобы естественным образом усваивать витамин D, вы можете есть продукты, богатые им, в том числе:

  • жир печени трески
  • жирную рыбу, такую ​​как лосось и тунец
  • говяжья печень
  • сыр
  • яичные желтки
  • некоторые грибы

Вы также можете найти продукты, обогащенные витамином D, включая молоко, апельсиновый сок и йогурт.Умеренное воздействие солнечного света — еще один источник природного витамина D. Пятнадцать минут или меньше, когда ваши конечности находятся под прямыми солнечными лучами, прежде чем нанести солнцезащитный крем, — отличный способ естественным образом повысить уровень витамина D.

Причины, симптомы, диагностика и лечение

Гипервитаминоз D — редкое, но потенциально серьезное заболевание. Это происходит, когда вы принимаете слишком много витамина D. Обычно это результат приема высоких доз витамина D.

Слишком много витамина D может вызвать аномально высокий уровень кальция в крови.Это может повлиять на кости, ткани и другие органы. Если не лечить, это может привести к высокому кровяному давлению, потере костной массы и повреждению почек.

Вероятно, вы не получаете слишком много витамина D из продуктов, которые вы едите, или из-за пребывания на солнце. Однако были зарегистрированы случаи использования солярия. И за последние несколько лет произошло увеличение общего числа случаев гипервитаминоза D.

Обычно это происходит из-за превышения рекомендованной суточной нормы витамина D. Если вы принимаете поливитамины, посмотрите на количество витамина D в нем.Возможно, вам не понадобится дополнительный прием кальция и витамина D, если вы получаете достаточно витамина D из поливитаминов.

Некоторые отпускаемые по рецепту лекарства, используемые для лечения высокого кровяного давления (тиазидные диуретики) и сердечных заболеваний (дигоксин), могут вызывать повышение уровня витамина D в крови.

Терапия эстрогенами, длительный прием антацидов и изониазид, противотуберкулезный препарат, также могут вызывать повышенный уровень витамина D.

Клиника Майо заявляет, что рекомендуемая норма витамина D для большинства взрослых составляет 600 международных единиц день (МЕ).Врачи могут назначать более высокие дозы для лечения таких заболеваний, как дефицит витамина D, диабет и сердечно-сосудистые заболевания в течение короткого периода времени. Ежедневное употребление высоких доз витамина D в течение нескольких месяцев токсично.

У вас больше шансов на развитие гипервитаминоза D, если вы принимаете добавки витамина D и имеете другие проблемы со здоровьем, такие как:

  • заболевание почек
  • заболевание печени
  • туберкулез
  • гиперпаратиреоз
  • саркоидоз
  • гистоплазмоз

Избыточное количество витамина D в организме может вызвать повышение уровня кальция в крови.Это может привести к состоянию, называемому гиперкальциемией (слишком много кальция в крови). Симптомы включают:

  • усталость
  • потеря аппетита
  • потеря веса
  • чрезмерная жажда
  • чрезмерное мочеиспускание
  • обезвоживание
  • запор
  • раздражительность, нервозность
  • звон в ушах (шум в ушах)
  • мышечная слабость
  • тошнота, рвота
  • головокружение
  • спутанность сознания, дезориентация
  • высокое кровяное давление
  • сердечная аритмия

Долговременные осложнения нелеченого гипервитаминоза D включают:

  • камни в почках
  • повреждение почек
  • почечная недостаточность
  • избыток кости потеря
  • кальциноз (затвердение) артерий и мягких тканей

Кроме того, повышенный уровень кальция в крови может вызвать нарушение сердечного ритма.

Ваш врач изучит вашу историю болезни и может спросить о любых рецептурных и безрецептурных лекарствах и добавках, которые вы принимаете.

Ваш врач может также провести медицинский осмотр и задать вопросы о ваших симптомах. Если ваш врач подозревает, что у вас может быть гипервитаминоз D, он может назначить анализы, в том числе:

  • анализы крови для проверки уровня витамина D, кальция и фосфора (чтобы определить, присутствует ли повреждение почек)
  • анализы мочи для проверки на чрезмерное количество кальция в моче
  • Рентгенография костей, чтобы определить значительную потерю костной массы

Ваш врач, вероятно, посоветует вам немедленно прекратить прием добавок витамина D.Они также могут порекомендовать вам временно уменьшить количество кальция в вашем рационе. В некоторых случаях кортикостероиды или бисфосфонаты могут подавлять высвобождение кальция из костей.

Врач будет часто контролировать уровень витамина D, пока он не вернется к норме.

Прекращение или снижение потребления высоких доз витамина D может предотвратить гипервитаминоз D. Допустимый верхний предел или максимальное суточное потребление витамина D, которое вряд ли приведет к каким-либо рискам для здоровья, установлено на уровне 4000 МЕ в день. .Побочные эффекты наблюдались у тех, кто принимал менее 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Ваш врач может также порекомендовать вам снизить количество кальция в вашем рационе. Необходимо тщательное наблюдение, пока уровень витамина D не вернется к норме.

Чтобы естественным образом усваивать витамин D, вы можете есть продукты, богатые им, в том числе:

  • жир печени трески
  • жирную рыбу, такую ​​как лосось и тунец
  • говяжья печень
  • сыр
  • яичные желтки
  • некоторые грибы

Вы также можете найти продукты, обогащенные витамином D, включая молоко, апельсиновый сок и йогурт.Умеренное воздействие солнечного света — еще один источник природного витамина D. Пятнадцать минут или меньше, когда ваши конечности находятся под прямыми солнечными лучами, прежде чем нанести солнцезащитный крем, — отличный способ естественным образом повысить уровень витамина D.

Причины, симптомы, диагностика и лечение

Гипервитаминоз D — редкое, но потенциально серьезное заболевание. Это происходит, когда вы принимаете слишком много витамина D. Обычно это результат приема высоких доз витамина D.

Слишком много витамина D может вызвать аномально высокий уровень кальция в крови.Это может повлиять на кости, ткани и другие органы. Если не лечить, это может привести к высокому кровяному давлению, потере костной массы и повреждению почек.

Вероятно, вы не получаете слишком много витамина D из продуктов, которые вы едите, или из-за пребывания на солнце. Однако были зарегистрированы случаи использования солярия. И за последние несколько лет произошло увеличение общего числа случаев гипервитаминоза D.

Обычно это происходит из-за превышения рекомендованной суточной нормы витамина D. Если вы принимаете поливитамины, посмотрите на количество витамина D в нем.Возможно, вам не понадобится дополнительный прием кальция и витамина D, если вы получаете достаточно витамина D из поливитаминов.

Некоторые отпускаемые по рецепту лекарства, используемые для лечения высокого кровяного давления (тиазидные диуретики) и сердечных заболеваний (дигоксин), могут вызывать повышение уровня витамина D в крови.

Терапия эстрогенами, длительный прием антацидов и изониазид, противотуберкулезный препарат, также могут вызывать повышенный уровень витамина D.

Клиника Майо заявляет, что рекомендуемая норма витамина D для большинства взрослых составляет 600 международных единиц день (МЕ).Врачи могут назначать более высокие дозы для лечения таких заболеваний, как дефицит витамина D, диабет и сердечно-сосудистые заболевания в течение короткого периода времени. Ежедневное употребление высоких доз витамина D в течение нескольких месяцев токсично.

У вас больше шансов на развитие гипервитаминоза D, если вы принимаете добавки витамина D и имеете другие проблемы со здоровьем, такие как:

  • заболевание почек
  • заболевание печени
  • туберкулез
  • гиперпаратиреоз
  • саркоидоз
  • гистоплазмоз

Избыточное количество витамина D в организме может вызвать повышение уровня кальция в крови.Это может привести к состоянию, называемому гиперкальциемией (слишком много кальция в крови). Симптомы включают:

  • усталость
  • потеря аппетита
  • потеря веса
  • чрезмерная жажда
  • чрезмерное мочеиспускание
  • обезвоживание
  • запор
  • раздражительность, нервозность
  • звон в ушах (шум в ушах)
  • мышечная слабость
  • тошнота, рвота
  • головокружение
  • спутанность сознания, дезориентация
  • высокое кровяное давление
  • сердечная аритмия

Долговременные осложнения нелеченого гипервитаминоза D включают:

  • камни в почках
  • повреждение почек
  • почечная недостаточность
  • избыток кости потеря
  • кальциноз (затвердение) артерий и мягких тканей

Кроме того, повышенный уровень кальция в крови может вызвать нарушение сердечного ритма.

Ваш врач изучит вашу историю болезни и может спросить о любых рецептурных и безрецептурных лекарствах и добавках, которые вы принимаете.

Ваш врач может также провести медицинский осмотр и задать вопросы о ваших симптомах. Если ваш врач подозревает, что у вас может быть гипервитаминоз D, он может назначить анализы, в том числе:

  • анализы крови для проверки уровня витамина D, кальция и фосфора (чтобы определить, присутствует ли повреждение почек)
  • анализы мочи для проверки на чрезмерное количество кальция в моче
  • Рентгенография костей, чтобы определить значительную потерю костной массы

Ваш врач, вероятно, посоветует вам немедленно прекратить прием добавок витамина D.Они также могут порекомендовать вам временно уменьшить количество кальция в вашем рационе. В некоторых случаях кортикостероиды или бисфосфонаты могут подавлять высвобождение кальция из костей.

Врач будет часто контролировать уровень витамина D, пока он не вернется к норме.

Прекращение или снижение потребления высоких доз витамина D может предотвратить гипервитаминоз D. Допустимый верхний предел или максимальное суточное потребление витамина D, которое вряд ли приведет к каким-либо рискам для здоровья, установлено на уровне 4000 МЕ в день. .Побочные эффекты наблюдались у тех, кто принимал менее 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Ваш врач может также порекомендовать вам снизить количество кальция в вашем рационе. Необходимо тщательное наблюдение, пока уровень витамина D не вернется к норме.

Чтобы естественным образом усваивать витамин D, вы можете есть продукты, богатые им, в том числе:

  • жир печени трески
  • жирную рыбу, такую ​​как лосось и тунец
  • говяжья печень
  • сыр
  • яичные желтки
  • некоторые грибы

Вы также можете найти продукты, обогащенные витамином D, включая молоко, апельсиновый сок и йогурт.Умеренное воздействие солнечного света — еще один источник природного витамина D. Пятнадцать минут или меньше, когда ваши конечности находятся под прямыми солнечными лучами, прежде чем нанести солнцезащитный крем, — отличный способ естественным образом повысить уровень витамина D.

Причины, симптомы, диагностика и лечение

Гипервитаминоз D — редкое, но потенциально серьезное заболевание. Это происходит, когда вы принимаете слишком много витамина D. Обычно это результат приема высоких доз витамина D.

Слишком много витамина D может вызвать аномально высокий уровень кальция в крови.Это может повлиять на кости, ткани и другие органы. Если не лечить, это может привести к высокому кровяному давлению, потере костной массы и повреждению почек.

Вероятно, вы не получаете слишком много витамина D из продуктов, которые вы едите, или из-за пребывания на солнце. Однако были зарегистрированы случаи использования солярия. И за последние несколько лет произошло увеличение общего числа случаев гипервитаминоза D.

Обычно это происходит из-за превышения рекомендованной суточной нормы витамина D. Если вы принимаете поливитамины, посмотрите на количество витамина D в нем.Возможно, вам не понадобится дополнительный прием кальция и витамина D, если вы получаете достаточно витамина D из поливитаминов.

Некоторые отпускаемые по рецепту лекарства, используемые для лечения высокого кровяного давления (тиазидные диуретики) и сердечных заболеваний (дигоксин), могут вызывать повышение уровня витамина D в крови.

Терапия эстрогенами, длительный прием антацидов и изониазид, противотуберкулезный препарат, также могут вызывать повышенный уровень витамина D.

Клиника Майо заявляет, что рекомендуемая норма витамина D для большинства взрослых составляет 600 международных единиц день (МЕ).Врачи могут назначать более высокие дозы для лечения таких заболеваний, как дефицит витамина D, диабет и сердечно-сосудистые заболевания в течение короткого периода времени. Ежедневное употребление высоких доз витамина D в течение нескольких месяцев токсично.

У вас больше шансов на развитие гипервитаминоза D, если вы принимаете добавки витамина D и имеете другие проблемы со здоровьем, такие как:

  • заболевание почек
  • заболевание печени
  • туберкулез
  • гиперпаратиреоз
  • саркоидоз
  • гистоплазмоз

Избыточное количество витамина D в организме может вызвать повышение уровня кальция в крови.Это может привести к состоянию, называемому гиперкальциемией (слишком много кальция в крови). Симптомы включают:

  • усталость
  • потеря аппетита
  • потеря веса
  • чрезмерная жажда
  • чрезмерное мочеиспускание
  • обезвоживание
  • запор
  • раздражительность, нервозность
  • звон в ушах (шум в ушах)
  • мышечная слабость
  • тошнота, рвота
  • головокружение
  • спутанность сознания, дезориентация
  • высокое кровяное давление
  • сердечная аритмия

Долговременные осложнения нелеченого гипервитаминоза D включают:

  • камни в почках
  • повреждение почек
  • почечная недостаточность
  • избыток кости потеря
  • кальциноз (затвердение) артерий и мягких тканей

Кроме того, повышенный уровень кальция в крови может вызвать нарушение сердечного ритма.

Ваш врач изучит вашу историю болезни и может спросить о любых рецептурных и безрецептурных лекарствах и добавках, которые вы принимаете.

Ваш врач может также провести медицинский осмотр и задать вопросы о ваших симптомах. Если ваш врач подозревает, что у вас может быть гипервитаминоз D, он может назначить анализы, в том числе:

  • анализы крови для проверки уровня витамина D, кальция и фосфора (чтобы определить, присутствует ли повреждение почек)
  • анализы мочи для проверки на чрезмерное количество кальция в моче
  • Рентгенография костей, чтобы определить значительную потерю костной массы

Ваш врач, вероятно, посоветует вам немедленно прекратить прием добавок витамина D.Они также могут порекомендовать вам временно уменьшить количество кальция в вашем рационе. В некоторых случаях кортикостероиды или бисфосфонаты могут подавлять высвобождение кальция из костей.

Врач будет часто контролировать уровень витамина D, пока он не вернется к норме.

Прекращение или снижение потребления высоких доз витамина D может предотвратить гипервитаминоз D. Допустимый верхний предел или максимальное суточное потребление витамина D, которое вряд ли приведет к каким-либо рискам для здоровья, установлено на уровне 4000 МЕ в день. .Побочные эффекты наблюдались у тех, кто принимал менее 10 000 МЕ в день в течение длительного периода времени.

Ваш врач может также порекомендовать вам снизить количество кальция в вашем рационе. Необходимо тщательное наблюдение, пока уровень витамина D не вернется к норме.

Чтобы естественным образом усваивать витамин D, вы можете есть продукты, богатые им, в том числе:

  • жир печени трески
  • жирную рыбу, такую ​​как лосось и тунец
  • говяжья печень
  • сыр
  • яичные желтки
  • некоторые грибы

Вы также можете найти продукты, обогащенные витамином D, включая молоко, апельсиновый сок и йогурт.Умеренное воздействие солнечного света — еще один источник природного витамина D. Пятнадцать минут или меньше, когда ваши конечности находятся под прямыми солнечными лучами, прежде чем нанести солнцезащитный крем, — отличный способ естественным образом повысить уровень витамина D.

Токсичность витамина D — клиническая перспектива

Передний эндокринол (Лозанна). 2018; 9: 550.

Ewa Marcinowska-Suchowierska

1 Отделение гериатрии, Медицинский центр последипломного образования, Варшава, Польша

Małgorzata Kupisz-Urbańska

1 Отделение гериатрии, Варшавский центр последипломного образования, Медицинский центр , Польша

Яцек Лукашкевич

2 Кафедра биохимии и клинической химии, Варшавский медицинский университет, Варшава, Польша

Paweł Płudowski

3 Кафедра биохимии, Института здравоохранения, радиоиммунологии и экспериментов Варшавы , Польша

Glenville Jones

4 Кафедра биомедицинских и молекулярных наук, Королевский университет, Кингстон, Онтарио, Канада

1 Кафедра гериатрии, Медицинский центр последипломного образования, Варшава, Польша

2 Департамент биохимии и клинической химии, Медицинский университет Университет Варшавы, Варшава, Польша

3 Отделение биохимии, радиоиммунологии и экспериментальной медицины, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава, Польша

4 Отделение биомедицинских и молекулярных наук, Королевский университет, Кингстон, ОН, Канада

Под редакцией: Радика Музумдар, Детская больница Питтсбурга, Школа медицины, Университет Питтсбурга, США

Рецензент: Бенджамин Удока Нвосу, Медицинская школа Массачусетского университета, США; Луиджи Р.Гарибальди, Детская больница Питтсбурга, Медицинский факультет Университета Питтсбурга, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Педиатрическая эндокринология» журнала «Границы эндокринологии»

Поступила в редакцию 5 марта 2018 г .; Принята к печати 29 августа 2018 г.

Copyright © 2018 Марциновская-Суховерская, Купиш-Урбанская, Лукашкевич, Плудовски и Джонс.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Спутанность сознания, апатия, повторяющаяся рвота, боль в животе, полиурия, полидипсия и обезвоживание — наиболее часто отмечаемые клинические симптомы токсичности витамина D (VDT; также называемые интоксикацией витамином D или гипервитаминозом D).ВДТ и его клиническое проявление, тяжелая гиперкальциемия, связаны с чрезмерным долгосрочным потреблением витамина D, нарушениями метаболического пути витамина D или наличием сопутствующего заболевания, которое локально продуцирует активный метаболит витамина D. Хотя ВДТ встречается редко, последствия для здоровья могут быть серьезными, если не выявить своевременно. Существует множество форм экзогенных (ятрогенных) и эндогенных ВДТ. Экзогенная ВДТ обычно вызывается непреднамеренным или неправильным приемом чрезвычайно высоких доз фармакологических препаратов витамина D и связана с гиперкальциемией.Концентрация 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в сыворотке крови выше 150 нг / мл (375 нмоль / л) является отличительной чертой VDT из-за передозировки витамина D. Эндогенный ВДТ может развиваться из-за чрезмерной выработки активного метаболита витамина D — 1,25 (OH) 2 D при гранулематозных заболеваниях и некоторых лимфомах или из-за сниженного разложения этого метаболита при идиопатической детской гиперкальциемии. Эндогенный ВДТ может также развиваться из-за чрезмерной продукции 25 (ОН) D и 1,25 (ОН) 2 D при врожденных заболеваниях, таких как синдром Вильямса – Бёрена.Лабораторные исследования во время обычных клинических обследований могут выявить бессимптомную гиперкальциемию, вызванную приемом витамина D даже в дозах, рекомендованных для населения в целом и считающихся безопасными. Это явление, называемое гиперчувствительностью к витамину D, отражает нарушение регуляции метаболизма витамина D. Исследователи предложили множество способов объяснения ВДТ. Эти процессы включают повышенную активность 1α-гидроксилазы или ингибирование активности 24-гидроксилазы, что приводит к повышению концентрации 1,25 (OH) D; повышенное количество рецепторов витамина D; и насыщение способности белка, связывающего витамин D.Повышение осведомленности населения о пользе для здоровья, связанной с витамином D, может увеличить риск ВД из-за самостоятельного приема витамина D в дозах, превышающих рекомендованные для возраста и массы тела, или даже превышающих установленные верхние пределы потребления. Следовательно, частота гиперкальциемии из-за гипервитаминоза D может увеличиться.

Ключевые слова: витамин D, 25 (OH) D, токсичность, клинические симптомы, лечение

Введение

Витамин D является важным прогормоном, который играет жизненно важную роль в поддержании здоровья костей и уровня кальция.Дефицит витамина D приводит к гипокальциемии и нарушениям минерализации костей. Дефицит витамина D, как предполагается во многих публикациях, также связан с повышенным риском экстраскелетных осложнений, таких как аутоиммунные заболевания, хроническая обструктивная болезнь легких, рак и метаболический синдром. Дефицит витамина D (концентрация 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] <20 нг / мл; <50 нмоль / л) и недостаточность [концентрация 25 (OH) D 21–29 нг / мл; 52,5–72,5 нмоль / л], являясь глобальной проблемой общественного здравоохранения (1).Из-за растущего понимания дефицита витамина D и связанных с ним проблем со здоровьем, витамин D стал популярной добавкой, и его использование заметно увеличилось. Повышенное потребление добавок витамина D населением в целом и растущее число назначений терапевтических доз (включая очень высокие дозы) без медицинского наблюдения могут привести к большему риску экзогенного гипервитаминоза D с симптомами гиперкальциемии, также известными как токсичность витамина D. (ВДТ) (2). В этой статье представлены некоторые проблемы, связанные с ВДТ из-за передозировки, и объясняются некоторые проблемы гиперчувствительности к витамину D.Существующие знания, касающиеся VDT, основаны на отдельных случаях, случайных отравлениях и экспериментах на животных. По этическим причинам экспериментальный анализ ВДТ на людях невозможен.

Определение VDT и частота его возникновения

VDT из-за избытка витамина D (гипервитаминоз D) — это клиническое состояние, характеризующееся тяжелой гиперкальциемией, которая может сохраняться в течение длительного времени и приводить к серьезным последствиям для здоровья (3).

Гипервитаминоз D с гиперкальциемией развивается после неконтролируемого приема мегадоз витамина D или метаболитов витамина D [25 (OH) D, 1,25 (OH) 2 D].В некоторых клинических условиях гипервитаминоз D может развиться в результате использования аналогов витамина D (экзогенный VDT). Гипервитаминоз D с гиперкальциемией также может быть проявлением избыточной продукции 1,25 (OH) 2 D при гранулематозных заболеваниях, лимфомах и во время идиопатической детской гиперкальциемии (IIH) (эндогенная VDT) (3).

У здоровых людей экзогенная ВДТ обычно вызывается длительным употреблением (в месяцах) мегадоз витамина D, но не чрезмерно высоким воздействием солнечных лучей на кожу или разнообразным питанием.Организм человека может регулировать количество превитамина D (тахистерин и люмистерол), вырабатываемого в коже под действием ультрафиолетового излучения B. Диверсифицированная диета обычно не обеспечивает большого количества витамина D, а обогащение пищевых продуктов витамином D является умеренным (4). Экзогенный ВДТ из-за передозировки витамина D диагностируется по заметно повышенным концентрациям 25 (OH) D (> 150 нг / мл), сопровождающимся тяжелой гиперкальциемией и гиперкальциурией, а также очень низкой или неопределяемой активностью паратироидного гормона (ПТГ) (4).Гиперкальциурия и гиперкальциемия — первые измеримые проявления ВДТ. Концентрация 1,25 (OH) 2 D у пациентов с VDT может быть в пределах нормы, немного увеличиваться или снижаться (реже), когда повышенный уровень кальция в сыворотке подавляет активность ПТГ. 1,25 (OH) 2 D подавляется как за счет ингибирования активности 1α-гидроксилазы, так и за счет увеличения активности 24-гидроксилазы (3).

Экзогенный ВДТ может развиваться у пациентов, принимающих чрезмерное количество 1α, 25 (OH) 2 D или других 1α-гидроксилированных аналогов витамина D [1α (OH) D], таких как парикальцитол и доксеркальциферол, используемых для лечения гипокальциемических расстройств. включая гипопаратиреоз, псевдогипопаратиреоз, остеомаляцию и терминальную почечную недостаточность.В этих случаях гиперкальциемия является побочным эффектом лечения с использованием фармакологического средства витамина D, не связанным с концентрацией 25 (OH) D, и значение концентрации 1,25 (OH) 2 D повышено (3, 5 ).

Повышенный риск эндогенного ВДТ является серьезной клинической проблемой при гранулемообразующих заболеваниях и лимфомах, а также у пациентов с ИБГ. При этих расстройствах пациенты гиперчувствительны к витамину D, и повышенная концентрация 1,25 (OH) 2 D с гиперкальциемией может развиться после приема витамина D или от диетических продуктов, содержащих повышенное количество витамина D, или даже после неконтролируемых солнечных ванн (3). .Пациентам с синдромом Вильямса – Бёрена также необходимо уделять внимание гиперчувствительности к витамину D; однако значения концентрации как 25 (OH) D, так и 1,25 (OH) 2 D при этом заболевании могут быть нормальными или повышенными, и патофизиологическое объяснение часто неясно. При гранулематозных заболеваниях, таких как саркоидоз, туберкулез, проказа, грибковые заболевания, детский некроз подкожно-жировой клетчатки, гигантоклеточный полимиозит и бериллиоз, эндогенный VDT связан с аномальным внепочечным синтезом 1,25 (OH) 2 D активированными макрофагами ( 3, 6).Этиология ВДТ при лимфомах множественная, гетерогенная и до сих пор не полностью изучена (7). При ИИГ нарушение активности 24-гидроксилазы (CYP24A1), фермента, ответственного за деградацию как 25 (OH) D, так и 1,25 (OH) 2 D, приводит к неконтролируемой тяжелой гиперкальциемии и связанным с ней последствиям (8). ИБГ может быть выявлен в раннем детстве или может сохраняться недиагностированным во взрослом возрасте (9). Другая недавно обнаруженная причина ИИГ связана с дефектом в SLC34A1, гене, кодирующем натрий-фосфатный котранспортер (NaPi-IIA) в почках; гиперкальциемия является косвенным проявлением подавления FGF-23 (10).При эндогенном ВДТ гиперкальциемия связана с повышением концентрации 1,25 (ОН) 2 D; Напротив, при VDT из-за передозировки витамина D (экзогенный VDT) гиперкальциемия является следствием высокой концентрации 25 (OH) D (5).

Распространенность ВДТ неизвестна. В результате увеличения потребления добавок, содержащих витамин D, и недавней информации о распространенности мутации CYP24A1 (8–10) в общей популяции (по оценкам, это происходит у 1 из 33 000 родов) (11), частота ВДТ вполне может увеличивать.

В прошлом экзогенный VDT считался редким побочным эффектом, связанным в первую очередь с обогащением пищевых продуктов. С 1930-х по 1950-е годы официальные лица здравоохранения в Соединенных Штатах и ​​Соединенном Королевстве рекомендовали регулярное обогащение молока и других продуктов витамином D (4). Первоначально эта политика была реализована как эффективная стратегия общественного здравоохранения для предотвращения пищевого рахита у детей, а затем как вмешательство по улучшению общего состояния здоровья населения (4).

В 1940-х годах огромные дозы витамина D (200 000–300 000 МЕ / день) считались эффективной стратегией лечения таких разнообразных хронических заболеваний, как туберкулез и ревматоидный артрит. Поскольку у некоторых пациентов, получавших такое лечение, наблюдалась гиперкальциемия, отдельные врачи прекращали прием больших доз, и симптомы ВДТ исчезли через несколько месяцев (4, 12). Однако эти клинические наблюдения предупредили врачей о возможности ВДТ, и практика введения больших доз витамина D была позже прекращена на национальном уровне.Однако эти наблюдения не повлияли на обогащение пищевых продуктов и других продуктов витамином D, которое сохранялось на протяжении 1950-х годов (4). В 1950-х годах в Великобритании было зарегистрировано несколько случаев младенцев с лицевыми аномалиями, надклапанным стенозом аорты, умственной отсталостью и гиперкальциемией. За этим последовали дополнительные сообщения о гиперкальциемии у некоторых младенцев в Соединенном Королевстве, а также в других европейских странах (13).

Королевский колледж врачей и Британская педиатрическая ассоциация связали этот неожиданный и необъяснимый рост случаев гиперкальциемии с чрезмерным потреблением витамина D из различных продуктов, обогащенных витамином D.(В то время не было доступной надежной оценки для измерения витамина D и не существовало надежных оценок потребления витамина D с пищей). Королевский колледж врачей не смог предоставить убедительных доказательств этого феномена (они основывали свой вывод преимущественно на литературе, в которой беременные грызуны, получавшие высокие дозы витамина D, рожали щенков с дисморфическими особенностями, стенозом аорты и гиперкальциемией). Британская педиатрическая ассоциация задокументировала гиперкальциемию только в единичных случаях у младенцев, у которых суточное потребление витамина D составляло 1 500–1725 МЕ.Поэтому правительство Великобритании строго регламентировало обогащение пищевых продуктов витамином D и добавки витамина D для населения (4, 13). Однако, оглядываясь назад, можно сказать, что гиперкальциемия, вероятно, была результатом гиперчувствительности к витамину D у младенцев, страдающих синдромом Вильямса-Бёрена и саркоидозом (4). Тем не менее, в значительном числе этих случаев гиперкальциемия, вероятно, была вызвана чрезмерным ежедневным потреблением витамина D. Более поздние наблюдения VDT были получены из Соединенных Штатов, где гипервитаминоз D у восьми пациентов был связан с употреблением молока, обогащенного витамином D.Анализ молока, произведенного на местном молочном заводе, выявил чрезмерное обогащение витамином D до 232 565 МЕ на кварту вместо стандартных 400 МЕ на кварту (14). В результате этого инцидента местные правительственные учреждения по всему миру запретили обогащение молока и предупредили врачей о потенциале ВДТ — проблема, которая сохраняется и по сей день (14).

В заявлениях, опубликованных за последнее десятилетие, Институт медицины (IOM) (15) и Общество эндокринологов (14) пришли к выводу, что острые ВДТ чрезвычайно редки в литературе, что концентрации 25 (OH) D в сыворотке должны превышать 150 нг / мл (375 нмоль / л), и что другие факторы, такие как потребление кальция, могут влиять на риск развития гиперкальциемии и ВДТ.Независимо от дополнительных факторов риска ВДТ, многие исследования предоставили доказательства того, что витамин D, вероятно, является одним из наименее токсичных жирорастворимых витаминов, гораздо менее токсичным, чем витамин А (4). Дуденков и др. (2) исследовали более 20 000 измерений 25 (OH) D в сыворотке крови, проведенных в клинике Мэйо с 2002 по 2011 год, чтобы определить распространенность ВДТ, продемонстрированную наличием гиперкальциемии. Число лиц с концентрацией 25 (OH) D в сыворотке крови> 50 нг / мл (> 75 нмоль / л) за этот период увеличилось в 20 раз.Однако относительно высокие концентрации 25 (OH) D совпадали с нормальной концентрацией кальция в сыворотке. Только у одного пациента с концентрацией 25 (OH) D 364 нг / мл (910 нмоль / л) была диагностирована гиперкальциемия. Pietras et al. (16) сообщили, что здоровые взрослые в клинических условиях, получавшие 50 000 МЕ витамина D 2 один раз каждые 2 недели (что эквивалентно приблизительно 3 300 МЕ / день) в течение до 6 лет, поддерживали концентрацию 25 (OH) D на уровне 40– 60 нг / мл (100–150 нмоль / л) без каких-либо признаков ВДТ.Эти результаты согласуются с наблюдением Ekwaru et al. (17), что взрослые канадцы, которые принимали до 20000 МЕ витамина D 3 в день, имели значительное увеличение концентрации 25 (OH) D до 60 нг / мл (150 нмоль / л), но без каких-либо доказательств токсичность.

Острый процесс VDT

VDT, возникший в результате чрезмерного употребления витамина D, характеризуется гиперкальциурией, гиперкальциемией, повышенным 25 (OH) D> 150 нг / мл (> 375 нмоль / л) и обычно нормальным или слегка повышенным 1 , 25 (OH) 2 Концентрация D.

Десять лет назад Джонс (18) выдвинул три основные гипотезы о механизме ВД. Все три связаны с повышенными концентрациями метаболита витамина D, достигающего рецептора витамина D (VDR) в ядре клеток-мишеней и вызывающего повышенную экспрессию генов. Три гипотезы, объясняющие ВДТ, заключаются в следующем:

  1. Токсичность опосредуется повышенными концентрациями активной гормональной формы 1,25 (OH) 2 D в сыворотке крови, что приводит к ее повышенной внутриклеточной концентрации.Эта гипотеза не пользуется убедительной поддержкой. Только в одном исследовании Selby et al. (19) сообщили о повышенных значениях концентрации 1,25 (OH) 2 D при VDT. Многие другие исследования показали, что концентрации 1,25 (OH) 2 D были нормальными или лишь слегка повышенными.

  2. 1,25 (OH) 2 D имеет низкое сродство к белку, связывающему витамин D (VDBP) (20), и высокое сродство к VDR, что делает его важным лигандом с доступом к аппарату передачи транскрипционного сигнала. При гипервитаминозе D концентрации различных метаболитов витамина D, особенно 25 (OH) D, заметно увеличиваются, насыщая связывающую способность VDBP и, в свою очередь, позволяя другим метаболитам витамина D проникать в ядро ​​клетки.Среди различных метаболитов витамина D 25 (OH) D в более высоких концентрациях (дозозависимый эффект) имеет самое сильное сродство к VDR, так что конкретный метаболит при его высоких концентрациях в сыворотке стимулирует транскрипцию сам по себе (20, 21).

  3. Прием витамина D повышает концентрацию самого витамина D и увеличивает концентрацию многих других метаболитов витамина D, особенно 25 (OH) D. При гипервитаминозе D концентрации метаболитов витамина D, таких как витамин D, 25 (OH) D, 24,25 (OH) 2 D, 25,26 (OH) 2 D и 25 (OH) D -26,23-лактон, значительно увеличиваются (22).Аномально повышенные концентрации метаболитов витамина D превышают связывающую способность VDBP и вызывают высвобождение свободного 1,25 (OH) 2 D; последний активный метаболит проникает в клетки-мишени путем диффузии и действует через VDR.

Из этих трех гипотез наиболее вероятными являются аномально высокие концентрации 25 (OH) D и свободного 1,25 (OH) 2 D, хотя даже эта концепция остается недоказанной (18, 20).

На основании различных исследований in vitro и in vivo с использованием животных моделей, механизм ВД, предложенный в гипотезе 3, кажется маловероятным.Например, в одном исследовании мыши с нокаутом CYP27B1, лишенные 1α-гидроксилазы и неспособные синтезировать 1,25 (OH) 2 D, по-прежнему страдали от ВДТ при воздействии доз витамина D, аналогичных тем, которые давали контрольным организмам дикого типа ( 23). Таким образом, в литературе поддерживается концепция, согласно которой ВДТ включает механизм 2 и, следовательно, концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови представляет собой точный биомаркер риска ВДТ (24).

Признаки и симптомы VDT

Клинические проявления VDT разнообразны, но связаны в первую очередь с гиперкальциемией (3, 5).

Симптомы ВДТ могут быть аналогичны симптомам других гиперкальциемических состояний и включать психоневрологические проявления, такие как нарушение концентрации, спутанность сознания, апатия, сонливость, депрессия, психоз и, в крайних случаях, ступор и кому. Желудочно-кишечные симптомы ВДТ включают повторяющуюся рвоту, боль в животе, полидипсию, анорексию, запор, пептические язвы и панкреатит. Сердечно-сосудистые проявления ВДТ включают гипертензию, укороченный интервал QT, подъем сегмента ST и брадиаритмию с блокадой сердца первой степени на электрокардиограмме.Почечные симптомы включают гиперкальциурию как самый ранний признак, полиурию, полидипсию, обезвоживание, нефрокальциноз и почечную недостаточность. Другие симптомы ВДТ, вызванные гиперкальциемией, включают ленточную кератопатию, потерю слуха и болезненный периартикулярный кальциноз (25, 26).

Диагноз VDT

Диагноз VDT можно установить клинически. Ранняя диагностика ВДТ требует подробного клинического и лекарственного анамнеза. ВДТ у большинства пациентов является результатом чрезмерных доз или слишком частых интервалов между дозами витамина D, назначаемых при остеопорозе, гипопаратиреозе, гипофосфатемии, остеомаляции или почечной остеодистрофии.Из-за нынешней популярности витамина D в качестве средства для лечения многих заболеваний, добавление витамина D (включая использование терапевтических доз) стало преобладающим у здоровых людей. Врачи общей практики должны внимательно относиться к симптомам ВДТ у пациентов, которые принимали терапевтические дозы витамина D или его метаболитов. Когда развивается гиперкальциемия, пациенты с гранулематозными заболеваниями или лимфомами имеют широко распространенное активное заболевание. В таких случаях диагноз ВДТ становится очевидным при осмотре (3, 5).

Лабораторные исследования (кроме гиперкальциемии) у пациентов с симптоматическими экзогенными ВДТ, связанными с передозировкой витамина D или 25 (OH) D, показывают подавленный ПТГ (интактный), концентрация 25 (OH) D> 150 нг / мл (> 375 нмоль / л. ), а также нормальные или повышенные значения концентрации 1,25 (OH) 2 D.

Экзогенный ВДТ, как неблагоприятный результат терапии с использованием активного метаболита витамина D [как 1,25 (OH) 2 D, так и 1α-OHD], характеризуется лабораторными данными: подавленный ПТГ (интактный), повышенный 1 , Концентрация 25 (OH) 2 D и пониженные или нормальные значения концентрации 25 (OH) D.

Эндогенная интоксикация активным метаболитом, вызванная сосуществующими гранулематозными заболеваниями или лимфомой, может характеризоваться подавлением паратгормона (интактный), пониженной или нормальной концентрацией 25 (OH) D и повышенным 1,25 (OH) 2 D.

In a У пациента с гиперкальциемией гиперфосфатемия предполагает ВДТ, тогда как гипофосфатемия предполагает первичный гиперпаратиреоз. Последнее состояние дополнительно характеризуется повышенной активностью ПТГ и повышенной концентрацией 1,25 (OH) 2 D, но нормальной концентрацией 25 (OH) D (3, 23).

Лечение острого VDT

Любая из трех форм витамина D [витамин D, 25 (OH) D или 1,25 (OH) 2 D] может привести к VDT. Токсичность витамина D 2 или D 3 сложнее контролировать, чем токсичность, вызванную метаболитами витамина D [25 (OH) D или 1,25 (OH) 2 D]. Частично это связано с длительным периодом полураспада в организме из-за высокой растворимости витамина D в липидах в печени, мышцах и жировых тканях и соответствующей большой емкости накопления (18–22).

Таким образом, гиперкальциемия из-за передозировки витамина D теоретически может длиться до 18 месяцев после прекращения приема витамина D. Это связано с медленным высвобождением накопленного витамина D из жировых отложений. Однако период полураспада 25 (OH) D и 1,25 (OH) 2 D в организме намного короче: 15 дней и 15 часов соответственно. Следовательно, передозировка 25 (OH) D может сохраняться в течение нескольких недель, тогда как передозировка 1,25 (OH) 2 D длится всего несколько дней (18, 22).

Лечение ВДТ включает стратегии лечения первой и второй линии (3, 25, 27). Лечение первой линии включает следующее:

  • 1. Прекращение приема добавок витамина D и снижение потребления кальция с пищей. Пациентам с гранулематозными заболеваниями, лимфомой и ИБГ рекомендуется избегать воздействия солнечного света и других источников ультрафиолетового излучения B.

  • 2. Рекомендуется введение изотонического раствора натрия хлорида для коррекции обезвоживания и восстановления функции почек.После восстановления и поддержания объема можно добавлять петлевые диуретики. В случаях длительной терапии хлоридом натрия и петлевых диуретиков важно восполнить потерю натрия, калия и хлорида.

  • 3. Терапия глюкокортикоидами (GS) снизит уровень кальция в плазме за счет уменьшения всасывания кальция в кишечнике за счет уменьшения трансцеллюлярных активных транспортных процессов и увеличения экскреции кальция с мочой. Кроме того, терапия GS изменяет метаболизм витамина D в печени, способствуя синтезу неактивных метаболитов.Хотя это лечение является эффективным (уровни кальция в сыворотке обычно возвращаются к норме в течение нескольких дней при приеме GS в дозах 100 мг / день гидрокортизона или его эквивалента), хроническое использование системной (пероральной или парентеральной) терапии GS, к сожалению, связано с общими побочными эффектами включая вторичный остеопороз, остеонекроз и мышечную слабость.

  • 4. Антирезорбтивная терапия с использованием кальцитонина (CT), бисфосфонатов (BS) или того и другого может быть полезна в тяжелых случаях, когда гиперкальциемия является результатом повышенной резорбции костной ткани остеокластами из-за 1,25 (OH) 2 D оказывает прямое действие на костную ткань.Реакция на CT и BS очень разная. КТ работает быстро, но тахифилаксия наступает через несколько дней. БС действуют в течение нескольких дней, но эффект сохраняется надолго. Фактически, по некоторым данным, БС (в том числе пероральные) являются наиболее эффективным методом лечения ВДТ, по крайней мере, у детей. Клинически невозможно узнать, происходит ли усиление резорбции остеокластической кости, хотя можно предположить, что это имеет место при наличии значительной гиперкальциемии. Следовательно, использование этих соединений не может быть ограничено условиями повышенной резорбции костной ткани остеокластами.

К лечению ВДТ второй линии относятся следующие:

  • 5. Фенобарбитал может быть полезным средством лечения ВДТ за счет снижения концентрации 25 (OH) D за счет индукции микросомального фермента печени (28).

  • 6. Кетоконазол неспецифически снижает продукцию 1,25 (OH) 2 D активированными мононуклеарными клетками путем ингибирования цитохрома P450, CYP27B1, но длительное использование не рекомендуется, поскольку он блокирует многие другие важные CYP (29 ).

  • 7. Аминохинолины (хлорохин, гидрохлорохин) снижают продукцию 1,25 (OH) 2 D активированными мононуклеарными клетками посредством неизвестного механизма при гранулематозных заболеваниях (30).

  • 8. Были разработаны специфические ингибиторы CYP27B1 (1α-гидроксилазы), которые могут найти применение в специфическом блокировании продукции 1,25 (OH) 2 D без взаимодействия с другими ферментами, содержащими цитохром P450 (31) .

  • 9.Индукция неспецифических ферментов цитохрома P450 в печени, включая CYP3A4, такими лекарствами, как рифампицин, приводит к альтернативной катаболической судьбе из пути 24-гидроксилирования метаболитов витамина D и допускает неспецифический распад избытка 1,25 ( OH) 2 D у пациентов с ИИГ (32).

Возможная токсичность умеренного приема витамина D в течение длительных периодов

В отчете IOM 2011 года обсуждались не только верхние пределы (UL) для приема витамина D на основе кратковременного кратковременного введения высоких доз. препараты витамина D в течение ограниченного периода времени, но также подчеркивается необходимость постоянного приема витамина D в течение многих лет приема добавок.Острая токсичность может быть вызвана дозами витамина D, вероятно, превышающими 10 000 МЕ / день, что приводит к концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови> 150 нг / мл (> 375 нмоль / л). Этот уровень явно превышает рекомендованный МОМ UL 4000 МЕ / день. Потенциальная хроническая токсичность может возникнуть в результате приема доз выше 4000 МЕ / день в течение длительных периодов времени, возможно, в течение многих лет, что вызывает сывороточные концентрации 25 (OH) D в диапазоне 50–150 нг / мл (125–375 нмоль / л) (15 ).

IOM процитировал несколько исследований ассоциации, которые предполагают возможные вредные эффекты сывороточных концентраций 25 (OH) D выше 50 нг / мл.Эти эффекты включают смертность от всех причин, заболеваемость некоторыми видами рака (груди, поджелудочной железы и простаты), а также падения и переломы. Смертность от всех причин следует обратной кривой J, поэтому риск смерти, по-видимому, увеличивается у пациентов со значениями концентрации 25 (OH) D выше 30 нг / мл (> 75 нмоль / л). Однако в недавней статье (33) Дуразо-Арвизу и его коллеги повторно проанализировали эти результаты на основе стандартизованных результатов анализа 25 (OH) D и пришли к выводу, что рост на обратной кривой J является артефактом, устраняемым при высоком уровне 25 (OH). Значения D.

В спорном исследовании, пожилые женщины, которые получили ежегодную единственную высокую дозу витамина D (500 000 МЕ) имели более высокие показатели переломов и падений, чем у женщин контрольной группы, которые получали плацебо (34). Хотя сывороточный 25 (OH) D не измерялся в группе, получавшей лечение, дополнительное исследование показало, что сывороточный 25 (OH) D составлял 48 нг / мл (120 нмоль / л) через 1 месяц после введения дозы. В более позднем исследовании Bischoff-Ferrari et al. (35) сообщили о более высоком риске падений у мужчин и женщин старше 70 лет, которым давали 60000 МЕ / месяц, чем в контрольной группе, получавшей 24000 МЕ / месяц ± 300 мкг 25 (OH) D 3 / месяц за 1 месяц. год.Концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови достигала 40 нг / мл (100 нмоль / л) в пораженной группе при дозах 60000 МЕ / месяц и даже выше у лиц, получавших 25 (OH) D 3 .

Следовательно, некоторые возможные вредные эффекты хронических умеренных доз витамина D остаются необъясненными. В отличие от исследования острых ВДТ, не существует правдоподобного объяснения механизма таких пагубных последствий для здоровья при хронических ВД. Хотя никакие механизмы пока не могут объяснить эти данные, мы должны продолжать сомневаться в том, является ли хроническое умеренное дозирование витамина D потенциально вредным.

Резюме и выводы

Хотя ВДТ, приводящая к гиперкальциемии, встречается редко, она может быть опасной для жизни, если не будет своевременно выявлена. Существует множество форм экзогенных (ятрогенных) и эндогенных ВДТ. Непреднамеренная передозировка из-за использования фармацевтических продуктов является наиболее частой причиной экзогенного ВДТ. Обзор случаев VDT, вызванных ошибками в составе витамина D или введением, которые привели к чрезмерному дозированию, подтвердил, что интоксикация встречается крайне редко. Однако VDT всегда следует рассматривать как дифференциальный диагноз у пациентов с гиперкальциемией (36).

В некоторых клинических условиях эндогенный ВДТ также является важной клинической проблемой. Эндогенная этиология может развиваться из-за эктопической продукции 1,25 (OH) 2 D при гранулематозных заболеваниях, таких как саркоидоз и туберкулез, или при лимфоме. Исследователи предложили множество процессов для учета VDT, включая ингибированную активность 24-гидроксилазы или повышенную активность 1α-гидроксилазы, что приводит к увеличению концентрации активного метаболита витамина D, увеличению количества VDR или насыщению емкости. ВДБП.Несмотря на множество разногласий, связанных с целевой концентрацией 25 (OH) D или рекомендуемыми дозами витамина D для населения в целом, имеющиеся руководящие принципы согласны с тем, что концентрации 25 (OH) D> 150 нг / мл представляют значительный риск ВДТ и что схемы лечения дефицита витамина D при применении высоких доз (выше UL) необходимо регулярное наблюдение (37).

Среди населения в целом растет осведомленность о пользе для здоровья, связанной с витамином D; однако повышенное потребление добавок, содержащих витамин D, может предрасполагать широкую публику к увеличению случаев ВДТ.Таким образом, без медицинского наблюдения людям, которые самостоятельно принимают витамин D в дозах, превышающих рекомендованные для возраста и массы тела, рекомендуется соблюдать осторожность.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.Рецензент LG и управляющий редактор заявили о своей общей принадлежности.

Список литературы

1. Буйон Р.
Витамин D и здоровье вне скелета. UpToDate (2015). Доступно на сайте: www.uptodate.com 2. Дуденков Д.В., Зевн Б.П., Оберхелман С.С., Фишер П.Р., Сингх Р.Дж., Ча С.С. и др. . Изменение уровня 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови выше 50 нг / мл: 10-летнее популяционное исследование. Mayo Clin Proc. (2015) 90: 577–86. 10.1016 / j.mayocp.2015.02.012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4.Holick MF.
Витамин D не так токсичен, как когда-то считалось: историческая и современная перспектива. Mayo Clin Proc. (2015) 90: 561–4. 10.1016 / j.mayocp.2015.03.015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Гупта А.К., Джамвал В., Сакул, Малхотра П.
Гипервитаминоз D и системные проявления: всесторонний обзор. ДЖИМСА (2014) 27: 236–7. [Google Scholar] 6. Белл NH, Stern PH, Pantzer E, Sinha TK, DeLuca HF.
Доказательства того, что повышенный уровень циркулирующего 1α, 25-дигидроксивитамина D является вероятной причиной аномального метаболизма кальция при саркоидозе.J Clin Invest. (1979) 64: 218–25. 10.1172 / JCI109442 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Mudde AH, van den Berg H, Boshuis PG, Breedveld FC, Markusse HM, Kluin PM, et al. . Внематочная продукция 1,25-дигидроксивитамина D B-клеточной лимфомой как причина гиперкальциемии. Рак (1987) 59: 1543–6. [PubMed] [Google Scholar] 8. Шлингманн К.П., Кауфманн М., Вебер С., Ирвин А., Гус С., Джон У. и др.
Мутации CYP24A1 и идиопатическая детская гиперкальциемия. N Engl J Med. (2011) 3655: 410–21.10.1056 / NEJMoa1103864 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Динур Д., Давидовиц М., Авинер С. Материнская и детская гиперкальциемия, вызванная мутациями витамина D-гидроксилазы и потреблением витамина D. Педиатр Нефрол. (2015) 30: 145–52. 10.1007 / s00467-014-2889-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Шлингманн К.П., Руминска Дж., Кауфманн М., Дурсун И., Патти М., Кранц Б. и др. . Аутосомно-рецессивные мутации в SLC34A1, кодирующем натрий-фосфатный котранспортер 2A, вызывают идиопатическую инфантильную гиперкальциемию. J Am Soc Nephrol.(2016) 27: 604–14. 10.1681 / ASN.2014101025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Проницка Э., Сиара Э., Халат П., Янец А., Войчик М., Ровинска Э. и др. . Биаллельные мутации в CYP24A1 или SLC34A1 как причина детской идиопатической гиперкальциемии (ИИГ) с гиперчувствительностью к витамину D: молекулярное исследование 11 исторических случаев ИИГ. J Appl Genet. (2017) 58: 349–53. 10.1007 / s13353-017-0397-2 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Абрамс Н.Р., Бауэр В.
Лечение ревматоидного артрита большими дозами витамина D.JAMA (1938) 111: 1632–9. [Google Scholar] 13. Сэмюэл Х.С.
Токсичность витамина D, отчет Британской педиатрической ассоциации. Детская гиперкальциемия, пищевой рахит и детская цинга в Великобритании. Br Med J. (1984) 1: 1659–61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Jacobus CH, Holick MF, Shao Q, Chen TC, Holm IA, Kolodny JM, et al. . Гипервитаминоз D, связанный с употреблением молока. N Engl J Med. (1992) 326: 1173–7. 10.1056 / NEJM199204303261801 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. МОМ
(Институт медицины) Нормы потребления кальция и витамина D.Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; (2011) стр. 1–1115. [Google Scholar] 16. Пьетрас С.М., Обаян Б.К., Цай М.Х., Холик М.Ф. Лечение витамином D при дефиците и недостаточности витамина D до 6 лет. Arch Inter Med. (2009) 169: 1806–18. 10.1001 / archinternmed.2009.361 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Эквару Дж. П., Цвикер Дж. Д., Холик М. Ф., Джованнуччи Е., Вегелерс П. Дж. Важность веса тела для зависимости реакции от дозы перорального приема витамина D и сывороточного 25-гидроксивитамина D у здоровых добровольцев.PLoS ONE (2014) 9: e111265. 10.1371 / journal.pone.0111265 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Джонс Г. Фармакокинетика токсичности витамина D. Am J Clin Nutr. (2008) 88: 582–6. 10.1093 / ajcn / 88.2.582S [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Селби П.Л., Дэвис М., Маркс Дж. С., Мавер Э.Б. Интоксикация витамином D вызывает гиперкальциемию за счет увеличения резорбции костей, которая реагирует на памидронат. Clin Endocrinol. (1995) 43: 531–6. [PubMed] [Google Scholar] 20. Бикл Д.Д., Джи Э., Хэллоран Б., Ковальски М.А., Райзен Э., Хаддад Дж.Г.Оценка свободной фракции 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови и ее регуляция альбумином и связывающим витамин D белком. J Clin Endocrinol Metab. (1986) 63: 954–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Bikle DD, Gee E. Свободный, а не общий 1,25-дигидроксивитамин D регулирует метаболизм 25-гидроксивитамина D кератиноцитами. Эндокринология (1989) 124: 649–54. [PubMed] [Google Scholar] 22. Петтифор Дж. М., Бикл Д. Д., Кавалерос М., Захен Д., Камдар М. С., Росс Ф. П.. Уровни свободного 1,25-дигидроксивитамина D в сыворотке при токсичности витамина D.Ann Intern Med. (1995) 122: 511–3. [PubMed] [Google Scholar] 23. Deluca HF, Prahl JM, Plum LA. 1,25-дигидроксивитамин D не отвечает за токсичность, вызванную витамином D или 25-гидроксивитамином D. Arch BiochemBiophys. (2011) 505: 226–30. 10.1016 / j.abb.2010.10.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Джонс Дж., Шлингманн К.П.
Гиперкальциемические состояния, связанные с нарушением метаболизма витамина D. Front Horm Res. (2018) 50: 89–113. 10.1159 / 000486073 [CrossRef] [Google Scholar] 25. Поттс Дж. Т., младший, Юппнер Х.Нарушения паращитовидной железы и гомеостаза кальция. В: Longo DL, Fauci AS, Kasper Dl, Hauser Sl, Jameson Jl, Loscalzo J. editors. Принципы внутренней медицины Харрисона.
Vol. 2.
18 изд.
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл; (2012). п. 3096–3129. [Google Scholar] 26. Хиенг В., Стивенс К.
Токсичность витамина D: тематическое исследование. N Zeal J Med Lab Sci. (2010) 64: 44–50. [Google Scholar] 27. Кусано Н., Тис-Джейкобс С., Билезикян Дж. П.
Гиперкальциемия из-за токсичности витамина D. В: Feldman D, Pike JW, Adams JS. редактор.Витамин D. Лондон, Великобритания: Elsevier; (2011). п. 1394. [Google Scholar] 28. Лукашкевич Я., Прушинска К., Лоренц Р.С., Людвичак Х. Индукция микросомальных ферментов печени: лечение отравления витамином D у 7-месячного ребенка. Br Med J. (1987) 295: 1173. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Glass AR, Eil C. Кетоконазол-индуцированное снижение сывороточного 1,25-дигидроксивитамина D и общего сывороточного кальция у пациентов с гиперкальциемией. J. ClinEndocrinol Metab. (1988) 66: 934–8. [PubMed] [Google Scholar] 30. Адамс Дж.С., Диз М, Шарма О.П.Эффективное снижение концентрации 1,25 дигидроксивитамина D и кальция в сыворотке при саркоидозе, связанной с гиперкальциемией, с коротким курсом терапии хлорохином. Ann Intern Med. (1989) 11: 437–8. [PubMed] [Google Scholar] 32. Хоукс С.П., Ли Д., Хаконарсон Х., Мейерс К.Э., Туммель К.Е., Левин М.А. Индукция CYP3A4 рифампицином: альтернативный путь инактивации витамина d у пациентов с мутациями CYP24A1. J Clin Endocrinol Metab. (2017) 102: 1440–6. 10.1210 / jc.2016-4048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33.Дуразо-Арвизу Р.А., Доусон-Хьюз Б., Крамер Х., Цао Дж., Меркель Дж., Коутс П.М. и др. . Обратная связь j-образной формы между общей концентрацией 25-гидроксивитамина D в сыворотке и смертностью от всех причин: влияние стандартизации анализа. Am J Epidemiol. (2017) 185: 720–6. 10.1093 / aje / kww244 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34. Сандерс К.М., Стюарт А.Л., Уильямсон Э.Дж., Симпсон Дж.А., Котович М.А., Янг Д. и др. . Ежегодный пероральный прием высоких доз витамина D, падения и переломы у пожилых женщин: рандомизированное контролируемое исследование.JAMA (2010) 303: 1815–22. 10.1001 / jama.2010.594 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Bischoff-Ferrari HA, Dawson-Hughes B, Orav EJ, Staehelin HB, Meyer OW, Theiler R и др. . Ежемесячное лечение высокими дозами витамина d для предотвращения функционального снижения: рандомизированное клиническое исследование. JAMA Intern Med. (2016) 176: 175–83. 10.1001 / jamainternmed.2015.7148 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Галиор К., Греб С., Сингх Р.
Развитие токсичности витамина D в результате чрезмерной коррекции дефицита витамина D: обзор истории болезни.Питательные вещества (2018) 10: E953
10.3390 / nu10080953 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Холик М.Ф., Бинкли NC, Бишофф-Феррари HA, Гордон С.М., Хэнли Д.А., Хини Р.П. и др. . Эндокринное общество. Оценка, лечение и профилактика дефицита витамина D: руководство по клинической практике эндокринного общества. J Clin Endocrinol Metab. (2011) 96: 1911–30. 10.1210 / jc.2011-0385 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Токсичность витамина D — клиническая перспектива

Передний эндокринол (Лозанна).2018; 9: 550.

Ewa Marcinowska-Suchowierska

1 Отделение гериатрии, Медицинский центр последипломного образования, Варшава, Польша

Małgorzata Kupisz-Urbańska

1 Отделение гериатрии, Варшавский центр последипломного образования, Медицинский центр , Польша

Яцек Лукашкевич

2 Кафедра биохимии и клинической химии, Варшавский медицинский университет, Варшава, Польша

Paweł Płudowski

3 Кафедра биохимии, Института здравоохранения, радиоиммунологии и экспериментов Варшавы , Польша

Glenville Jones

4 Кафедра биомедицинских и молекулярных наук, Королевский университет, Кингстон, Онтарио, Канада

1 Кафедра гериатрии, Медицинский центр последипломного образования, Варшава, Польша

2 Департамент биохимии и клинической химии, Медицинский университет Университет Варшавы, Варшава, Польша

3 Отделение биохимии, радиоиммунологии и экспериментальной медицины, Детский мемориальный институт здоровья, Варшава, Польша

4 Отделение биомедицинских и молекулярных наук, Королевский университет, Кингстон, ОН, Канада

Под редакцией: Радика Музумдар, Детская больница Питтсбурга, Школа медицины, Университет Питтсбурга, США

Рецензент: Бенджамин Удока Нвосу, Медицинская школа Массачусетского университета, США; Луиджи Р.Гарибальди, Детская больница Питтсбурга, Медицинский факультет Университета Питтсбурга, США

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Педиатрическая эндокринология» журнала «Границы эндокринологии»

Поступила в редакцию 5 марта 2018 г .; Принята к печати 29 августа 2018 г.

Copyright © 2018 Марциновская-Суховерская, Купиш-Урбанская, Лукашкевич, Плудовски и Джонс.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Спутанность сознания, апатия, повторяющаяся рвота, боль в животе, полиурия, полидипсия и обезвоживание — наиболее часто отмечаемые клинические симптомы токсичности витамина D (VDT; также называемые интоксикацией витамином D или гипервитаминозом D).ВДТ и его клиническое проявление, тяжелая гиперкальциемия, связаны с чрезмерным долгосрочным потреблением витамина D, нарушениями метаболического пути витамина D или наличием сопутствующего заболевания, которое локально продуцирует активный метаболит витамина D. Хотя ВДТ встречается редко, последствия для здоровья могут быть серьезными, если не выявить своевременно. Существует множество форм экзогенных (ятрогенных) и эндогенных ВДТ. Экзогенная ВДТ обычно вызывается непреднамеренным или неправильным приемом чрезвычайно высоких доз фармакологических препаратов витамина D и связана с гиперкальциемией.Концентрация 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в сыворотке крови выше 150 нг / мл (375 нмоль / л) является отличительной чертой VDT из-за передозировки витамина D. Эндогенный ВДТ может развиваться из-за чрезмерной выработки активного метаболита витамина D — 1,25 (OH) 2 D при гранулематозных заболеваниях и некоторых лимфомах или из-за сниженного разложения этого метаболита при идиопатической детской гиперкальциемии. Эндогенный ВДТ может также развиваться из-за чрезмерной продукции 25 (ОН) D и 1,25 (ОН) 2 D при врожденных заболеваниях, таких как синдром Вильямса – Бёрена.Лабораторные исследования во время обычных клинических обследований могут выявить бессимптомную гиперкальциемию, вызванную приемом витамина D даже в дозах, рекомендованных для населения в целом и считающихся безопасными. Это явление, называемое гиперчувствительностью к витамину D, отражает нарушение регуляции метаболизма витамина D. Исследователи предложили множество способов объяснения ВДТ. Эти процессы включают повышенную активность 1α-гидроксилазы или ингибирование активности 24-гидроксилазы, что приводит к повышению концентрации 1,25 (OH) D; повышенное количество рецепторов витамина D; и насыщение способности белка, связывающего витамин D.Повышение осведомленности населения о пользе для здоровья, связанной с витамином D, может увеличить риск ВД из-за самостоятельного приема витамина D в дозах, превышающих рекомендованные для возраста и массы тела, или даже превышающих установленные верхние пределы потребления. Следовательно, частота гиперкальциемии из-за гипервитаминоза D может увеличиться.

Ключевые слова: витамин D, 25 (OH) D, токсичность, клинические симптомы, лечение

Введение

Витамин D является важным прогормоном, который играет жизненно важную роль в поддержании здоровья костей и уровня кальция.Дефицит витамина D приводит к гипокальциемии и нарушениям минерализации костей. Дефицит витамина D, как предполагается во многих публикациях, также связан с повышенным риском экстраскелетных осложнений, таких как аутоиммунные заболевания, хроническая обструктивная болезнь легких, рак и метаболический синдром. Дефицит витамина D (концентрация 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] <20 нг / мл; <50 нмоль / л) и недостаточность [концентрация 25 (OH) D 21–29 нг / мл; 52,5–72,5 нмоль / л], являясь глобальной проблемой общественного здравоохранения (1).Из-за растущего понимания дефицита витамина D и связанных с ним проблем со здоровьем, витамин D стал популярной добавкой, и его использование заметно увеличилось. Повышенное потребление добавок витамина D населением в целом и растущее число назначений терапевтических доз (включая очень высокие дозы) без медицинского наблюдения могут привести к большему риску экзогенного гипервитаминоза D с симптомами гиперкальциемии, также известными как токсичность витамина D. (ВДТ) (2). В этой статье представлены некоторые проблемы, связанные с ВДТ из-за передозировки, и объясняются некоторые проблемы гиперчувствительности к витамину D.Существующие знания, касающиеся VDT, основаны на отдельных случаях, случайных отравлениях и экспериментах на животных. По этическим причинам экспериментальный анализ ВДТ на людях невозможен.

Определение VDT и частота его возникновения

VDT из-за избытка витамина D (гипервитаминоз D) — это клиническое состояние, характеризующееся тяжелой гиперкальциемией, которая может сохраняться в течение длительного времени и приводить к серьезным последствиям для здоровья (3).

Гипервитаминоз D с гиперкальциемией развивается после неконтролируемого приема мегадоз витамина D или метаболитов витамина D [25 (OH) D, 1,25 (OH) 2 D].В некоторых клинических условиях гипервитаминоз D может развиться в результате использования аналогов витамина D (экзогенный VDT). Гипервитаминоз D с гиперкальциемией также может быть проявлением избыточной продукции 1,25 (OH) 2 D при гранулематозных заболеваниях, лимфомах и во время идиопатической детской гиперкальциемии (IIH) (эндогенная VDT) (3).

У здоровых людей экзогенная ВДТ обычно вызывается длительным употреблением (в месяцах) мегадоз витамина D, но не чрезмерно высоким воздействием солнечных лучей на кожу или разнообразным питанием.Организм человека может регулировать количество превитамина D (тахистерин и люмистерол), вырабатываемого в коже под действием ультрафиолетового излучения B. Диверсифицированная диета обычно не обеспечивает большого количества витамина D, а обогащение пищевых продуктов витамином D является умеренным (4). Экзогенный ВДТ из-за передозировки витамина D диагностируется по заметно повышенным концентрациям 25 (OH) D (> 150 нг / мл), сопровождающимся тяжелой гиперкальциемией и гиперкальциурией, а также очень низкой или неопределяемой активностью паратироидного гормона (ПТГ) (4).Гиперкальциурия и гиперкальциемия — первые измеримые проявления ВДТ. Концентрация 1,25 (OH) 2 D у пациентов с VDT может быть в пределах нормы, немного увеличиваться или снижаться (реже), когда повышенный уровень кальция в сыворотке подавляет активность ПТГ. 1,25 (OH) 2 D подавляется как за счет ингибирования активности 1α-гидроксилазы, так и за счет увеличения активности 24-гидроксилазы (3).

Экзогенный ВДТ может развиваться у пациентов, принимающих чрезмерное количество 1α, 25 (OH) 2 D или других 1α-гидроксилированных аналогов витамина D [1α (OH) D], таких как парикальцитол и доксеркальциферол, используемых для лечения гипокальциемических расстройств. включая гипопаратиреоз, псевдогипопаратиреоз, остеомаляцию и терминальную почечную недостаточность.В этих случаях гиперкальциемия является побочным эффектом лечения с использованием фармакологического средства витамина D, не связанным с концентрацией 25 (OH) D, и значение концентрации 1,25 (OH) 2 D повышено (3, 5 ).

Повышенный риск эндогенного ВДТ является серьезной клинической проблемой при гранулемообразующих заболеваниях и лимфомах, а также у пациентов с ИБГ. При этих расстройствах пациенты гиперчувствительны к витамину D, и повышенная концентрация 1,25 (OH) 2 D с гиперкальциемией может развиться после приема витамина D или от диетических продуктов, содержащих повышенное количество витамина D, или даже после неконтролируемых солнечных ванн (3). .Пациентам с синдромом Вильямса – Бёрена также необходимо уделять внимание гиперчувствительности к витамину D; однако значения концентрации как 25 (OH) D, так и 1,25 (OH) 2 D при этом заболевании могут быть нормальными или повышенными, и патофизиологическое объяснение часто неясно. При гранулематозных заболеваниях, таких как саркоидоз, туберкулез, проказа, грибковые заболевания, детский некроз подкожно-жировой клетчатки, гигантоклеточный полимиозит и бериллиоз, эндогенный VDT связан с аномальным внепочечным синтезом 1,25 (OH) 2 D активированными макрофагами ( 3, 6).Этиология ВДТ при лимфомах множественная, гетерогенная и до сих пор не полностью изучена (7). При ИИГ нарушение активности 24-гидроксилазы (CYP24A1), фермента, ответственного за деградацию как 25 (OH) D, так и 1,25 (OH) 2 D, приводит к неконтролируемой тяжелой гиперкальциемии и связанным с ней последствиям (8). ИБГ может быть выявлен в раннем детстве или может сохраняться недиагностированным во взрослом возрасте (9). Другая недавно обнаруженная причина ИИГ связана с дефектом в SLC34A1, гене, кодирующем натрий-фосфатный котранспортер (NaPi-IIA) в почках; гиперкальциемия является косвенным проявлением подавления FGF-23 (10).При эндогенном ВДТ гиперкальциемия связана с повышением концентрации 1,25 (ОН) 2 D; Напротив, при VDT из-за передозировки витамина D (экзогенный VDT) гиперкальциемия является следствием высокой концентрации 25 (OH) D (5).

Распространенность ВДТ неизвестна. В результате увеличения потребления добавок, содержащих витамин D, и недавней информации о распространенности мутации CYP24A1 (8–10) в общей популяции (по оценкам, это происходит у 1 из 33 000 родов) (11), частота ВДТ вполне может увеличивать.

В прошлом экзогенный VDT считался редким побочным эффектом, связанным в первую очередь с обогащением пищевых продуктов. С 1930-х по 1950-е годы официальные лица здравоохранения в Соединенных Штатах и ​​Соединенном Королевстве рекомендовали регулярное обогащение молока и других продуктов витамином D (4). Первоначально эта политика была реализована как эффективная стратегия общественного здравоохранения для предотвращения пищевого рахита у детей, а затем как вмешательство по улучшению общего состояния здоровья населения (4).

В 1940-х годах огромные дозы витамина D (200 000–300 000 МЕ / день) считались эффективной стратегией лечения таких разнообразных хронических заболеваний, как туберкулез и ревматоидный артрит. Поскольку у некоторых пациентов, получавших такое лечение, наблюдалась гиперкальциемия, отдельные врачи прекращали прием больших доз, и симптомы ВДТ исчезли через несколько месяцев (4, 12). Однако эти клинические наблюдения предупредили врачей о возможности ВДТ, и практика введения больших доз витамина D была позже прекращена на национальном уровне.Однако эти наблюдения не повлияли на обогащение пищевых продуктов и других продуктов витамином D, которое сохранялось на протяжении 1950-х годов (4). В 1950-х годах в Великобритании было зарегистрировано несколько случаев младенцев с лицевыми аномалиями, надклапанным стенозом аорты, умственной отсталостью и гиперкальциемией. За этим последовали дополнительные сообщения о гиперкальциемии у некоторых младенцев в Соединенном Королевстве, а также в других европейских странах (13).

Королевский колледж врачей и Британская педиатрическая ассоциация связали этот неожиданный и необъяснимый рост случаев гиперкальциемии с чрезмерным потреблением витамина D из различных продуктов, обогащенных витамином D.(В то время не было доступной надежной оценки для измерения витамина D и не существовало надежных оценок потребления витамина D с пищей). Королевский колледж врачей не смог предоставить убедительных доказательств этого феномена (они основывали свой вывод преимущественно на литературе, в которой беременные грызуны, получавшие высокие дозы витамина D, рожали щенков с дисморфическими особенностями, стенозом аорты и гиперкальциемией). Британская педиатрическая ассоциация задокументировала гиперкальциемию только в единичных случаях у младенцев, у которых суточное потребление витамина D составляло 1 500–1725 МЕ.Поэтому правительство Великобритании строго регламентировало обогащение пищевых продуктов витамином D и добавки витамина D для населения (4, 13). Однако, оглядываясь назад, можно сказать, что гиперкальциемия, вероятно, была результатом гиперчувствительности к витамину D у младенцев, страдающих синдромом Вильямса-Бёрена и саркоидозом (4). Тем не менее, в значительном числе этих случаев гиперкальциемия, вероятно, была вызвана чрезмерным ежедневным потреблением витамина D. Более поздние наблюдения VDT были получены из Соединенных Штатов, где гипервитаминоз D у восьми пациентов был связан с употреблением молока, обогащенного витамином D.Анализ молока, произведенного на местном молочном заводе, выявил чрезмерное обогащение витамином D до 232 565 МЕ на кварту вместо стандартных 400 МЕ на кварту (14). В результате этого инцидента местные правительственные учреждения по всему миру запретили обогащение молока и предупредили врачей о потенциале ВДТ — проблема, которая сохраняется и по сей день (14).

В заявлениях, опубликованных за последнее десятилетие, Институт медицины (IOM) (15) и Общество эндокринологов (14) пришли к выводу, что острые ВДТ чрезвычайно редки в литературе, что концентрации 25 (OH) D в сыворотке должны превышать 150 нг / мл (375 нмоль / л), и что другие факторы, такие как потребление кальция, могут влиять на риск развития гиперкальциемии и ВДТ.Независимо от дополнительных факторов риска ВДТ, многие исследования предоставили доказательства того, что витамин D, вероятно, является одним из наименее токсичных жирорастворимых витаминов, гораздо менее токсичным, чем витамин А (4). Дуденков и др. (2) исследовали более 20 000 измерений 25 (OH) D в сыворотке крови, проведенных в клинике Мэйо с 2002 по 2011 год, чтобы определить распространенность ВДТ, продемонстрированную наличием гиперкальциемии. Число лиц с концентрацией 25 (OH) D в сыворотке крови> 50 нг / мл (> 75 нмоль / л) за этот период увеличилось в 20 раз.Однако относительно высокие концентрации 25 (OH) D совпадали с нормальной концентрацией кальция в сыворотке. Только у одного пациента с концентрацией 25 (OH) D 364 нг / мл (910 нмоль / л) была диагностирована гиперкальциемия. Pietras et al. (16) сообщили, что здоровые взрослые в клинических условиях, получавшие 50 000 МЕ витамина D 2 один раз каждые 2 недели (что эквивалентно приблизительно 3 300 МЕ / день) в течение до 6 лет, поддерживали концентрацию 25 (OH) D на уровне 40– 60 нг / мл (100–150 нмоль / л) без каких-либо признаков ВДТ.Эти результаты согласуются с наблюдением Ekwaru et al. (17), что взрослые канадцы, которые принимали до 20000 МЕ витамина D 3 в день, имели значительное увеличение концентрации 25 (OH) D до 60 нг / мл (150 нмоль / л), но без каких-либо доказательств токсичность.

Острый процесс VDT

VDT, возникший в результате чрезмерного употребления витамина D, характеризуется гиперкальциурией, гиперкальциемией, повышенным 25 (OH) D> 150 нг / мл (> 375 нмоль / л) и обычно нормальным или слегка повышенным 1 , 25 (OH) 2 Концентрация D.

Десять лет назад Джонс (18) выдвинул три основные гипотезы о механизме ВД. Все три связаны с повышенными концентрациями метаболита витамина D, достигающего рецептора витамина D (VDR) в ядре клеток-мишеней и вызывающего повышенную экспрессию генов. Три гипотезы, объясняющие ВДТ, заключаются в следующем:

  1. Токсичность опосредуется повышенными концентрациями активной гормональной формы 1,25 (OH) 2 D в сыворотке крови, что приводит к ее повышенной внутриклеточной концентрации.Эта гипотеза не пользуется убедительной поддержкой. Только в одном исследовании Selby et al. (19) сообщили о повышенных значениях концентрации 1,25 (OH) 2 D при VDT. Многие другие исследования показали, что концентрации 1,25 (OH) 2 D были нормальными или лишь слегка повышенными.

  2. 1,25 (OH) 2 D имеет низкое сродство к белку, связывающему витамин D (VDBP) (20), и высокое сродство к VDR, что делает его важным лигандом с доступом к аппарату передачи транскрипционного сигнала. При гипервитаминозе D концентрации различных метаболитов витамина D, особенно 25 (OH) D, заметно увеличиваются, насыщая связывающую способность VDBP и, в свою очередь, позволяя другим метаболитам витамина D проникать в ядро ​​клетки.Среди различных метаболитов витамина D 25 (OH) D в более высоких концентрациях (дозозависимый эффект) имеет самое сильное сродство к VDR, так что конкретный метаболит при его высоких концентрациях в сыворотке стимулирует транскрипцию сам по себе (20, 21).

  3. Прием витамина D повышает концентрацию самого витамина D и увеличивает концентрацию многих других метаболитов витамина D, особенно 25 (OH) D. При гипервитаминозе D концентрации метаболитов витамина D, таких как витамин D, 25 (OH) D, 24,25 (OH) 2 D, 25,26 (OH) 2 D и 25 (OH) D -26,23-лактон, значительно увеличиваются (22).Аномально повышенные концентрации метаболитов витамина D превышают связывающую способность VDBP и вызывают высвобождение свободного 1,25 (OH) 2 D; последний активный метаболит проникает в клетки-мишени путем диффузии и действует через VDR.

Из этих трех гипотез наиболее вероятными являются аномально высокие концентрации 25 (OH) D и свободного 1,25 (OH) 2 D, хотя даже эта концепция остается недоказанной (18, 20).

На основании различных исследований in vitro и in vivo с использованием животных моделей, механизм ВД, предложенный в гипотезе 3, кажется маловероятным.Например, в одном исследовании мыши с нокаутом CYP27B1, лишенные 1α-гидроксилазы и неспособные синтезировать 1,25 (OH) 2 D, по-прежнему страдали от ВДТ при воздействии доз витамина D, аналогичных тем, которые давали контрольным организмам дикого типа ( 23). Таким образом, в литературе поддерживается концепция, согласно которой ВДТ включает механизм 2 и, следовательно, концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови представляет собой точный биомаркер риска ВДТ (24).

Признаки и симптомы VDT

Клинические проявления VDT разнообразны, но связаны в первую очередь с гиперкальциемией (3, 5).

Симптомы ВДТ могут быть аналогичны симптомам других гиперкальциемических состояний и включать психоневрологические проявления, такие как нарушение концентрации, спутанность сознания, апатия, сонливость, депрессия, психоз и, в крайних случаях, ступор и кому. Желудочно-кишечные симптомы ВДТ включают повторяющуюся рвоту, боль в животе, полидипсию, анорексию, запор, пептические язвы и панкреатит. Сердечно-сосудистые проявления ВДТ включают гипертензию, укороченный интервал QT, подъем сегмента ST и брадиаритмию с блокадой сердца первой степени на электрокардиограмме.Почечные симптомы включают гиперкальциурию как самый ранний признак, полиурию, полидипсию, обезвоживание, нефрокальциноз и почечную недостаточность. Другие симптомы ВДТ, вызванные гиперкальциемией, включают ленточную кератопатию, потерю слуха и болезненный периартикулярный кальциноз (25, 26).

Диагноз VDT

Диагноз VDT можно установить клинически. Ранняя диагностика ВДТ требует подробного клинического и лекарственного анамнеза. ВДТ у большинства пациентов является результатом чрезмерных доз или слишком частых интервалов между дозами витамина D, назначаемых при остеопорозе, гипопаратиреозе, гипофосфатемии, остеомаляции или почечной остеодистрофии.Из-за нынешней популярности витамина D в качестве средства для лечения многих заболеваний, добавление витамина D (включая использование терапевтических доз) стало преобладающим у здоровых людей. Врачи общей практики должны внимательно относиться к симптомам ВДТ у пациентов, которые принимали терапевтические дозы витамина D или его метаболитов. Когда развивается гиперкальциемия, пациенты с гранулематозными заболеваниями или лимфомами имеют широко распространенное активное заболевание. В таких случаях диагноз ВДТ становится очевидным при осмотре (3, 5).

Лабораторные исследования (кроме гиперкальциемии) у пациентов с симптоматическими экзогенными ВДТ, связанными с передозировкой витамина D или 25 (OH) D, показывают подавленный ПТГ (интактный), концентрация 25 (OH) D> 150 нг / мл (> 375 нмоль / л. ), а также нормальные или повышенные значения концентрации 1,25 (OH) 2 D.

Экзогенный ВДТ, как неблагоприятный результат терапии с использованием активного метаболита витамина D [как 1,25 (OH) 2 D, так и 1α-OHD], характеризуется лабораторными данными: подавленный ПТГ (интактный), повышенный 1 , Концентрация 25 (OH) 2 D и пониженные или нормальные значения концентрации 25 (OH) D.

Эндогенная интоксикация активным метаболитом, вызванная сосуществующими гранулематозными заболеваниями или лимфомой, может характеризоваться подавлением паратгормона (интактный), пониженной или нормальной концентрацией 25 (OH) D и повышенным 1,25 (OH) 2 D.

In a У пациента с гиперкальциемией гиперфосфатемия предполагает ВДТ, тогда как гипофосфатемия предполагает первичный гиперпаратиреоз. Последнее состояние дополнительно характеризуется повышенной активностью ПТГ и повышенной концентрацией 1,25 (OH) 2 D, но нормальной концентрацией 25 (OH) D (3, 23).

Лечение острого VDT

Любая из трех форм витамина D [витамин D, 25 (OH) D или 1,25 (OH) 2 D] может привести к VDT. Токсичность витамина D 2 или D 3 сложнее контролировать, чем токсичность, вызванную метаболитами витамина D [25 (OH) D или 1,25 (OH) 2 D]. Частично это связано с длительным периодом полураспада в организме из-за высокой растворимости витамина D в липидах в печени, мышцах и жировых тканях и соответствующей большой емкости накопления (18–22).

Таким образом, гиперкальциемия из-за передозировки витамина D теоретически может длиться до 18 месяцев после прекращения приема витамина D. Это связано с медленным высвобождением накопленного витамина D из жировых отложений. Однако период полураспада 25 (OH) D и 1,25 (OH) 2 D в организме намного короче: 15 дней и 15 часов соответственно. Следовательно, передозировка 25 (OH) D может сохраняться в течение нескольких недель, тогда как передозировка 1,25 (OH) 2 D длится всего несколько дней (18, 22).

Лечение ВДТ включает стратегии лечения первой и второй линии (3, 25, 27). Лечение первой линии включает следующее:

  • 1. Прекращение приема добавок витамина D и снижение потребления кальция с пищей. Пациентам с гранулематозными заболеваниями, лимфомой и ИБГ рекомендуется избегать воздействия солнечного света и других источников ультрафиолетового излучения B.

  • 2. Рекомендуется введение изотонического раствора натрия хлорида для коррекции обезвоживания и восстановления функции почек.После восстановления и поддержания объема можно добавлять петлевые диуретики. В случаях длительной терапии хлоридом натрия и петлевых диуретиков важно восполнить потерю натрия, калия и хлорида.

  • 3. Терапия глюкокортикоидами (GS) снизит уровень кальция в плазме за счет уменьшения всасывания кальция в кишечнике за счет уменьшения трансцеллюлярных активных транспортных процессов и увеличения экскреции кальция с мочой. Кроме того, терапия GS изменяет метаболизм витамина D в печени, способствуя синтезу неактивных метаболитов.Хотя это лечение является эффективным (уровни кальция в сыворотке обычно возвращаются к норме в течение нескольких дней при приеме GS в дозах 100 мг / день гидрокортизона или его эквивалента), хроническое использование системной (пероральной или парентеральной) терапии GS, к сожалению, связано с общими побочными эффектами включая вторичный остеопороз, остеонекроз и мышечную слабость.

  • 4. Антирезорбтивная терапия с использованием кальцитонина (CT), бисфосфонатов (BS) или того и другого может быть полезна в тяжелых случаях, когда гиперкальциемия является результатом повышенной резорбции костной ткани остеокластами из-за 1,25 (OH) 2 D оказывает прямое действие на костную ткань.Реакция на CT и BS очень разная. КТ работает быстро, но тахифилаксия наступает через несколько дней. БС действуют в течение нескольких дней, но эффект сохраняется надолго. Фактически, по некоторым данным, БС (в том числе пероральные) являются наиболее эффективным методом лечения ВДТ, по крайней мере, у детей. Клинически невозможно узнать, происходит ли усиление резорбции остеокластической кости, хотя можно предположить, что это имеет место при наличии значительной гиперкальциемии. Следовательно, использование этих соединений не может быть ограничено условиями повышенной резорбции костной ткани остеокластами.

К лечению ВДТ второй линии относятся следующие:

  • 5. Фенобарбитал может быть полезным средством лечения ВДТ за счет снижения концентрации 25 (OH) D за счет индукции микросомального фермента печени (28).

  • 6. Кетоконазол неспецифически снижает продукцию 1,25 (OH) 2 D активированными мононуклеарными клетками путем ингибирования цитохрома P450, CYP27B1, но длительное использование не рекомендуется, поскольку он блокирует многие другие важные CYP (29 ).

  • 7. Аминохинолины (хлорохин, гидрохлорохин) снижают продукцию 1,25 (OH) 2 D активированными мононуклеарными клетками посредством неизвестного механизма при гранулематозных заболеваниях (30).

  • 8. Были разработаны специфические ингибиторы CYP27B1 (1α-гидроксилазы), которые могут найти применение в специфическом блокировании продукции 1,25 (OH) 2 D без взаимодействия с другими ферментами, содержащими цитохром P450 (31) .

  • 9.Индукция неспецифических ферментов цитохрома P450 в печени, включая CYP3A4, такими лекарствами, как рифампицин, приводит к альтернативной катаболической судьбе из пути 24-гидроксилирования метаболитов витамина D и допускает неспецифический распад избытка 1,25 ( OH) 2 D у пациентов с ИИГ (32).

Возможная токсичность умеренного приема витамина D в течение длительных периодов

В отчете IOM 2011 года обсуждались не только верхние пределы (UL) для приема витамина D на основе кратковременного кратковременного введения высоких доз. препараты витамина D в течение ограниченного периода времени, но также подчеркивается необходимость постоянного приема витамина D в течение многих лет приема добавок.Острая токсичность может быть вызвана дозами витамина D, вероятно, превышающими 10 000 МЕ / день, что приводит к концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови> 150 нг / мл (> 375 нмоль / л). Этот уровень явно превышает рекомендованный МОМ UL 4000 МЕ / день. Потенциальная хроническая токсичность может возникнуть в результате приема доз выше 4000 МЕ / день в течение длительных периодов времени, возможно, в течение многих лет, что вызывает сывороточные концентрации 25 (OH) D в диапазоне 50–150 нг / мл (125–375 нмоль / л) (15 ).

IOM процитировал несколько исследований ассоциации, которые предполагают возможные вредные эффекты сывороточных концентраций 25 (OH) D выше 50 нг / мл.Эти эффекты включают смертность от всех причин, заболеваемость некоторыми видами рака (груди, поджелудочной железы и простаты), а также падения и переломы. Смертность от всех причин следует обратной кривой J, поэтому риск смерти, по-видимому, увеличивается у пациентов со значениями концентрации 25 (OH) D выше 30 нг / мл (> 75 нмоль / л). Однако в недавней статье (33) Дуразо-Арвизу и его коллеги повторно проанализировали эти результаты на основе стандартизованных результатов анализа 25 (OH) D и пришли к выводу, что рост на обратной кривой J является артефактом, устраняемым при высоком уровне 25 (OH). Значения D.

В спорном исследовании, пожилые женщины, которые получили ежегодную единственную высокую дозу витамина D (500 000 МЕ) имели более высокие показатели переломов и падений, чем у женщин контрольной группы, которые получали плацебо (34). Хотя сывороточный 25 (OH) D не измерялся в группе, получавшей лечение, дополнительное исследование показало, что сывороточный 25 (OH) D составлял 48 нг / мл (120 нмоль / л) через 1 месяц после введения дозы. В более позднем исследовании Bischoff-Ferrari et al. (35) сообщили о более высоком риске падений у мужчин и женщин старше 70 лет, которым давали 60000 МЕ / месяц, чем в контрольной группе, получавшей 24000 МЕ / месяц ± 300 мкг 25 (OH) D 3 / месяц за 1 месяц. год.Концентрация 25 (OH) D в сыворотке крови достигала 40 нг / мл (100 нмоль / л) в пораженной группе при дозах 60000 МЕ / месяц и даже выше у лиц, получавших 25 (OH) D 3 .

Следовательно, некоторые возможные вредные эффекты хронических умеренных доз витамина D остаются необъясненными. В отличие от исследования острых ВДТ, не существует правдоподобного объяснения механизма таких пагубных последствий для здоровья при хронических ВД. Хотя никакие механизмы пока не могут объяснить эти данные, мы должны продолжать сомневаться в том, является ли хроническое умеренное дозирование витамина D потенциально вредным.

Резюме и выводы

Хотя ВДТ, приводящая к гиперкальциемии, встречается редко, она может быть опасной для жизни, если не будет своевременно выявлена. Существует множество форм экзогенных (ятрогенных) и эндогенных ВДТ. Непреднамеренная передозировка из-за использования фармацевтических продуктов является наиболее частой причиной экзогенного ВДТ. Обзор случаев VDT, вызванных ошибками в составе витамина D или введением, которые привели к чрезмерному дозированию, подтвердил, что интоксикация встречается крайне редко. Однако VDT всегда следует рассматривать как дифференциальный диагноз у пациентов с гиперкальциемией (36).

В некоторых клинических условиях эндогенный ВДТ также является важной клинической проблемой. Эндогенная этиология может развиваться из-за эктопической продукции 1,25 (OH) 2 D при гранулематозных заболеваниях, таких как саркоидоз и туберкулез, или при лимфоме. Исследователи предложили множество процессов для учета VDT, включая ингибированную активность 24-гидроксилазы или повышенную активность 1α-гидроксилазы, что приводит к увеличению концентрации активного метаболита витамина D, увеличению количества VDR или насыщению емкости. ВДБП.Несмотря на множество разногласий, связанных с целевой концентрацией 25 (OH) D или рекомендуемыми дозами витамина D для населения в целом, имеющиеся руководящие принципы согласны с тем, что концентрации 25 (OH) D> 150 нг / мл представляют значительный риск ВДТ и что схемы лечения дефицита витамина D при применении высоких доз (выше UL) необходимо регулярное наблюдение (37).

Среди населения в целом растет осведомленность о пользе для здоровья, связанной с витамином D; однако повышенное потребление добавок, содержащих витамин D, может предрасполагать широкую публику к увеличению случаев ВДТ.Таким образом, без медицинского наблюдения людям, которые самостоятельно принимают витамин D в дозах, превышающих рекомендованные для возраста и массы тела, рекомендуется соблюдать осторожность.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.Рецензент LG и управляющий редактор заявили о своей общей принадлежности.

Список литературы

1. Буйон Р.
Витамин D и здоровье вне скелета. UpToDate (2015). Доступно на сайте: www.uptodate.com 2. Дуденков Д.В., Зевн Б.П., Оберхелман С.С., Фишер П.Р., Сингх Р.Дж., Ча С.С. и др. . Изменение уровня 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови выше 50 нг / мл: 10-летнее популяционное исследование. Mayo Clin Proc. (2015) 90: 577–86. 10.1016 / j.mayocp.2015.02.012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4.Holick MF.
Витамин D не так токсичен, как когда-то считалось: историческая и современная перспектива. Mayo Clin Proc. (2015) 90: 561–4. 10.1016 / j.mayocp.2015.03.015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Гупта А.К., Джамвал В., Сакул, Малхотра П.
Гипервитаминоз D и системные проявления: всесторонний обзор. ДЖИМСА (2014) 27: 236–7. [Google Scholar] 6. Белл NH, Stern PH, Pantzer E, Sinha TK, DeLuca HF.
Доказательства того, что повышенный уровень циркулирующего 1α, 25-дигидроксивитамина D является вероятной причиной аномального метаболизма кальция при саркоидозе.J Clin Invest. (1979) 64: 218–25. 10.1172 / JCI109442 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Mudde AH, van den Berg H, Boshuis PG, Breedveld FC, Markusse HM, Kluin PM, et al. . Внематочная продукция 1,25-дигидроксивитамина D B-клеточной лимфомой как причина гиперкальциемии. Рак (1987) 59: 1543–6. [PubMed] [Google Scholar] 8. Шлингманн К.П., Кауфманн М., Вебер С., Ирвин А., Гус С., Джон У. и др.
Мутации CYP24A1 и идиопатическая детская гиперкальциемия. N Engl J Med. (2011) 3655: 410–21.10.1056 / NEJMoa1103864 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Динур Д., Давидовиц М., Авинер С. Материнская и детская гиперкальциемия, вызванная мутациями витамина D-гидроксилазы и потреблением витамина D. Педиатр Нефрол. (2015) 30: 145–52. 10.1007 / s00467-014-2889-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Шлингманн К.П., Руминска Дж., Кауфманн М., Дурсун И., Патти М., Кранц Б. и др. . Аутосомно-рецессивные мутации в SLC34A1, кодирующем натрий-фосфатный котранспортер 2A, вызывают идиопатическую инфантильную гиперкальциемию. J Am Soc Nephrol.(2016) 27: 604–14. 10.1681 / ASN.2014101025 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Проницка Э., Сиара Э., Халат П., Янец А., Войчик М., Ровинска Э. и др. . Биаллельные мутации в CYP24A1 или SLC34A1 как причина детской идиопатической гиперкальциемии (ИИГ) с гиперчувствительностью к витамину D: молекулярное исследование 11 исторических случаев ИИГ. J Appl Genet. (2017) 58: 349–53. 10.1007 / s13353-017-0397-2 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Абрамс Н.Р., Бауэр В.
Лечение ревматоидного артрита большими дозами витамина D.JAMA (1938) 111: 1632–9. [Google Scholar] 13. Сэмюэл Х.С.
Токсичность витамина D, отчет Британской педиатрической ассоциации. Детская гиперкальциемия, пищевой рахит и детская цинга в Великобритании. Br Med J. (1984) 1: 1659–61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Jacobus CH, Holick MF, Shao Q, Chen TC, Holm IA, Kolodny JM, et al. . Гипервитаминоз D, связанный с употреблением молока. N Engl J Med. (1992) 326: 1173–7. 10.1056 / NEJM199204303261801 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. МОМ
(Институт медицины) Нормы потребления кальция и витамина D.Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; (2011) стр. 1–1115. [Google Scholar] 16. Пьетрас С.М., Обаян Б.К., Цай М.Х., Холик М.Ф. Лечение витамином D при дефиците и недостаточности витамина D до 6 лет. Arch Inter Med. (2009) 169: 1806–18. 10.1001 / archinternmed.2009.361 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Эквару Дж. П., Цвикер Дж. Д., Холик М. Ф., Джованнуччи Е., Вегелерс П. Дж. Важность веса тела для зависимости реакции от дозы перорального приема витамина D и сывороточного 25-гидроксивитамина D у здоровых добровольцев.PLoS ONE (2014) 9: e111265. 10.1371 / journal.pone.0111265 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Джонс Г. Фармакокинетика токсичности витамина D. Am J Clin Nutr. (2008) 88: 582–6. 10.1093 / ajcn / 88.2.582S [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Селби П.Л., Дэвис М., Маркс Дж. С., Мавер Э.Б. Интоксикация витамином D вызывает гиперкальциемию за счет увеличения резорбции костей, которая реагирует на памидронат. Clin Endocrinol. (1995) 43: 531–6. [PubMed] [Google Scholar] 20. Бикл Д.Д., Джи Э., Хэллоран Б., Ковальски М.А., Райзен Э., Хаддад Дж.Г.Оценка свободной фракции 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови и ее регуляция альбумином и связывающим витамин D белком. J Clin Endocrinol Metab. (1986) 63: 954–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Bikle DD, Gee E. Свободный, а не общий 1,25-дигидроксивитамин D регулирует метаболизм 25-гидроксивитамина D кератиноцитами. Эндокринология (1989) 124: 649–54. [PubMed] [Google Scholar] 22. Петтифор Дж. М., Бикл Д. Д., Кавалерос М., Захен Д., Камдар М. С., Росс Ф. П.. Уровни свободного 1,25-дигидроксивитамина D в сыворотке при токсичности витамина D.Ann Intern Med. (1995) 122: 511–3. [PubMed] [Google Scholar] 23. Deluca HF, Prahl JM, Plum LA. 1,25-дигидроксивитамин D не отвечает за токсичность, вызванную витамином D или 25-гидроксивитамином D. Arch BiochemBiophys. (2011) 505: 226–30. 10.1016 / j.abb.2010.10.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Джонс Дж., Шлингманн К.П.
Гиперкальциемические состояния, связанные с нарушением метаболизма витамина D. Front Horm Res. (2018) 50: 89–113. 10.1159 / 000486073 [CrossRef] [Google Scholar] 25. Поттс Дж. Т., младший, Юппнер Х.Нарушения паращитовидной железы и гомеостаза кальция. В: Longo DL, Fauci AS, Kasper Dl, Hauser Sl, Jameson Jl, Loscalzo J. editors. Принципы внутренней медицины Харрисона.
Vol. 2.
18 изд.
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл; (2012). п. 3096–3129. [Google Scholar] 26. Хиенг В., Стивенс К.
Токсичность витамина D: тематическое исследование. N Zeal J Med Lab Sci. (2010) 64: 44–50. [Google Scholar] 27. Кусано Н., Тис-Джейкобс С., Билезикян Дж. П.
Гиперкальциемия из-за токсичности витамина D. В: Feldman D, Pike JW, Adams JS. редактор.Витамин D. Лондон, Великобритания: Elsevier; (2011). п. 1394. [Google Scholar] 28. Лукашкевич Я., Прушинска К., Лоренц Р.С., Людвичак Х. Индукция микросомальных ферментов печени: лечение отравления витамином D у 7-месячного ребенка. Br Med J. (1987) 295: 1173. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Glass AR, Eil C. Кетоконазол-индуцированное снижение сывороточного 1,25-дигидроксивитамина D и общего сывороточного кальция у пациентов с гиперкальциемией. J. ClinEndocrinol Metab. (1988) 66: 934–8. [PubMed] [Google Scholar] 30. Адамс Дж.С., Диз М, Шарма О.П.Эффективное снижение концентрации 1,25 дигидроксивитамина D и кальция в сыворотке при саркоидозе, связанной с гиперкальциемией, с коротким курсом терапии хлорохином. Ann Intern Med. (1989) 11: 437–8. [PubMed] [Google Scholar] 32. Хоукс С.П., Ли Д., Хаконарсон Х., Мейерс К.Э., Туммель К.Е., Левин М.А. Индукция CYP3A4 рифампицином: альтернативный путь инактивации витамина d у пациентов с мутациями CYP24A1. J Clin Endocrinol Metab. (2017) 102: 1440–6. 10.1210 / jc.2016-4048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33.Дуразо-Арвизу Р.А., Доусон-Хьюз Б., Крамер Х., Цао Дж., Меркель Дж., Коутс П.М. и др. . Обратная связь j-образной формы между общей концентрацией 25-гидроксивитамина D в сыворотке и смертностью от всех причин: влияние стандартизации анализа. Am J Epidemiol. (2017) 185: 720–6.