Можно ли прервать беременность таблетками: Абортивные таблетки — виды, сроки их применения и показания

Право на таблетку. Как коронавирус меняет доступ женщин к абортам?

  • Анастасия Сорока
  • Би-би-си

Эпидемия коронавируса меняет модели предоставления медицинских услуг во всем мире. В том числе это касается абортов. В одних странах аборт в период локдауна объявили не срочной медицинской процедурой, запретив клиникам проводить их и фактически отрезав женщинам доступ к легальным и безопасным методам прерывания беременности. В других правительства, обычно выступающие за ограничения абортов, наоборот, пошли навстречу женщинам и борцам за их права, временно упростив к ним доступ.

Одним из последствий локдауна стала растущая популярность "телеабортов" - процедуры, не требующей посещения женщиной клиники. Как и другие виды телемедицины, это способ проконсультироваться с врачом и получить медицинскую помощь - по телефону или онлайн - не посещая клинику и не подвергая себя риску заразиться. Врачи и правозащитники, борющиеся за право женщин на аборт, настаивают, что это один из самых безопасных методов прерывания беременности, доступный даже самым незащищенным группам населения.

Как работают "аборты по телефону", насколько они безопасны и могут ли появиться в России?

Иса

23-летняя Иса из Португалии узнала о том, что беременна, как раз в разгар пандемии. Было начало весны, страны Европы одна за другой вводили жесткие карантинные меры, чтобы сдержать распространение вируса. Иса из-за закрытия границ застряла в Германии, в маленьком городке на границе с Нидерландами.

Узнав о беременности, Иса испугалась. Она знала, что не может оставить ребенка. Ее партнер тоже застрял в другой стране - во Франции. Семья в Португалии ее бы не поддержала.

Авиакомпания, в которой она работала бортпроводницей, из-за карантина перестала выполнять полеты, оставив сотрудников на базовой ставке и лишив надбавок за перелеты. Даже если бы полеты возобновились, беременную девушку все равно не допустили бы к обслуживанию рейсов. К тому же, из-за убытков, которые коронавирус нанес авиационной отрасли, в компании ожидались массовые сокращения, под которые, уверена Иса, она тоже попадет.

На оставшиеся деньги Исе с трудом удалось найти комнату в чужом городе. "Если бы я не сделала аборт, мне, скорее всего, пришлось бы отдать ребенка на усыновление", - рассуждает девушка.

Иса - одна из миллионов женщин по всему миру, которые в пандемию коронавируса оказались перед этим выбором. И пандемия этот выбор не упростила. Согласно оценкам благотворительной организации Marie Stopes International, в мире во время карантина без доступа к безопасным процедурам прерывания беременности остались 9,5 млн девочек и женщин.

По данным Фонда населения ООН, занятость медицинских работников в борьбе с эпидемией, закрытие клиник, запрет или ограничения на передвижение, а также опасения самих женщин в связи с эпидемией и боязнь посещать медучреждения, чтобы не заразиться, - нарушили их доступ к репродуктивному здравоохранению.

Во многих странах с началом карантина аборт, вопреки рекомендациям ВОЗ, был объявлен не срочной медицинской процедурой - это значит, что его не проводят в клиниках, ресурсы которых задействованы в борьбе с Covid-19.

Решившись на аборт, Иса сначала хотела лететь домой в Португалию, чтобы вместе с партнером пройти эту процедуру там - но границы закрыли. Вопреки тому, что в больницах Германии аборты продолжали проводить, Иса боялась идти к немецкому врачу: она не знала язык и не хотела столкнуться с непониманием и осуждением. Пойти в частную клинику она тоже не могла - из-за финансовой ситуации, в которой оказалась в связи с коронавирусом. "Я была одна, я не говорила по-немецки и была смущена всей этой ситуацией", - рассказывает она.

Изучая доступные ей варианты, Иса наткнулась на организацию Women On Web ("Женщины в сети"), которая помогает женщинам сделать безопасный медикаментозный аборт без очной консультации с врачом, на дому. На фоне карантина деятельность таких организаций обретает все большую популярность.

Поскольку такие организации уменьшают нагрузку на медучреждения, минздравы многих стран - к примеру, Британии, Ирландии и Молдовы, - в условиях кризиса систем здравоохранения охотно идут им навстречу, упрощая законодательство и временно снимая ограничения, связанные с абортами. В других странах, например, в Польше или США, телемедицина, которая и в нормальное время дает возможность обойти жесткие законодательные запреты на прерывание беременности, во время пандемии является практически единственным способом сделать безопасный аборт.

Иса написала в Women On Web. В ответ ей пришло письмо, описывающие все другие доступные ей в Германии варианты безопасного прерывания беременности. Организация настаивает, что женщины, имеющие доступ к более конвенционным методам проведения аборта, должны обращаться к телемедицине только в крайнем случае. Когда Иса объяснила свое положение, не позволяющее ей воспользоваться ни одним из других указанных способов, ей прислали анкету из 25 вопросов о состоянии ее здоровья - медикаментозный аборт безопасен не для всех.

Вся переписка с врачами Women On Web длилась три дня, вспоминает девушка. Еще две недели Иса ждала высланные ей почтой таблетки. Посылка приехала к середине марта.

"Постарайтесь не забеременеть"

Women On Web предоставляет свои услуги на 22 языках, в том числе на русском, в десятках стран по всему миру. "Телеаборты" - лишь одно из направлений их деятельности. Они также помогают женщинам получить доступ к экстренной контрацепции, консультируют по поводу других методов абортов и проводят общественные кампании.

"Телемедицина позволяет нам помочь женщинам, которые больше всего в этом нуждаются", - говорит координатор Women On Web Хазаль Атай.

Проблема с доступом женщин к безопасному аборту во многом зависит от ее социального положения, говорят правозащитники. "Скажем, возможность путешествовать или знание языка - это все социально-экономические факторы", - объясняет Атай.

В странах, где аборты легальны, они нередко остаются недоступными для тех, кто не может себе это позволить. К примеру, у женщины в поселке может не быть денег, чтобы поехать в клинику в ближайшем городе, где врач выписал бы ей нужные медикаменты; ей может быть не с кем оставить детей, или она не может взять для этого отгул с работы. И наоборот, даже в тех странах, где аборты вне закона, женщины могут найти способ прервать беременность, если у них есть на это средства.

Именно так было в Польше до коронавируса: многие женщины, желающие сделать аборт, при наличии денег ехали за этим в соседнюю Германию.

"Но когда границы закрылись, это так же задело и богатых людей", - объясняет Атай. В эпидемию коронавируса количество запросов к Women On Web существенно увеличилось.

Хазаль Атай сравнивает ситуацию с коронавирусом во многих странах с эпидемией вируса Зика в Латинской Америке в 2015-2016 годах. У зараженной беременной женщины вирус Зика мог вызвать пороки у плода - тысячи детей рождались с микроцефалией и необратимыми неврологическими нарушениями, влияющими на качество жизни.

В большей части региона аборты были (и остаются) нелегальными. Так, в Венесуеле, Бразилии и Аргентине аборты по желанию женщины - если только беременность не угрожает ее жизни - могут привести к тюремному заключению. В некоторых странах (в частности, в Сальвадоре) вне закона даже контрацепция. "Тогда все, что правительства могли сделать - это сказать женщинам: "Постарайтесь не забеременеть", - говорит Атай.

"Это очень похожая ситуация. Я не думаю, что Европа в плане сексуальных и репродуктивных прав справляется с коронавирусом лучше, чем Латинская Америка справлялась с Зикой", - уверена правозащитница. В середине апреля заявление, осуждающее неспособность европейских стран обеспечить доступ женщин к безопасным абортам во время пандемии, подписали 100 правозащитных групп.

"Нужно понимать, что аборты происходят каждый день", - объясняет Лора Хёрли из международной организации SAAF (Safe Abortion Action Fund). Ее организация помогает другим находить финансирование; в их пуле десятки организаций для помощи женщинам - в Восточной Европе, Африке, на Ближнем Востоке, в Азии и Южной Америке.

По словам Хёрли, большое опасение у правозащитников вызывал тот факт, что отсутствие доступа к безопасным абортам часто толкает женщин не к сохранению беременности, а к небезопасным методам ее прерывания. "Люди в отчаянных положениях найдут способ прервать беременность, - говорит она. - Они попытаются где-то раздобыть эти таблетки или обратиться к кому-то, кто произведет некую версию хирургического аборта. И это то, что действительно опасно".

По данным правозащитников, 47 тысяч женщин по всему миру каждый год умирают от последствий небезопасных абортов. "И это только те, кто умирает. Еще множество женщин наносят перманентный вред своему здоровью", - отмечает Хазаль Атай.

"По сути, то, чем мы занимаемся - это уменьшение вреда", - добавляет она.

Две таблетки

Родика Комендант, доктор наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии Государственного университета медицины и фармакологии имени Николая Тестемицану и директор Образовательного центра по репродуктивному здоровью (CIDSR) в Молдове, занимается внедрением в стране практики медикаментозного аборта с 2004 года.

Как и в других постсоветских странах, на законодательном уровне отношение к абортам здесь очень либеральное: аборты по желанию женщины легальны и доступны при сроке до 12 недель, женщина сама может выбрать врача и метод аборта. К тому же, в стране была готова законодательная база для запуска процедуры абортов посредством телемедицины.

Запуск программы "телеабортов", рассчитанной на женщин, которые не могут приехать за этой процедурой в клинику, доктор Комендант и её команда планировали давно, и старт случайно совпал с началом карантина, введенного из-за коронавируса.

"Мы [давно] задумали такую идею: предоставлять женщинам, которые затрудняются приехать в клинику, эту услугу по телемедицине, - рассказывает Комендант. - Когда ударила эпидемия, закрылись все клиники, никто из женщин не мог никуда выезжать, нельзя было выходить из дома, и люди боялись даже подходить к больницам, мы уже были готовы запустить этот проект. Мы сразу же осознали, что в этой ситуации доступность аборта будет очень затруднена".

За три недели с конца марта по середину апреля, когда в Молдове были введены самые жесткие карантинные меры, в CIDSR обратились почти 60 женщин. "Такого наплыва пациенток у нас не было никогда. И даже сегодня, когда ограничения уже сняты, женщины продолжают обращаться к нам", - говорит Комендант. Министерство здравоохранения Молдовы публично поддержало эту программу.

По словам Комендант, медикаментозный аборт среди других способов прерывания беременности является "спасительным методом, особенно на период локдауна". "Это метод, который можно делегировать самим женщинам, потому что они в состоянии понять, как принимать таблетки, как за собой ухаживать", - считает доктор.

В процедуру входят два препарата: мифепристон и мизопростол. Вместе с ними женщине по почте приходит детальная пошаговая инструкция о том, в какой последовательности принимать препараты, и что делать, если они не сработают. Кроме того, она получает обезболивающие и противорвотные средства и два высокочувствительных тесты на беременность.

Согласно результатам многочисленных медицинских испытаний, мифепристон без мизопростола дает 80-90-процентную гарантию того, что процедура аборта пройдет без осложнений. Мизопростол повышает эту гарантию до 98-99%.

У такого метода, впрочем, есть целый ряд серьезных противопоказаний. К примеру, препараты нельзя принимать женщинам, имеющим проблемы со свертываемостью крови, имевшим в прошлом внематочную беременность или пользующимся внутриматочной спиралью. Все это обсуждается на этапе консультации с врачом онлайн или по телефону.

Кроме того, такой метод пока что одобрен к применению только в первом триместре - в период до 12 недель (хотя в некоторых странах на нормативном уровне этот период может быть меньше - 7 или 10 недель).

Иса вспоминает, что опыт медикаментозного аборта был отнюдь не безболезненным. В ее случае первая таблетка - мифепристон - не сработала, и спустя три часа Иса приняла вторую таблетку - мизопростол. "Было очень больно. Как будто самый сильный спазм, который можно себе представить. И это длилось 24 часа. Но все прошло без осложнений", - описывает она. Эти болезненные сутки ей пришлось пережить одной.

Сперва спустя неделю, а потом еще спустя три недели с ней связались из Women On Web, чтобы узнать о ее самочувствии и перепроверить на наличие осложнений. В случае осложнений девушке помогли бы обратиться в реальную клинику - во многих странах получить помощь после аборта легче, чем сделать сам аборт.

Возможно ли это в России?

Директор Российской ассоциации планирования семьи Любовь Ерофеева не верит, что "телеаборты" в обозримом будущем возможны в России. "Вряд ли это в ближайшее время получится. Хотя мне думается, что был бы хороший шанс расширить возможности [по доступу к контрацепции и медикаментозному аборту]", - говорит она.

В России общественные организации предоставлять услуги, связанные с абортом, по закону не имеют права. "В России это только коммерческие структуры, имеющие лицензию на выполнение этой деятельности, и государственные учреждения", - объясняет Ерофеева. К тому же, предоставить препараты для медикаментозного аборта в России может только врач-гинеколог в сертифицированной клинике.

"В обычной стандартной [государственной] женской консультации, я не вижу в этом никакой перспективы. Вряд ли революционные изменения коснуться такой степени, что госслужба на это перейдет", - говори она, отмечая, что частные клиники все же могут на это пойти - подготовить соответствующее оборудование и обучить специалистов-гинекологов дистанционному консультированию.

В то же время, согласно закону о телемедицине, вступившему в силу в России в январе 2018 года, такие технологии можно применять только при проведении консультаций по вопросам профилактики, диагностики и мониторинга состояния здоровья пациента, а также для того, чтобы принять решение о необходимости очного приема. Назначать лечение или препараты таким образом закон не разрешает.

В конце марта, в разгар пандемии коронавируса, российские депутаты во главе с председателем Госдумы Вячеславом Володиным внесли на рассмотрение новый законопроект, предоставляющий право врачам дистанционно назначать лечение и ставить диагноз "в условиях чрезвычайной ситуации и (или) при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих". Пока законопроект прошел первое чтение.

Право на выбор

Во многих странах коронавирус и введенный в связи с этим карантин разогрели споры между сторонниками и противниками абортов, в том числе связанные с распространением телемедицины.

В Британии правительство в начале весны временно разрешило женщинам (за исключением жительниц Северной Ирландии) проводить аборты на дому при сроке беременности до 10 недель и при условии консультации с врачом по телефону или онлайн.

Консервативная религиозная группа Christian Concern оспаривала это решение в Высоком суде Лондона. Она настаивала, что таким решением правительство "узурпировало власть" и поставило беременных женщин в небезопасное положение. Представители правительства настаивали, что у них достаточно доказательств безопасности такого метода. Christian Concern проиграла иск.

Во Франции власти разрешили женщинам проводить медикаментозные аборты дома при сроке в девять недель вместо семи при телефонной консультации с врачом - раньше на таком сроке принимать препараты для прерывания беременности можно было только в клинике. Как пишет Le Monde, французские врачи продолжают настаивать, опираясь на доказательства, что этот период на законодательном уровне должен быть продлен до 12 недель. При этом противники абортов в стране тоже раскритиковали решение правительства.

В Нидерландах суд в Гааге отказал женщинам в возможности проводить аборты во время карантина без визита в клинику.

Международная федерация планирования семьи отмечает, что многие страны воспользовались пандемией, чтобы взять под контроль вопрос доступа женщин к абортам.

Так, противники абортов в восьми штатах в США попытались использовать пандемию коронавируса, чтобы исключить доступ женщин к законным процедурам прерывания беременности.

Губернаторы Техаса, Огайо, Западной Вирджинии, Теннесси, Айовы, Арканзаса и Алабамы внесли аборты в список несрочных процедур, запретив клиникам и врачам предоставлять услуги по абортам и пригрозив им в случае неповиновения "полной силой закона". Медики обвинили власти штатов в "эксплуатации" пандемии. В Техасе правозащитники оспаривали решение властей в суде, но проиграли.

Правительство Польши также попыталось использовать ситуацию пандемии, чтобы ожесточить и без того строгие законы о доступе женщин к безопасным абортам. После бурных протестов законопроект вернули на доработку.

Хазаль Атай ожидает, что временные послабления в законах о доступе к абортам, которые приняли некоторые страны, после пандемии откатят назад.

"Я думаю, что первым импульсом правительств после коронавируса будет отменить эти послабления, - отмечает она. - Но мы знаем, что если право дают - отнять его сложно. Теперь женщина задастся вопросом: если возможно сделать аборт дома в период до девяти недель, и вы это однажды разрешили, то на каком основании вы это [право] отбираете?"

"Ведь ограничения такого рода - не медицинские, не научные. Это политические решения, - считает она. - [Проблема] в том, что мы не доверяем женщинам. Вокруг абортов всё еще слишком много табу".

"Я не думаю, что аборт посредством телемедицины должен быть единственной возможностью, [доступной женщине]. Потому что это тоже лишает выбора. В идеале, у людей должен быть выбор - хотят ли они сделать хирургический аборт или медикаментозный, в клинике или дома", - отмечает Лора Хёрли из SAAF.

Аборт - само по себе, без законодательных ограничений, - сложное решение для женщины, говорит правозащитница. Она считает, что возможность проконсультироваться с психотерапевтом, встретиться с врачом дважды или взять время на размышления не должны быть обязательными обстоятельствами для проведения аборта, но доступными для женщины опциями.

Иса до сих пор переживает случившееся. Вопреки экономическому положению, в котором она оказалась, этот выбор не был для нее простым. Она говорит, что проходя через это, ей больше всего не хватало моральной поддержки.

В будущем, говорит девушка, она хочет иметь детей.

Иллюстрации Татьяны Оспенниковой.

Сделать медикаментозный аборт в Тюмени

Прерывание беременности на ранних сроках препаратами на основе мифепристона — наиболее щадящий способ, который оказывает минимальное воздействие на организм. Его можно делать на сроке до 7 недель. Результативность метода — 97%.

Записаться на медикаментозный аборт в Тюмени можно в нашей клинике после приема у гинеколога. Врач обследует и при отсутствии противопоказаний даст направление.

Как делают медикаментозное прерывание беременности

Препараты

В комплекс для медикаментозного прерывания беременности входит 2 таблетки препаратов на основе мифепристона и мизопростола.

Мифепристон блокирует образование гормона прогестерона, который отвечает за утолщение слизистой оболочки матки, изменение ее свойств и имплантацию плодного яйца. В результате приема мифепристона плодное яйцо не может больше удерживаться в эндометрии и отслаивается.

Таблетку мизопростола нужно принять через 36–48 часов после первой. Этот аналог гормона простагландина вызывает сокращение матки, которое приводит к ее самопроизвольному очищению и выкидышу. Плодное яйцо и лишние ткани выходят из организма женщины в виде обильного кровотечения, как во время менструации.

Врачебный контроль

У женщины нет необходимости ложиться в стационар. Медикаментозное прерывание проходит как стандартный визит к гинекологу, но как и при хирургическом аборте врач дает несколько дней подумать перед принятием окончательного решения.

Перед приемом препаратов врач обследует пациентку на наличие противопоказаний, определяет точный срок. Он назначает мазок, ультразвуковое исследование и принимает повторно через 14 дней после приема второй таблетки.

Преимущества метода

  • Отсутствуют риски, связанные с оперативным вмешательством, негативным воздействием анестезии, кровотечением.
  • Репродуктивная функция полностью сохраняется, в то время как при выскабливании и вакуумной аспирации высок риск развития инфекций, спаечных процессов, повреждения матки.
  • Психоэмоциональные травмы развиваются реже. Вся процедура проходит дома, а врач только контролирует состояние пациентки.
  • Восстановление проходит намного быстрее, чем при обычном аборте. На работу можно идти на следующий день, а жить половой жизнью — через 7–14 дней.

До какого срока можно делать медикаментозный аборт

Допустимый срок — 6–7 недель беременности. На этом сроке плодное яйцо может отслоиться под воздействием препаратов и свободно выйти наружу. У зародыша пока еще нет нервной системы, поэтому он не чувствует боли.

Почему стоит обратиться за искусственным прерыванием беременности к нам

  • Назначаем процедуру только после установления точного срока беременности и убедившись в отсутствии противопоказаний.
  • Используем препараты производства России и Франции, которые более чем за 30 лет доказали свою надежность и эффективность.
  • Помогаем минимизировать отрицательные психологические последствия процедуры прерывания беременности. Стараемся найти индивидуальный подход к каждой женщине.

Стоимость

Стоимость медикаментозного прерывания беременности в Тюмени зависит от препарата и необходимости дополнительных обследований, так что обязательно необходима консультация с врачом. Запишитесь на прием онлайн или позвоните нам - ответим на все ваши вопросы.

Безопасное прерывание беременности | Врачи без границ

Несмотря на то, что за последние два десятилетия материнская смертность в мире значительно сократилась, небезопасные аборты по-прежнему остаются вопиющим исключением среди всех факторов смертности. По разным оценкам, ежегодное число небезопасных абортов превышает 25 миллионов, 97% приходится на развивающиеся страны, что приводит к смерти, по меньшей мере, 22 800 человек и множеству серьезных осложнений. Поскольку в проектах «Врачей без границ» мы часто встречаем пациентов, страдающих от серьезных последствий небезопасных абортов, которые потенциально опасны для жизни, мы расширили программу доступа к безопасному прерыванию беременности в наших проектах. По состоянию на 2018 год, мы оказали помощь в безопасном прерывании беременности в 90 проектах в более, чем 25 странах. 

________________

  • 25% беременностей в мире заканчиваются абортом
  • 7 000 000 женщин ежегодно попадают в больницу в связи с осложнениями, вызванными небезопасными абортами
  • 23 минутыкаждые 23 минуты в мире от небезопасного аборта погибает женщина

Факты о безопасном прерывании беременности

Чем безопасный аборт отличается от небезопасного?

Безопасным прерыванием беременности считается метод, рекомендованный Всемирной Организацией Здравоохранения, подходящий пациентке на данном сроке беременности и выполненный квалифицированным специалистом. Если, хотя бы одно из этих условий не соблюдено, аборт считается небезопасным. К двум основным категориям небезопасных абортов относятся «менее безопасные» и «самые небезопасные».
«Менее безопасные» аборты включают в себя либо устаревшие, либо небезопасные методы или отсутствие доступа к необходимой информации, в то время, как «самый небезопасный» вариант включает все факторы. Введение посторонних предметов в матку, прием вредных препаратов, применение физической силы,- это все небезопасные способы прерывания беременности. Ежегодно, из 25 миллионов небезопасных абортов почти треть проводится в условиях минимальной безопасности пациента и максимальной опасности для жизни.

Что такое безопасный аборт?

Безопасный аборт может быть медикаментозным или выполнен в амбулаторных условиях.

Медикаментозный аборт еще называют таблетированным, он включает в себя прием двух препаратов: мифепристон и мизопростол. Мифепристон блокирует синтез прогестерона, одного из основных гормонов беременности, в мизопростол вызывает сокращение матки и выход плодного яйца наружу. При отсутствии мифепристона, одного мизопростола будет достаточно для проведения медикаментозного аборта. Мизопростол широко доступен по всему миру, поскольку он также применяется для лечения осложнений при беременности, включая выкидыш и послеродовое кровотечение.

Эффективность медикаментозного аборта составляет выше 95%, этот метод чрезвычайно безопасен, процент серьезных осложнений - менее 1%.  Риск смертельного исхода при медикаментозном аборте ниже, чем от инъекции пенициллина или от родов при доношенной беременности. Медикаментозное прерывание беременности настолько безопасно, что в большинстве случаев женщины могут принимать лекарства дома без необходимости дополнительных медицинских осмотров после проведения процедуры—им потребуется обращение за помощью только в случае возникновения осложнений. Медикаментозный аборт не приводит к бесплодию психологическим проблемам или осложнениям при последующей беременности.

Обеспечение и поддержка медикаментозного аборта не требует специальной технологии или медицинских вмешательств. Согласно Всемирной Организации Здравоохранения, общий анализ крови, узи, и последующий медицинский осмотр не требуются; безопасный медикаментозный аборт требует всего лишь достоверной информации и качественных лекарств. Благодаря этому, медикаментозный аборт расширил доступ к безопасному прерыванию беременности миллионам женщин по всему миру, особенно в странах с низким уровнем жизни и переживающих кризис.

При вакуумном аборте, который проводится в амбулаторных условиях, пациентке вводится специальный зонд в полость матки, и при помощи насоса плодное яйцо высасывается.  Вакуум-аспирацию могут выполнять медицинский персонал разного уровня (включая врачей, медсестер и акушерок) в условиях базовой медицинской оснащенности (без хирургического оснащения) в срок до 14 недель. Этот метод также может использоваться для лечения осложнений, вызванных абортами, таких как неполный аборт.

Кто находится в группе наибольшего риска при небезопасном аборте?

Любая женщина в ситуации нежелательной беременности, которая не может получить доступ к безопасному прерыванию беременности рискует получить травму или умереть от небезопасного аборта. Препятствия на пути к безопасному прерыванию беременности, такие, как высокая стоимость, законодательные ограничения, стигма и препятствия со стороны системы здравоохранения способствуют росту числа небезопасных абортов. Риск возникновения осложнений также растет, когда небезопасные аборты проводятся на поздних сроках беременности. 

Аборты высветили проблему социальной несправедливости и неравенства. Такие факторы, как бедность, расовая принадлежность, проживание в отдаленных районах, закрывают многим женщинам доступ к безопасному прерыванию беременности. Женщины и девушки, оказавшиеся в ловушке войны, кризиса и конфликтов часто сталкиваются с дополнительными препятствиями на пути к безопасному прерыванию беременности. Самый высокий уровень смертности от небезопасных абортов зафиксирован в Африке, где на долю континента приходится 29% всех абортов в мире. Уровень смертности от осложнений, вызванных небезопасными абортами, составляет 62%.

Каковы медицинские последствия небезопасных абортов?

Когда возможность безопасного прерывания беременности недоступна, многие женщины и девушки прибегают к опасным способам, не взирая на риски для здоровья и правовые последствия. К числу основных осложнений, несущих угрозу здоровью, относятся тяжелые и неконтролируемые кровотечения, инфекции и сепсис (общее заражение организма, при котором инфекция распространяется с током крови), перфорация матки, повреждение половых путей и других внутренних органов. Женщины, которые прибегают к использованию медикаментов для прерывания беременности, приобретенных на черном рынке, также могут пострадать от осложнений из-за низкого качества таблеток, некорректной дозировки и недостаточной осведомленности о побочных эффектах. Даже при условии эффективности в вопросе прерывания беременности, небезопасный аборт может привести к таким долговременным последствиям для организма, как бесплодие, хронические боли, эмоциональная и психологическая травма.

Как лечат последствия небезопасных абортов?

Наибольшее число смертельных исходов, связанных с небезопасными абортами, обусловлено несвоевременным лечением.  Несвоевременность лечения зачастую связана со стигмой в отношении абортов: женщины могут избегать обращения за медицинской помощью для лечения последствий небезопасного аборта, поскольку опасаются огласки, плохого обращения со стороны медицинских работников и властей.

Оказавшись в больнице, женщинам, пережившим небезопасный аборт, может потребоваться переливание крови для возмещения больших кровопотерь, вызванных абортом, антибиотики для лечения инфекции и сепсиса, общая восстановительные хирургические операции на внутренних органах и даже гистерэктомия (удаление матки).

Как можно предотвратить травмы и смерти, спровоцированные небезопасными абортами?

Предотвращение небезопасных абортов начинается с мер профилактики нежелательной беременности, что в свою очередь требует доступа сексуальному образованию и знаниям о контрацепции. Тем не менее, одних знаний о сексуальном здоровье и контрацепции недостаточно: женщинам также нужно иметь доступ к возможности своевременного, конфиденциального и безопасного прерывания беременности. Сокращение барьеров на пути к получению этого вида помощи является ключевым для сохранения жизней и предотвращения травм и инвалидности.

Какие существуют препятствия на пути к безопасному прерыванию беременности?

Во многих странах аборты по-прежнему частично криминализированы, хотя почти все страны делают исключения, если речь идет о спасении жизни женщины. Нормативная база, касающаяся абортов, запутана и содержит много тонкостей, в которых сложно разобраться и пациентам, и медицинским специалистам. Правовые ограничения вызывают особые опасения с учетом прямого доказательства того, что они не влияют на снижение числа абортов, а только увеличивают вероятность проведения небезопасных абортов. С учетом роста фактов пользу этого предположения за последние годы многие страны внесли изменения в свое законодательство с целью расширения списка условий, при которых разрешается проведение абортов, в результате чего произошло снижение материнской смертности. Например, с 1996 года, когда правительство пост-апартеидной ЮАР приняло нормативный акт, легализовавший прерывание беременности, смертность от небезопасных абортов сократилась на 91%.

Помимо правовых барьеров, женщины переживают чувство вины, сталкиваются с социальной стигмой и негативным отношением к обстоятельствам, которые привели к нежелательной беременности или к аборту, как таковому  -  что в свою очередь может создать препятствия на пути к доступу к медицинской помощи. К наиболее распространенными  барьерам относится словесное оскорбление, социальное отторжение (со стороны семьи и друзей), введение в заблуждение или отсутствие информации о законах, регулирующих доступ к прерыванию беременности, а  также стигма, отторжение и невежество внутри системы здравоохранения.

Пандемия COVID-19 стала еще одним серьезным препятствием на пути к доступу к помощи. В борьбе с пандемией правительства многих стран исключили сексуальное и репродуктивное здоровье из числа приоритетных сфер, что привело к сокращению финансирования и закрытию тысячи клиник по всему миру в связи с перераспределением ресурсов в пользу борьбы с COVID-19. Карантинные меры, комендантский час, запрет на передвижение и потеря возможности безопасных пассажирских перевозок также усугубило ситуацию, сделав невозможным посещение клиник для многих женщин.

Что делает MSF для решения проблемы небезопасных абортов

«Врачи без границ» считают доступ к безопасному прерыванию беременности жизненно важной составляющей репродуктивного здоровья, которая сокращает риск материнской смертности и уменьшает страдания. Наша приверженность к решению этой проблемы базируется на опыте работы наших проектов, в которых мы ежедневно становимся свидетелями страданий и смерти, вызванных нежелательной беременностью и небезопасными абортами. В 2018 году мы оказали помощь более, чем 24 000 женщинам, получивших осложнения в результате попытки проведения небезопасных абортов. 

Несмотря на то, что в наших проектах мы ежедневно оказываем помощь тем, кто получил осложнения в результате небезопасных абортов, в середине 2010 годов мы пришли к выводу, что наши усилия по улучшению доступа к безопасному прерыванию беременности недостаточны, несмотря на существующую в организации политику приверженности к решению этого вопроса. Для выяснения причин такого положения дел мы провели системный анализ существующих вызовов и пути их решения. Это привело к создание в 2016 году специальной рабочей группы, в задачи которой входит выявление внутренних барьеров, создание программ и разработка стратегий, направленных на улучшение доступа к безопасному прерыванию беременности, для наших пациентов.

С момента создания группы мы разработали новый пакет комплексных программ по обеспечению доступа к безопасному прерыванию беременности, контрацепции и оказанию помощи после аборта.  По состоянию на 2018 год, 90 проектов «Врачей без границ» в более, чем 25 странах оказывали помощь в области безопасного прерывания беременности.  Совсем недавно, в связи с серьезными ограничениями, вызванными COVID-19, мы начали адаптацию существующих способов оказания этой важной помощи, сокращая время нахождения пациентов в медицинских учреждениях в пользу оказания помощи по месту проживания, удаленной поддержки и модели самопомощи. Также, мы открыто высказываемся против губительной государственной политики, такой, как «Правило глобального кляпа»/Политика Мехико и других попыток ограничить доступ к получению медицинской помощи,  мы предоставляем информацию и проводим тренинги для других гуманитарных организаций, занимающихся вопросом безопасного прерывания беременности в контексте недостаточности ресурсов. Наконец, мы провели исследование на тему тяжести и лечения осложнений, вызванных небезопасными абортами в условиях военного конфликта.

«Я видела своими собственными глазами: безопасный аборт спасает жизни»

Врач Маниша Кумар [Nullam gravida pellentesque consectetur]

Преодоление внутренних барьеров

В 2016 году рабочая группа по вопросам безопасного прерывания беременности выявила ряд препятствий, которые затрудняют системное предоставление помощи по безопасному прерыванию беременности в проектах «Врачей без границ». К этим факторам относятся: стигма, мифы и заблуждения, отсутствие клинических знаний, опасения по поводу правовых ограничений и страх отторжения сообществом. Одним из наиболее успешных способов преодоления этих барьеров стала серия семинаров «Вглубь ценностей и взглядов». Они способствовали открытому, честному диалогу и критическому осмыслению взглядов и суждений в отношении безопасных абортов. К участию в семинарах приглашались все сотрудники, от менеджеров головного офиса до медсестер, акушерок, уборщиц и водителей. Проведя 240 семинаров в более, чем 35 странах, мы обнаружили, что открытый диалог помог сотрудникам посмотреть на проблему с разных сторон и лучше понять медицинскую необходимость безопасных абортов.

Рабочая группа также провела полевые визиты в 10 пилотных проектах, где доступ к безопасному прерыванию беременности по разным причинам не проводился на регулярной основе. Рабочая группа проводила семинары и клинические тренинги, оценивала риску и угрозы, участвовала в обсуждениях с лидерами общин и другими общественными деятелями; были разработаны стратегии по реализации программы, создана система сбора данных для интеграции медицинской помощи по безопасному прерыванию беременности в наши регулярные проекты.  Эта стратегия доказала свою жизнеспособность, поскольку каждый десятый проект, в котором побывала рабочая группа, наряду с 80 другими по всему миру теперь предоставляют доступ к безопасному прерыванию беременности.

Комплексная программа по оказанию медицинской помощи в области репродуктивного здоровья

Оказание экстренной помощи женщинам в связи с осложнениями, полученными в результате небезопасных абортов, всегда являлось частью наших программ женского здоровья. Лечение может включать переливание крови в случае кровопотери, восстановительную хирургию поврежденных органов, внутривенные капельницы и антибиотики для лечения сепсиса, мизопростол при неполном аборте. Но при худшем сценарии женщины умирают, потому что добираются до больницы слишком поздно, уже в критическом состоянии. На страдания этих женщин невозможно смотреть без слез, и в первую очередь потому, что этого ужаса можно было бы избежать, если бы у них был своевременный  доступ к безопасному прерыванию беременности.

Для спасения жизней и облегчения страданий, связанных с небезопасными абортами и нежелательной беременностью, мы дополнили нашу комплексную программу охраны репродуктивного здоровья, включающую лечение осложнений после абортов, консультациями по контрацепции и доступом к безопасному прерыванию беременности.

В сотрудничестве с Министерством здравоохранения и другими негосударственными медицинскими организациями, мы ставим своей задачей предоставить нашим пациентам широкий спектр средств контрацепции, включая импланты, внутриматочные спирали, инъекционные препараты, оральные контрацептивы и презервативы. В 2018 году мы провели более 300,000 консультаций по вопросам контрацепции. Часто содействие в области контрацепции означает адаптация существующих проектов к ситуации кризиса или конфликта, который может ограничить доступ к услугам в области репродуктивного здоровья. Например, многие женщины в Центрально-африканской Республике вынуждены преодолевать большие расстояния для того, чтобы получить необходимую помощь, а в ситуации эскалации конфликта, такое путешествие становится совсем небезопасным. Пандемия COVID-19 pandemic также осложнила доступность услуг по подбору контрацепции в связи с ограничениями передвижения и закрытием клиник. В связи с этим, мы расширяем возможности оказания помощи, включая услуги телемедицины, долгосрочные методы контрацепции, выдаем больший запас противозачаточных таблеток.

Клинические руководства и нормативные акты MSF содержат информацию о возможности проведения абортов вплоть до 22-недельного срока беременности и план оказания помощи до, во время и после проведения аборта. До начала проведения процедуры по прерыванию беременности важно, чтобы пациенты имели полное представление о том, что им предстоит и дали добровольное согласие. В план также содействие женщине в выборе способа прерывания беременности, обезболивание по время и после аборта, прочая поддержка, консультация по вопросам постабортивной помощи, например, контрацепции. В 2019 году мы провели 21,437 безопасных аборта с использованием медикаментозных средств или в обычных амбулаторных условиях.

Большинство женщин выбирают медикаментозный аборт (проводится с помощью лекарственных средств). Большинство медикаментозных абортов, которые мы проводим, проходят в амбулаторных условиях при участии медсестер и акушерок без стандартных анализов крови и УЗИ, в соответствии с рекомендациями ВОЗ. Пациентки могут принять таблетки дома и вернуться в клинику только в случае возникновения осложнений.

Для того, чтобы адаптироваться к ограничениям, вызванным пандемией, некоторые проекты «Врачей без границ» запустили совместные пилотные проекты по сотрудничеству с медицинскими работниками из числа местных жителей, наставниками, а также с горячей линий для оказания дальнейшей поддержки пациенткам в вопросе проведения безопасного медикаментозного аборта на дому. Однако, всех этих мер недостаточно—мы и другие международные медицинские организации должны продолжать искать новые инновационные решения и разрабатывать местные  инициативы, которые расширят доступ к контрацепции и безопасным абортам для наиболее уязвимых групп населения.

Обучение, информирование и адвокация

В нескольких наших проектах мы оказываем наставническую и организационную поддержку, обучаем медицинских работников, работающих в условиях ограниченности ресурсов, в том числе медицинских. Тренинги и семинары о материнской смертности от нежелательной беременности, небезопасных абортах и роли безопасных абортов проводят сотрудники «Врачей без границ», коллеги из минздрава и другие партнеры. 

Кроме того, мы предоставляем другим гуманитарным организациям учебные материалы о безопасном прерывании беременности в условиях ограниченности ресурсов. В январе 2020 года, в третью годовщину «Политики Мехико» «Врачи без границ» запустили бесплатный, общедоступный, научно обоснованный онлайн-курс о медикаментозных абортах. Курс был создан в партнерстве с HowToUseAbortionPill.org, и включает пять анимированных видео с информацией о небезопасных абортах и о том, как безопасно провести медикаментозный аборт. Цель курса – добиться того, чтобы гуманитарные работники, медицинский персонал и все желающие имели доступ к достоверной информации о безопасных абортах.

Помимо нашей медицинской деятельности, «Врачи без границ» открыто высказываются о медицинской необходимости безопасных абортов по жизненным показаниям. Мы делимся историями пациентов, которые не имеют доступа к необходимой помощи, а также даем слово врачам и медсестрам, которые ежедневно видят ужасающие последствия небезопасных абортов. Мы также выступаем против опасной государственной политики, как уже упомянутая недавно расширенная «Политика Мехико», которая исключает финансирование США зарубежных программ, связанных с безопасными абортами, включающие, например, консультирование и информирование женщин о возможностях выбора.

Исследовательская работа

Мы ведем большое число наших проектов по охране материнского здоровья в ситуации нестабильности вооруженных конфликтов; в таких условиях информация о медицинской помощи, связанной с безопасным прерыванием беременности и осложнениях, вызванными абортами, часто отсутствует. Для того, чтобы полнее осветить этот вопрос, «Врачи Без границ» и Epicentre, научно-исследовательское подразделение MSF, в партнерство с Институтом Гуттмахера,  Ipas1 и министерствами здравоохранения трех африканских стран (ДРК, ЦАР и Нигерия) договорились о проведении трехгодичного исследования. Его цель – дать оценку частотности и тяжести осложнений, вызванных абортами, смертей, тяжелых состояний и качеству помощи при абортах и осложнениях. В этом исследовании, первом на данную тему в контексте вооруженных конфликтов, примут участие свыше 1200 женщин, которые столкнулись с осложнениями, вызванными абортами.

1Международная неправительственная организация, которая расширяет доступ к безопасным абортам и контрацепции.

Миропристон таблетки 200мг 3 шт.

Антипрогестоген.Медикаментозное прерывание маточной беременности на ранних сроках (до 42 дней аменореи). Подготовка и индукция родов при доношенной беременности.Препарат должен применяться в учреждениях, которые имеют соответствующим образом подготовленные врачебные кадры и необходимое оборудование.

Антипрогестоген. Синтетическое стероидное антипрогестогенное средство (блокирует действие прогестерона на уровне рецепторов), гестагенной активностью не обладает. Отмечен антагонизм с ГКС (за счет конкуренции на уровне связи с рецепторами). Повышает сократительную способность миометрия, стимулируя высвобождение интерлейкина-8 в хориодецидуальных клетках, повышая чувствительность миометрия к простагландинам. В результате действия препарата происходит десквамация децидуальной оболочки и выведение плодного яйца.

Медикаментозное прерывание маточной беременности на ранних сроках (до 42 дней аменореи). Подготовка и индукция родов при доношенной беременности.

Препарат должен применяться в учреждениях, которые имеют соответствующим образом подготовленные врачебные кадры и необходимое оборудование. Для медикаментозного прерывания беременности: 600 мг мифепристона (3 таблетки по 200 мг) принимают внутрь однократно в присутствии врача. Пациентка должна находиться под наблюдением медицинского персонала, по крайней мере, в течение 2-х часов после применения. Через 36-48 часов после приема Мифолиана пациентка должна явиться на УЗИ-контроль. Через 8-14 дней повторно проводится клиническое обследование и УЗИ-контроль, а также определяют уровень бета-хорионического гормона для подтверждения того, что выкидыш произошел. При отсутствии эффекта от применения препарата на 14 день (неполный аборт или продолжающаяся беременность) проводят вакуумаспирацию с последующим гистологическим исследованием аспирата. Для подготовки и индукции родов: однократно 200 мг мифепристона (1 таблетка) в день внутрь в присутствии врача. Через 24 часа повторный прием 200 мг. Через 48-72 часа проводится оценка состояния родовых путей, и, по необходимости, назначаются простагландины или окситоцин.

Связанные с процедурой лечения: Кровянистые выделения из половых путей. Боли внизу живота. Обострение воспалительных Связанные с приемом препарата. Чувство дискомфорта внизу живота, слабость, головная боль, тошнота и рвота, головокружение, гипертермия.

Наличие в анамнезе повышенной чувствительности к мифепристону, надпочечниковая недостаточность и длительная глюкокортикостероидная терапия, острая или хроническая почечная и/или печеночная недостаточность, порфирия, миома матки, наличие рубца на матке, анемия, нарушения гемостаза (в том числе предшествующее лечение антикоагулянтами), воспалительные заболевания женских половых органов, наличие тяжелой экстрагенитальной патологии. Нельзя применять курящим женщинам старше 35 лет (без предварительной консультации терапевта). Для медикаментозного прерывания беременности: Подозрение на внематочную беременность. Беременность, не подтвержденная клиническими исследованиями, превышающая по сроку 42 дня аменореи, возникшая на фоне применения внутриматочной контрацепции, или после отмены гормональной контрацепции. Для подготовки и индукции родов: Гестоз тяжелой степени, преэклампсия, эклампсия, недоношенная или переношенная беременность. С осторожностью препарат назначают при хронических обструктивных заболеваниях легких (в том числе бронхиальной астме), тяжелой артериальной гипертензии, нарушениях ритма сердца и сердечной недостаточности.

Прием мифепристона в дозах до 2 г не вызывает нежелательных реакций. В случаях передозировки препарата может наблюдаться надпочечниковая недостаточность.

Пациентки должны быть проинформированы, что если на 10-14 день эффект от применения препарата отсутствует (неполный аборт или продолжающаяся беременность), беременность следует обязательно прервать иным способом, поскольку возможно формирование врожденных пороков развития у плода. Применение препарата требует предупреждения резус аллоиммунизации и др. общих мероприятий, сопутствующих аборту. Грудное вскармливание следует прекратить на 14 дней после приема мифепристона.

Следует избегать применения нестероидных противовоспалительных средств (НПВС).

class="h4-mobile">

Аборт на ранних сроках, стадии. Сроки, когда можно делать аборт.

Аборт на ранних сроках беременности — самый безопасный. Он сводит к минимуму возможные осложнения и последствия. Поэтому медлить с решением не стоит, иначе это чревато серьезными последствиями.

Основные виды абортов на ранних сроках до 5 недель представляют собой только медицинское прерывание беременности. Оно включает хирургический, медикаментозный и вакуумный способы прерывания беременности, которые проводят под наблюдением квалифицированных специалистов. Самый оптимальный из них — медикаментозный или фармакологический аборт.

Его относят к щадящему методу прерывания беременности. Однако это не значит, что процедуру можно провести самому. Многие спрашивают, как прервать беременность на ранних сроках самостоятельно. Изучить инструкцию специального препарата, купленного в аптеке мало! Это может вызвать массу осложнений, которые наверняка приведут пациентку на хирургический стол. Фармаборт – серьезная процедура. Ее нужно проводить только после полного обследования и под тщательным наблюдением гинеколога.

Практически каждую женщину интересует:

1. До скольки недель делают аборт, когда можно, а когда нет? Ранние сроки для прерывания — до 5 недель вакуумным и таблетированным способом, позже до 12 — только хирургическим вмешательством.

2. На каких сроках делают аборт безопасно? Конечно, на сроке до 5 недель. В этот период плод только начинает формироваться, что облегчает проведение процедуры.

3. В какой срок делают аборт? Это зависит от того, как прервать беременность, какой метод выбрать. Например, фармаборт можно провести даже в день обращения при отсутствии противопоказаний.

Внимание! Самостоятельное проведение процедур опасно для здоровья и жизни женщины. «В ОН Клиник» вы сможете получить профессиональную помощь по прерыванию беременности без последствий и осложнений.

Сроки аборта - до 5-7 недель

Мы уже выяснили, когда можно делать прерывание - безопасный срок для аборта до 7 недель. При этом аборт на 2 неделе или аборт на 3 неделе пройдет гораздо легче, чем прерывание на 4 и 5 неделе. Однако такая «легкость» возможна только под наблюдением гинеколога. Самостоятельное прерывание любым фармпрепаратом — может довести до беды.

Проводить медикаментозный аборт можно только на стадии до 49 дня от первого дня последней менструации и только если беременность маточная. Женщина не всегда может точно и правильно посчитать срок беременности, особенно если цикл нерегулярный. Без обследования нельзя определить – маточная ли это беременность. Здесь очень важно не навредить. Поэтому, как только Вы узнали о беременности, но в силу разных причин не можете оставить малыша, звоните в «ОН Клиник» и запишитесь на прием к гинекологу. Мы максимально быстро проведем обследование, а при отсутствии противопоказаний в этот же день можно принять первую часть препарата.

Кстати, одним из самых серьезных осложнений при самостоятельном приеме препаратов является неполный аборт. Он возникает тогда, когда не происходит полное отторжение плодного яйца и беременность развивается дальше. Если это произошло без контроля врача — избежать хирургического аборта невозможно.

Более того, при неправильном выборе контрацептивного средства у пациентки может произойти гормональный сбой. Это приведет к маточному кровотечению. Успешный фармаборт — аборт, при котором выделяется небольшое количество крови. В случае, если на протяжении нескольких дней кровотечение обильное и не прекращается – срочно необходимо вмешательство доктора. И здесь совсем не важно, на какой стадии проходит аборт: то ли аборт на 5 неделе, то ли на 4.

Самостоятельный или медицинский аборт: цена здоровья

Аборт на ранней стадии таблетками при самостоятельном или медицинском вмешательстве — стресс для организма. Разница — только в качестве и последствиях. Цена аборта на ранних сроках в медицинском центре зависит от препарата и сопроводительных услуг. Конечно, она будет выше, чем самостоятельное приобретение препарата. Но: последствия самостоятельного аборта могут привести к неисправимым результатам, где не помогут даже деньги.

Например, не всем пациенткам подходит один и тот же контрацептивный препарат – у некоторых женщин возникает аллергическая реакция. Определить, какой препарат подходит или не подходит конкретно вам сможет только гинеколог после полноценного обследования.

Также стоимость аборта на раннем сроке может зависеть и от состояния здоровья женщины. Наличие воспалительных или инфекционных заболеваний может усугубить ситуацию или не позволит провести аборт таблеткой из-за возможных осложнений, которые предотвратить будет невозможно. Однако это сможет определить только врач.

Чаще всего у женщин, которые решились самостоятельно провести аборт таблетками, значительно ухудшается самочувствие – возникают сильные боли внизу живота, повышается артериальное давление, появляется головная боль, иногда бывает рвота.

Не рискуйте своим здоровьем! Самый безопасный срок прерывания беременности таблеточным способом - до 5 недель. В «ОН Клиник» врач поможет, подберет наиболее безопасный препарат, чтобы избежать последствий. Запись на прием к гинекологу — круглосуточная. Мы поможем в любой ситуации, деликатно решая ваши женские проблемы!

Можно ли забеременеть после аборта?

Хирургическое прерывание беременности.

Хирургический аборт считается опасным, он разрушительно влияет на организм женщины. В его процессе происходит отслаивание клеток эндометрия от стенки матки. От их восстановления зависит, сможет ли женщина вновь забеременеть. Иногда они не восстанавливаются, тогда пациентка остается бесплодной. Процесс подготовки к следующей беременности должен составлять больше месяца. В это время необходимо наблюдаться у гинеколога. Врач должен подобрать контрацептивы, которые будут использоваться в этот период, а также контролировать гормональный фон и брать анализы, в том числе на наличие болезней, таких как токсоплазмоз, герпес, гонорею, корь, хламидиоз. После этого он выносит решение о возможности следующей беременности. С каждым абортом увеличивается вероятность не только бесплодия, но и осложнений. Самое распространенное из них – истмико-церквикальная недостаточность. Из-за вмешательства хирургическими инструментами шейка матки растягивается. Она становится не способной удерживать плод внутри, что провоцирует выкидыш.

Медикаментозный аборт.

Это метод прерывания беременности, применяющий абортивные таблетки. Он менее опасен по сравнению с хирургическим вмешательством, однако после него организму тоже требуется время на восстановление. Он так же дает риски осложнений: выкидыш, задержка развития плода, внематочная беременность. Поэтому планировать беременность врачи советуют начинать по прошествии двух месяцев. Особенность данного метода заключается в его влиянии на эндокринную систему. Использующиеся препараты сильно сбивают баланс гормонов в организме, поэтому особенно важно наблюдение врача во время и после курса принятия таблеток.

Следует помнить, что вероятность беременности после аборта зависит от наследственности и индивидуального состояния организма, а также от гормонального фона. Очень важно наблюдение врача, нельзя принимать решения без консультации специалиста, так как существуют тонкости, которые обычный человек учесть не может. При здоровом образе жизни и выполнении всех предписаний гинеколога возможность повторной беременности увеличивается.

зачем прерывать беременность на поздних сроках и как это делают в Красноярске / Новости общества Красноярска и Красноярского края / Newslab.Ru

Беременность и ожидание ребенка — это всегда волнительно, а появление малыша приносит счастье и радость в дом. Но порой на пути стоит череда тяжелых испытаний. Современная медицина еще в утробе выявляет у плода нарушения и патологии, несовместимые с жизнью или не дающие возможность его нормального существования. Тогда ставится вопрос о прерывании беременности. Раньше отказаться от рождения больного ребенка можно было только до 22 недели беременности, сейчас же ее прерывают и на более поздних сроках. Через что проходит женщина, решившаяся на эту процедуру, и почему для врачей это не менее тяжелое испытание — читайте в материале Newslab.

«Как гром среди ясного неба»

«Мы считали пальчики на ручках и ножках, видели, как бьется сердечко. Потом наступила небольшая пауза, и врач попросил нас сходить погулять, чтобы малыш перевернулся, и он мог закончить исследование. Когда мы вернулись, в кабинете врачей было уже двое. Теперь они вместе пристально смотрели в монитор и пытались что-то разглядеть. Я понимала, что есть какие-то проблемы.

И вдруг как гром среди ясного неба прозвучала фраза: „Не удается увидеть мочевой пузырь у малыша. Есть какое-то образование, но что это, слишком тяжело понять“», — историй с подобным началом сотни.

Для многих женщин стать матерью — заветная мечта. В большинстве случаев беременность завершается благополучно — рождением здорового ребенка. Но иногда семьи получают неутешительный прогноз еще на этапе первых УЗИ и анализов. Узнать, что у ребенка серьезные заболевания, всегда тяжело, особенно если со здоровьем у отца и матери все в порядке и нет никаких предпосылок для страшных диагнозов.

Куда идти, что делать, какие решения принимать? Это только первые вопросы, которые возникают у беременных, получивших нехороший прогноз.

В обществе не принято обсуждать данную тему. В наше время, когда все еще не решен вопрос о том, считается ли аборт убийством, тема с прерыванием беременности на поздних сроках, когда неродившийся ребенок — не просто эмбрион, а уже похож на полноценного младенца, болезненна даже для врачебного сообщества.

«Ошибки быть не может»

Воспоминания матерей, переживших потерю ребенка (с форума благотворительного фонда «Свет в руках»):

«После 12 недель никто не сделает прерывание беременности без специального консилиума врачей и четко установленного диагноза. Стоит ли говорить, что никто из врачей не поговорил с нами нормально, никто не объяснил четкую последовательность действий, сроки, риски, что вообще значит „прерывание беременности“ и т.д.?»

Генетические отклонения выявляются на этапе скринингов беременной, всего их три. Скрининг — это комплекс исследований, позволяющий получить максимально полную информацию о здоровье плода. Если на обследовании у врача ультразвуковой диагностики появляются сомнения, пациентку направляют в Медико-генетический Центр.

«Конечно, больше всего мы настроены на раннюю диагностику, а именно — на выявление каких-то отклонений на сроке до 12 недель, реже — до 21-22 недель. Но иногда бывают случаи, когда обнаружить отклонения можно только во второй половине срока: обычно это происходит либо когда женщина поздно поступает на учет и до этого никогда не проходила обследований, либо когда патология поздно себя проявляет. Тогда уже принимают решение о более подробном обследовании и о возможном прерывании такой беременности», — рассказала главный врач медико-генетического центра Татьяна Елизарьева.

Если женщина прошла все обследования, и диагноз подтвердился, ее приглашают на врачебную комиссию генетического центра. Прийти на нее можно как одной, так и с мужем или членами семьи, обычно пациентку спрашивают, как ей удобно. В комиссию входят несколько специалистов: УЗИ-диагност, неонатолог, акушер- гинеколог, врач, специализирующийся на определенной патологии (кардиохирург, нейрохирург, детский хирург и др.). Там женщине подробно рассказывают о том, что происходит, что за патология есть у ребенка, поддается ли она лечению и каково это лечение.

«Важно дать женщине понять, с чем она сталкивается, и предложить все возможные варианты. Если это хромосомные нарушения и интеллектуальный дефицит у плода, например, синдром Дауна, мы поясняем, что ребенок может родиться и при отсутствии каких-то физических недостатков даже сможет развиваться — сидеть, возможно, писать и рисовать, немного общаться. Но мы также даем понять, что такой ребенок никогда не сможет самостоятельно жить, особенно после ухода родителей или других опекунов, такой ребенок требует довольно больших финансовых затрат, к которым готова не каждая семья, такой ребенок всегда будет требовать больше внимания и сил, и за каждый его шаг в развитии родителям придется бороться. Все это нужно, чтобы семьи понимали, на что они идут и в том, и в другом случае. В любой ситуации мы как врачи обязаны уважать их выбор», — подчеркивает Татьяна Елизарьева.

После врачебного консилиума у любой пары есть время подумать и принять взвешенное решение. Врачи отмечают, что на сегодняшний день оборудование и техника медико-генетического центра исключает даже саму возможность постановки неправильного диагноза. Кроме того, в каждом случае результаты анализов обрабатывает несколько врачей, каждый дает заключение и рекомендации по беременности.

«Это вынужденная мера»

До 22 недель прервать беременность можно, в том числе медикаментозным методом. Процедуру проводят в красноярском роддоме № 4.

«Медицинскими показаниями к прерыванию беременности с 12 до 22 недели являются аномалии развития плода несовместимые с жизнью, которые не поддаются хирургической коррекции— рассказала главный врач роддомом № 4 Людмила Попова.

По словам врачей, женщина может выбрать — прервать ей беременность или доносить. Но зачастую матери не до конца отдают отчет, на что обрекают себя и свою семью, рожая детей с серьезнейшими патологиями или нежизнеспособных.

Воспоминания матерей, переживших потерю ребенка с форума благотворительного фонда «Свет в руках»):

«Диагноз был страшным, врачи сказали, что детки с такими патологиями рождаются мёртвыми или умирают в младенчестве. Понимая, что потерять малышку, долгожданную дочурку, после её рождения будет просто смертельным для меня, я согласилась на аборт по медицинским показаниям. Честно говоря, до сих пор не понимаю, правильно ли я поступила, и виню себя, что пошла на поводу у родственников и врачей, согласившись на этот аборт».

«Пережить это очень тяжело. Ходить 9 месяцев и знать, что ребенок может на первый-второй день уйти из жизни. Что сложнее: ходить и знать, что будет так, или прервать беременность еще в середине? Обычно женщины соглашаются с мнением врачей, но иногда все же принимают решение оставить ребенка», — рассказывает Людмила Попова.

В целом же чаще всего до 22 недели женщины соглашаются и идут на прерывание беременности.

«Это ведь не просто аборт по желанию женщины, это вынужденная мера. Потому что потом поддерживать жизнь этих детей — это колоссальная нагрузка. Бывает, что матери потом отказываются от них, так как не могут справиться, отдают в „Дома инвалидов“ и тогда заботу об этих детях берет на себя государство», — подытожила Людмила Попова.

«После 22 недель — это уже полноценные роды»

До 2019 года в Красноярском крае не прерывали беременность на поздних сроках (после 22 недель беременности) по показаниям со стороны плода (несовместимые с жизнью врожденные пороки развития, которые по каким то причинам не были выявлены ранее). У женщин был только один выход — рожать ребенка с патологией. И лишь в конце 2018 года был утвержден клинический протокол Минздрава РФ «Искусственное прерывание беременности на поздних сроках по медицинским показаниям при наличии аномалий развития плода», на основании которого в Красноярском краевом клиническом центре охраны материнства и детства внедрена данная медицинская технология.

Процедура прерывания беременности на поздних сроках одинакова во всей России: внутриутробно плоду вводят обезболивающее лекарство, после этого проводят элиминацию (остановку сердечной деятельности) плода, и вызывают родовую деятельность. Процедуру выполняют врач ультразвуковой диагностики, врач-анестезиолог, медсестра-анестезистка и лаборант.

«Как и любая манипуляция, процедура прерывания имеет определенные риски, связанные как с использованием медицинских препаратов, так и с проведением операции. Может развиться кровотечение, могут быть негативные последствия от препаратов — побочные действия, аллергия. Любое вмешательство в организм женщины даже на современном этапе развития медицины — это всегда риски для здоровья, которые могут привести к полному лишению репродуктивной функции. Многие пары принимают решение пролонгировать беременность, надеясь на чудо, на ошибку диагностики», — говорит заведующий консультативной поликлиникой Краевого клинического центра охраны материнства и детства Павел Бауров.

Женщины, отказывающиеся прервать беременность в случае медицинских показаний, причинами чаще всего называют личные убеждения — как свои, так и своих семей. В случае, когда принимается решение оставить нежизнеспособного ребенка, пациентка продолжает наблюдаться в консультации.

Как пережить невозможное

Прерывание беременности на поздних сроках — тяжелая психологическая травма. После самой процедуры каждую женщину ждет процесс реабилитации, с ней обязательно работает психолог. Сейчас такие специалисты есть при каждой женской консультации. Психолог Центра охраны материнства и детства беседует с пациенткой до процедуры и после нее.

«У женщины в такой ситуации очень много тяжелых переживаний. И одно из самых тяжелых, которое появляется в такие моменты — это чувство вины. В голове у мамы часто возникают мысли: „Я как мать могла позволить это сделать?“, даже если ситуация совершенно безнадежная. Отпечаток накладывает и момент выбора — женщина все-таки сама решает, прерывать ей беременность или сохранять. Вина, как правило, бывает иррациональной, не соответствующей реальной ситуации», — отмечает психолог.

Воспоминания матерей, переживших потерю ребенка (с форума благотворительного фонда «Свет в руках»):

«Прошло уже два года. И да, мы все-таки родили ребенка, прекрасную доченьку. Но не было и дня, чтобы я не вспоминала свою первую дочку. Я просыпаюсь среди ночи и вспоминаю те дни. Я храню эти воспоминания как единственное, что осталось от моего ребенка».

Прерывание по медицинским показаниям — это точно такая же антенатальная потеря (ситуация, когда ребенок погибает во время беременности— прим.ред.). Женщина теряет малыша на большом сроке, при том, что с конца первого триместра она уже воспринимает его как человека, взаимодействует с ним, внутренне общается.

Психолог никак не влияет на выбор женщины — такова профессиональная позиция. Он помогает осознавать некоторые вещи, оказывает психологическую поддержку. Иногда сама ситуация может быть полностью безнадежной, когда выносится диагноз о патологии, не совместимой с жизнью, но даже это не всегда влияет на окончательный выбор пары. Психолог помогает развеять какие-то сомнения, снять напряжение и хотя бы немного облегчить момент страдания.

После прерывания женщина проходит процесс горевания, как после любой другой утраты. Если адаптация нарушается на слишком долгое время и человек не может жить полноценной жизнью, то психологи говорят о патологическом горевании, которое требует уже более серьезного лечения. Очень важно, чтобы пережить кризис помогало и окружение женщины.

«Нас, наше общество, к сожалению, никто не учил сочувствию, и обычно люди чувствуют дискомфорт рядом с теми, кто перенес утрату. Как правило, родственники женщины думают, что самое главное — это чтобы она перестала переживать. Отсюда начинаются все эти советы: „хватит плакать“, „живи дальше“, „соберись“ и так далее. А женщине это не надо, ей надо прожить свое горе, выплакать слезы, ей нужно выговориться», — рассказывает психолог Светлана Чурсина.

На реабилитацию обычно уходят месяцы, но даже когда женщина вернулась к обычной жизни, в ее памяти этот тяжелый момент останется навсегда, стереть его невозможно. Периодически со слезами она все равно будет вспоминать своего не увидевшего мир малыша.

Часто пациентки ставят вопрос: «А что делать с ребенком? Что с ним будет после того, как я его рожу?».

«Врач не может настаивать, но все же лучше, если вы посмотрите на малыша, попрощаетесь с ним. Лучше сохранить какие-то его вещи, связанные с беременностью, снимки УЗИ и прочее. Во-первых, мозг устроен таким образом, что пока не увидит — не поверит, что это окончательно, поэтому подсознательно он не даст вам покоя, всегда будут сомнения: „А что, если он был бы жив, а если он был бы здоров?“. Во-вторых, спустя какое-то время женщины, которые не смогли посмотреть на ребенка и попрощаться, могут сожалеть об этом. Все-таки со временем это воспринимается как утрата и гибель близкого человека, поэтому не стоит совсем обезличивать малыша. Но в любом случае выбор за самой женщиной. Можно предлагать, но ни в коем случае не настаивать», — советует Светлана Чурсина.

Материалы по теме

В Центре охраны материнства и детства женщина получает 1-2 консультации, после этого врачи рекомендуют ей (в случае необходимости) обратиться к психологу в женской консультации, либо же посетить бесплатные группы поддержки. В России с матерями, перенесшими перинатальную утрату, работает благотворительный фонд «Свет в руках». По горячей линии фонда можно получить консультацию и узнать все условия работы.

Родным, близким и коллегам психологи советуют отталкиваться от желаний женщины — не стоит навязывать помощь, настаивать на разговорах, если она этого не хочет. «Время лечит» — один из главных принципов восстановления, поэтому главное — дать женщине это время.

Как говорят врачи, в вопросе прерывания беременности нет правильных или неправильных решений, есть только такие, с которыми семья сможет жить дальше. Задача медиков — поддержать жизнь и здоровье как матери, так и ее ребенка любой ценой. Жизнь и качество жизни зависит только от той семьи, где столкнулись с проблемой. Предугадать возможные риски на 100 % невозможно, и нужно помнить, что от этого не застрахована ни одна семья. На сегодня в Красноярском крае есть все необходимое медицинское сопровождение для беременных с патологиями будущего малыша и для тех, кто решил прервать беременность. Надеемся, что такая помощь потребуется как можно меньшему количеству семей.

Валя Котляр специально для интернет-газеты Newslab.
Фотографии Алины Ковригиной.

Сейчас в США доступно

абортов по почте. Вот что вам нужно знать.

После утверждения Бретта Кавано в Верховном суде будущее дела Роу против Уэйда выглядит все более мрачным.

Но даже несмотря на то, что знаковый закон остается в силе, отказ от доступа к абортам в США уже идет полным ходом - и женщины, которые хотят безопасно прервать беременность, сталкиваются с растущим числом препятствий.

Enter Aid Access, новая онлайн-служба, с помощью которой женщины могут получить таблетки для медикаментозного аборта, мифепристон и мизопростол, чтобы принимать их дома.Как впервые сообщила Ольга Хазан из Atlantic, голландский врач и активист Ребекка Гомпертс запустила службу шесть месяцев назад в ответ на подавляющее требование США.

«Я получил электронное письмо от женщины, которая жила в машине с двумя детьми», - сказал Гомпертс Хазану. "Что-то должно было быть сделано."

Aid Access предлагает то, что другая услуга Gomperts, Women on Web, уже много лет делает для женщин в других странах с ограниченными системами здравоохранения: способ сделать безопасный аборт.(Она создала отдельный сайт в США, потому что опасалась, что влиятельные группы сторонников жизни попытаются закрыть ее операцию.)

Хотя аборты по-прежнему легальны в США, самостоятельные аборты считаются преступлением во многих штатах, а женщины - в редких случаях - сталкиваются с арестом, тюремным заключением или полицейским расследованием.

Когда Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов сообщило Vox, что «мифепристон для прерывания беременности официально недоступен через Интернет». Когда агентство одобрило лекарства в 2000 году, правительство постановило, что лекарства должны выдаваться квалифицированными поставщиками медицинских услуг в кабинете врача, клинике или больнице, и что они не могут быть выписаны по рецепту и выданы в аптеке.

Дэниел Гроссман, профессор кафедры акушерства, гинекологии и репродуктивных наук в UCSF, назвал подход FDA «препятствием, поскольку многие врачебные кабинеты не созданы для хранения подобных лекарств».

«Многие думают, что сделать аборт в США легко, но это не так», - сказала Джилл Адамс, директор по стратегии SIA Legal Team, группы юристов, специализирующихся на самостоятельных абортах. «Находчивые люди ищут варианты прерывания беременности, которые были бы безопасными, доступными по цене и соответствовали бы их обстоятельствам.(Гомпертс сообщила Atlantic, что она уже выполнила 600 рецептов в США за последние 6 месяцев.)

Но сервис также вызывает три важных вопроса. Действительно ли эти таблетки для аборта безопасны? Действительно ли их использование незаконно? И когда женщинам, нуждающимся в прерывании беременности, обращаться в эту услугу?

Безопасны ли аборты по почте? По-разному.

Получение аборта по почте через Aid Access работает следующим образом: в ходе онлайн-консультации женщины проходят обследование по поводу их беременности и истории болезни.Если они соответствуют определенным критериям - здоровы, срок беременности менее десяти недель, живут в пределах одного часа от больницы - Гомпертс выписывает рецепт и отправляет его в аптеку в Индии, которую она знает и которой доверяет.

Затем таблетки отправляются из Индии домой к женщине за плату в размере 95 долларов (хотя Aid Access утверждает, что они найдут способы помочь женщинам, которые не могут заплатить). При необходимости женщины могут получить доступ к инструкциям и поддержке в режиме реального времени.

Два лекарства, которые прописывает Гомпертс - мифепристон и мизопростол - действуют в сочетании, вызывая выкидыш на ранних сроках беременности.Эти препараты являются стандартными в США и одобрены Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов для использования на ранних сроках беременности, а также во всем мире. Всемирная организация здравоохранения также считает их основными лекарствами, что означает, что они должны быть доступны людям во всех функционирующих системах здравоохранения в любое время.

Эффективность мифепристона и мизопростола при приеме до 10 недель составляет от 92 до 98 процентов. По данным UptoDate, врачебного ресурса по доказательной медицине, неудачный аборт, когда женщины применяют эти препараты по назначению, случается редко.

ВОЗ также изучила безопасность использования мифепристона и мизопростола при самостоятельном приеме в домашних условиях по сравнению с применением в клинике и дала «зеленый свет» подходу на дому. «Нет никаких доказательств того, что медикаментозный аборт в домашних условиях менее эффективен, безопасен или приемлем, чем медикаментозный аборт в клинике», - заключил отчет ВОЗ.

Эксперты по репродуктивной медицине в США также считают эти препараты надежными и стандартными. «Медикаментозный аборт в первом триместре с использованием мифепристона и мизопростола очень безопасен, - сказал Гроссман, - с серьезными осложнениями, возникающими менее чем в 0.5 процентов пациентов ».

Но это не означает, что любая беременная женщина может принимать эти препараты или что таблетки безопасны. Согласно UptoDate, существует ряд групп, которым следует избегать использования мифепристона и мизопростола, в том числе женщин с внематочной беременностью (или беременностью, которая растет вне матки, что может быть подтверждено только с помощью медицинской визуализации), женщин с установленной внутриматочной спиралью, и женщины с хронической надпочечниковой недостаточностью или принимающие длительную терапию кортикостероидами.

Как и все лекарства, есть потенциальные побочные эффекты: чаще всего боль в животе, сильное кровотечение и дискомфорт в желудочно-кишечном тракте. Хотя более серьезные осложнения случаются редко, они случаются. Они могут включать кровотечение, инфекцию или смертельный сепсис. (Вот почему Gomperts будет давать лекарства только женщинам, которые находятся рядом с больницей.)

В сервисе Gomperts возникают дополнительные вопросы по безопасности. Таблетки, которые женщины получают через Aid Access, продаются в индийской аптеке.Это означает, что регуляторы здравоохранения США не осуществляют надзор, и существует риск фальсификации или неправильного дозирования. (Гроссман отметил, что исследователи в США заказали мифепристон и мизопростол онлайн из Индии для недавнего исследования и обнаружили, что препараты мифепристона содержат правильную дозу, но некоторые таблетки мизопростола были «разложены и менее эффективны, чем должны были быть».)

Также существует риск того, что женщина заболеет внематочной беременностью, но не знает об этом. В этих случаях лекарства не подействуют.

Но пока опубликованные данные о подходе Гомпертса предполагают, что он очень здравый. В одном исследовании, опубликованном в British Medical Journal, Гомпертс и другие исследователи проанализировали состояние здоровья 1000 женщин, которые воспользовались ее услугами для выполнения аборта в домашних условиях в Республике Ирландия и Северной Ирландии в период с 2010 по 2012 год. Вот основные результаты. :

В целом 94,7% сообщили об успешном прерывании беременности без хирургического вмешательства. Семь женщин сообщили о переливании крови, а 26 сообщили о приеме антибиотиков (способ введения (внутривенный или пероральный) определить невозможно).Семья, друзья, власти или средства массовой информации не сообщали о случаях смерти в результате вмешательства. Девяносто три женщины сообщили о наличии каких-либо симптомов, по поводу которых им посоветовали обратиться за медицинской помощью, и 87 из них обратились за помощью. Ни одна из пяти женщин, которые не обращались за медицинской помощью, не сообщила о неблагоприятном исходе.

Тем не менее, в документе есть несколько предостережений: данные были предоставлены самими собой, что означает, что женщины, возможно, не всегда точно рассказывали о своем опыте.И исследование может не отражать полную картину того, как женщины пользуются этой услугой.

Вот почему: за исследуемый период времени 1636 женщин получали таблетки, а у Гомпертс была информация о последующем наблюдении только для 1158 (или 71%). Из них 1023 подтвердили, что принимали лекарства, а информация о последующем наблюдении была доступна для 1000. Таким образом, данные основаны на подгруппе, которая заказывала таблетки для прерывания беременности через Gomperts, и есть шанс, что, если бы у них был более полный набор данных, картина безопасности изменилась бы.

Законны ли они? Да и нет - но аресты случаются редко

Тем не менее, пока правительство США пытается ограничить доступ к абортам, такие услуги, как Aid Access, будут становиться все более и более важными, даже если они не всегда законны.

В семи штатах действуют уголовные законы, прямо запрещающие самостоятельные аборты. Защитники прав на аборты утверждали, что это незаконно и неконституционно. Прокуроры в нескольких других штатах интерпретировали свои законы о вреде для плода и об убийствах плода таким образом, что также ограничивают самостоятельные аборты.

«Когда прокурор решает наказать кого-то за прерывание собственной беременности, то, что говорится в законе, является практически второстепенным», - сказал Адамс из SIA. И хотя риск вмешательства полиции невелик, «любой, кто покупает таблетки в иностранной аптеке, может подвергнуться риску ареста, поскольку законодательство США не разрешает ввоз лекарств, отпускаемых по рецепту, за исключением очень ограниченных обстоятельств».

В заявлении FDA говорится, что они собираются преследовать Aid Access за нарушение закона: «Агентство очень серьезно относится к обвинениям, связанным с продажей мифепристона в США через каналы онлайн-распространения, и оценивает их для оценки. потенциальные нарушения законодательства США.”

Я спросила Адамса, как часто женщины сталкиваются с судебными исками в этой стране в результате самостоятельных абортов. По ее словам, по меньшей мере 21 человек был арестован - а некоторые заключены в тюрьму - за то, что прервали собственную беременность или помогли сделать это другому человеку. Все случаи были разными, но чаще всего женщин сдавали врачи после обращения за медицинской помощью после самоубийства или от друзей и родственников, которые знали об их планах. Адамс считает, что общее количество арестованных, вероятно, намного больше, чем известно SIA.

Итак, это подводит нас к последнему вопросу: должны ли женщины, которые нуждаются в прерывании беременности, обращаться к этой новой услуге? Это явно зависит от человека, но важно помнить, почему женщины могут рассматривать онлайн-услуги по прерыванию беременности: потому что у нас есть проблема с доступом. Пока это продолжается или ухудшается, самоуправляемые аборты, даже по почте, никуда не денутся.

Домашнее использование препаратов для прерывания беременности | Брифинги | Адвокатская деятельность

Что такое мизопростол при домашнем применении?

В конце августа 2018 года министр здравоохранения Англии Мэтью Хэнкок, член парламента, объявил, что женщины в Англии смогут принимать дома второй из двух препаратов, используемых для медикаментозного аборта, - мизопростол.Действующие в Англии правила требуют, чтобы женщины принимали обе таблетки в клинике. Это следует за более ранними изменениями правил как в Шотландии, так и в Уэльсе, которые разрешают женщинам принимать мизопростол дома.

BPAS выступала за изменение закона с учетом ненужных затрат и неудобств, связанных с требованием от женщин совершить две отдельные поездки в клинику для завершения лечения. Исследование клиентов BPAS в 2010 году показало, что большинство женщин, сделавших выбор в пользу раннего медикаментозного аборта (86%), предпочли бы пойти домой, чтобы сделать ранний медикаментозный аборт, чем остаться в клинических условиях.

Это изменение означает, что женщинам больше не придется рисковать кровотечением, спазмами и даже выкидышем по дороге домой после приема таблеток в клинике. Это также означает, что они могут принимать лекарства в удобное для них время, когда они находятся в уединении и комфорте своего собственного дома с надежным партнером или другом.

Что происходит во время медикаментозного аборта на ранних сроках?

Медикаментозный аборт на ранних сроках - это неинвазивный безоперационный метод прерывания беременности до 63 дней (9 недель) с использованием комбинации двух препаратов: мифепристона и мизопростола.Мифепристон - синтетический стероид, блокирующий выработку гормона прогестерона. Без этого гормона слизистая оболочка матки разрушается, и беременность перестает быть устойчивой. Мизопростол - это простагландин, который заставляет матку сокращаться и вызывать беременность.

Согласно действующим правилам, в клинике BPAS женщине дают проглотить одну таблетку мифепристона, после чего она отправляется домой. Затем она принимает второе лекарство, мизопростол, обычно через 24–48 часов. Согласно предыдущему толкованию закона, женщина должна была вернуться в клинику, чтобы принять это второе лекарство.Согласно предложенным изменениям, она сможет вернуться домой до приема второго лекарства, что позволит ей подготовиться и испытать процесс в безопасной, знакомой обстановке.

Опыт медикаментозного аборта сравним с естественным выкидышем. Мизопростол в большинстве случаев вводится вагинально, но его можно принимать перорально или растворять под языком или между щекой и десной. Спазмы и кровотечение обычно начинаются через 1,5–2 часа после приема препарата, но могут начаться и раньше.Процедура обычно длится 4-6 часов, но это тоже может варьироваться. Женщины могут ожидать кровотечения в течение нескольких дней как часть нормального выздоровления.

Насколько безопасен медикаментозный аборт?

Очень безопасно. Никакая медицинская процедура не является безопасной, но риски медикаментозного аборта на ранних сроках чрезвычайно малы и значительно меньше, чем риски продолжения беременности до срока. Ранний медикаментозный аборт часто можно провести сразу после подтверждения беременности, и чем раньше можно сделать аборт, тем меньше вероятность каких-либо осложнений.

Медикаментозный аборт на ранних сроках также позволяет избежать анестезиологического риска, связанного с хирургическим вмешательством, а любой риск инфицирования сводится к минимуму путем предоставления всем женщинам профилактических антибиотиков. Редкие осложнения, которые могут возникнуть, включают продолжающуюся беременность и неполный аборт, поэтому всем женщинам рекомендуется посетить повторный прием, чтобы убедиться, что процедура прошла успешно.

Все женщины покидают клинику с соответствующим запасом обезболивающих, антибиотиками и подробными советами о том, чего ожидать и что может указывать на проблему.У них есть доступ к круглосуточной телефонной линии помощи специалиста, и мы гарантируем, что есть возможность обратиться за неотложной медицинской помощью, если это необходимо.

Сколько женщин делают ранний медикаментозный аборт?

Статистика абортов за 2013 год свидетельствует о сохраняющейся тенденции к абортам на более ранних сроках беременности. Более трех четвертей (79%) абортов в настоящее время происходят на сроке беременности менее 10 недель по сравнению с 58% в 2003 году; около одной трети приходится на срок беременности менее шести недель.Почти две трети (64%) абортов при сроке беременности менее 8 недель выполняются такими организациями, как BPAS, в независимом секторе по контракту с Национальной службой здравоохранения.

Источник: Статистика абортов, Англия и Уэльс: 2013. Министерство здравоохранения.

Высокочувствительные тесты, которые могут диагностировать беременность уже через несколько дней после зачатия, означают, что женщины, подозревающие беременность, могут подтвердить это намного раньше, в то время как в большинстве областей теперь разрешено самостоятельное обращение к специалистам, так что женщина может получить доступ к услугам без задержек, которые могут быть вызваны. ожидая направления от ее терапевта.

Но ключевую роль сыграла растущая доступность и приемлемость медикаментозного аборта на ранних сроках - метода, впервые примененного в Великобритании компанией BPAS. В настоящее время на ранний медикаментозный аборт приходится 60% всех абортов, проводимых в стране при сроке беременности менее 9 недель.

Безопасно ли женщинам идти домой и принимать мизопростол самостоятельно?

Использование мизопростола в домашних условиях безопасно и приемлемо для женщин, как показали многочисленные исследования и клиническая практика в разных странах мира.Многие женщины принимают решение самостоятельно принимать мизопростол, находясь в клинике, поэтому мало оснований предполагать, что они не будут делать это так же эффективно дома.

Влияние разрешения женщинам на самоуправление дома было рассмотрено в ряде международных исследований, посвященных изучению практики в таких разных странах, как США, Швеция, Вьетнам и Гваделупа. Эти исследования показывают, что для женщин не существует повышенного риска для безопасности при домашнем хозяйстве, пока существуют соответствующие меры безопасности и механизмы поддержки.Кроме того, данные показывают, что есть значительные преимущества.

В 2007 году специальный комитет Палаты общин по науке и технологиям (STC) опубликовал подробный и обширный отчет о научных достижениях, касающихся Закона об абортах 1967 года. Комитет отметил:

«Когда был принят этот закон, аборт был хирургической процедурой. Поэтому были указаны места, где можно было делать аборты. Однако за последние 10 лет участились медицинские аборты, требования к которым с точки зрения медицинских положений заметно отличаются.В других странах принято делать второй этап медикаментозного аборта на ранних сроках дома ».

В отчете STC, опубликованном семь лет назад, отмечается, что «исследования за пределами Великобритании показали, что самостоятельное применение мизопростола в домашних условиях безопасно, эффективно и приемлемо». Комитет утверждал:

«Нас впечатлили доказательства того, что нет никаких особых опасений по поводу безопасности медицинских абортов на ранних сроках по трем причинам. Во-первых, были проведены исследования, в которых оценивалась безопасность медицинских абортов, чтобы сравнить относительную безопасность процедур с сохранением срока беременности.Тот факт, что медикаментозный аборт также вызывает неприятные симптомы, не является основанием для ограничения приема мизопростола в клинике; особенно когда большинство женщин после приема мизопростола решают пойти домой, предположительно потому, что они хотят чувствовать себя максимально комфортно при проявлении этих симптомов. Во-вторых, зарегистрированные смертельные случаи, связанные с медикаментозными абортами, «реже, чем анафилаксия после инъекции пенициллина». В-третьих, женщины уже принимают мизопростол дома для завершения естественного выкидыша без каких-либо явных опасений по поводу безопасности.'

Неопровержимые доказательства безопасности домашнего использования мизопростола и успех этого подхода в других странах Европы и Северной Америки привели Комитет в 2007 году к выводу, что:

'[S] Если поставщики внедрили соответствующие меры по дальнейшему наблюдению, нет никаких доказательств, касающихся безопасности, эффективности или приемлемости для пациентов, которые должны были бы сдерживать принятие парламентом постановлений, которые позволили бы женщинам, которые решили сделать это, пройти второй этап о раннем медикаментозном аборте в домашних условиях, или это должно удержать парламент от внесения поправок в закон об исключении второго этапа раннего медикаментозного аборта из определения «выполнения прерывания беременности» ».

В Великобритании женщинам, у которых произошел самопроизвольный выкидыш, часто дают мизопростол, чтобы они забрали с собой домой, поэтому им не нужно ждать несколько мучительных дней, прежде чем беременность будет исключена. Это указывает на то, что проблема не рассматривалась как клиническая, связанная с использованием мизопростола: скорее, это была проблема того, как интерпретировался закон об абортах. До этого изменения в политике BPAS находился в особом положении: если женщина пришла в клинику с ранним выкидышем, она могла уйти с таблетками мизопростола в сумке через плечо; если она приходила на аборт, ей приходилось возвращаться в другой раз, чтобы ввести таблетки себе во влагалище.

Что стало причиной этого изменения?

В 2008 году, когда в последний раз парламент имел возможность обсуждать Закон об абортах 1967 года, правительство заблокировало дебаты.

Четыре года спустя, в 2011 году, BPAS подала иск в Министерство здравоохранения, утверждая, что женщинам следует давать оба набора препаратов для медикаментозного аборта одновременно, что позволит им завершить аборт дома. BPAS поставил под сомнение, охватывает ли юридическое определение «лечения» аборта как рецепт, так и прием лекарств.Высокий суд постановил, что лечение включает в себя прием лекарств, а также их назначение, хотя он сказал, что министр здравоохранения имеет право вносить поправки в правила, если достижения в медицине оправдывают это.

Достопочтенный г-н Супперстоун J постановил, что Раздел 1 (3A) Закона об абортах с поправками 1990 года позволяет государственному секретарю реагировать на «изменения в медицинской науке», поскольку это дает ему «право утверждать более широкий круг мест, включая потенциально дом, а также условия, на которых может быть дано такое одобрение в отношении конкретного лекарства и способа его введения или использования.'

На основании этого постановления BPAS продолжила кампанию за изменение правил, которые позволили бы женщинам принимать мизопростол дома. Тем временем в Интернете увеличилось количество «таблеток для прерывания беременности». Для стран, где аборт запрещен, это стало альтернативой методам «подпольного аборта». Онлайн-услуги по прерыванию беременности сопряжены с риском, особенно там, где недобросовестные поставщики продают неэффективные лекарства; но есть также некоторые авторитетные службы, ориентированные на женщин, которые помогают женщинам делать безопасные аборты «своими руками» в странах, где аборты запрещены.Существенное беспокойство вызывало то, что, если британский закон продолжал излишне затруднять аборт женщинам, не было бы ничего удивительного, если бы женщины решили взять дело в свои руки, ища лекарства в Интернете. Это было бы нежелательно с точки зрения регулирования, законодательства и общественного здравоохранения.

Какова текущая правовая позиция в отношении домашнего использования?

Шотландия была первой частью Великобритании, которая ввела домашнее использование в октябре 2017 года. Решение Шотландии стало предметом безуспешного судебного разбирательства по делу SPUC Pro-Life Scotland Ltd против министров Шотландии.Суть проблемы заключалась в том, что отнесение дома к категории места, где может быть произведено прерывание беременности, не является допустимым пониманием Закона об абортах 1967 года, и что разрешение женщинам принимать мизопростол дома противоречит требованиям Закона об абортах 1967 года. чтобы аборт проводил практикующий врач. Суд постановил, что расширение мест, где может быть произведено прерывание беременности, до домов было разумным и рациональным, и что, хотя врачи в конечном итоге несут ответственность за режим ухода, предоставляемый женщине, желающей прервать беременность, необходимости во врача не было. физически присутствовать на протяжении всего лечения.Суд счел, что пациенты, которые самостоятельно принимают лекарства дома, например диабетики, принимающие инсулин самостоятельно, все еще справедливо считаются находящимися на лечении у своего врача.

В июне 2018 года министр здравоохранения Уэльса Воан Гетинг объявил, что его департамент передал советам здравоохранения Уэльса разрешение на использование мизопростола в домашних условиях. В августе 2018 года министр здравоохранения Англии Мэтт Хэнкок объявил, что его отдел последует их примеру и планирует к концу 2018 года внедрить мизопростол в домашних условиях.

Изменение политики, объявленное в Шотландии, Уэльсе и Англии, является долгожданным шагом вперед в обеспечении женщинам доступа к услугам по безопасному прерыванию беременности в максимально комфортных для них условиях.

Наука за «таблеткой для прерывания беременности» | Здоровье и медицина

Роу против Уэйда, возможно, легализовало аборты в Америке 45 лет назад, но борьба, которую он зажгла, далека от завершения. Хотя аборты по-прежнему легальны, многие штаты с тех пор приняли законы, которые в той или иной степени ограничивают доступ к абортам, что делает прерывание беременности более дорогостоящим, сложным или даже незаконным при определенных обстоятельствах.Сегодня клиники для абортов исчезают рекордными темпами, и выплаты Medicaid программе Planned Parenthood находятся под угрозой.

В результате многие женщины не имеют доступа к безопасному клиническому аборту.

«Тот факт, что клиника существует в ее штате, не помогает женщине, которая живет далеко от этой клиники и не имеет возможности туда попасть», - говорит Сьюзан Яноу, консультант по репродуктивному здоровью международной некоммерческой организации Women Help Women (WHW ).В семи штатах - Кентукки, Северная Дакота, Южная Дакота, Миссури, Миссисипи, Вайоминг и Западная Вирджиния - в настоящее время есть только один поставщик услуг по прерыванию беременности, и вскоре Кентукки может стать единственным штатом, в котором его нет.

Теперь некоторые женщины снова берут процедуру вне кабинета врача, вне закона, и в свои руки. Хотя дни печально известных проволочных вешалок еще не закончились, многие женщины обращаются к более безопасному методу, ставшему возможным благодаря современной медицине: «таблетке для аборта».”

Для тех, у кого есть доступ в клинику, таблетки для прерывания беременности становятся все более популярным способом законного прерывания беременности на ранних сроках. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов требует, чтобы лекарства могли выписывать только те медицинские работники, которые «соответствуют определенным требованиям»; В 19 штатах также требуется присутствие врача для физического наблюдения за процедурой.

Активисты, выступающие против абортов, выступают против безопасности использования этого метода вне кабинета врача и даже утверждают, что штатам следует требовать более строгого медицинского наблюдения за медикаментами для прерывания беременности.«Эти наркотики опасны. Они смертельно опасны. Неправильное обращение с ними приводит к серьезным травмам », - сказала недавно The Washington Post Кристи Хамрик, пресс-секретарь группы противников абортов« Американцы за жизнь ». (Хамрик не врач.)

Но женщины, которые не могут получить лекарство легально, могут покупать и покупают его нелегально, в Интернете или в Мексике. Фактически, это быстро становится основным вариантом для женщин, которым не хватает других: в 2015 году более 700 000 пользователей Google в США.С. вводил запросы о самопроизвольных абортах, в том числе «купите таблетки для прерывания беременности в Интернете» и «бесплатные таблетки для прерывания беременности», как сообщает New York Times. В мае 2016 года журнал Glamour опубликовал истории женщин, ищущих эти таблетки, в статье «Расцвет самостоятельного аборта».

Вот почему в апреле WHW запустил свой первый веб-сайт, чтобы помочь американским женщинам, самостоятельно сделавшим медикаментозный аборт. «Новая администрация Трампа и законодательные органы против абортов во многих штатах стремительно продвигаются к тому, чтобы сделать аборты недоступными», - заявила Кинга Елинска, исполнительный директор группы, в заявлении, объявляющем об этом шаге.Новый веб-сайт Abortionpillinfo.com предоставляет женщинам конфиденциальные индивидуальные консультации о том, как безопасно использовать лекарства для прерывания беременности, независимо от того, где они могли их получить.

Неясно, сколько женщин ищут лекарства для прерывания беременности вне клиники. Чтобы защитить своих клиентов, WHW не раскрывает, сколько запросов получают его обученные консультанты. Но в последние несколько лет многим женщинам были предъявлены обвинения в покупке или незаконном приобретении, некоторым из них были предъявлены обвинения в уголовных преступлениях и тюремное заключение.Поскольку применение таблеток для аборта распространяется за пределы кабинета врача и попадает в неясные юридические вопросы, мы спросили: как работает эта процедура? А насколько это безопасно?

...

Митинг против абортов и контр-митинг в Гайд-парке, Лондон, 28 апреля 1974 года. Роу против Уэйда узаконило право женщины на аборт в Америке в 1973 году. (Everett Collection Historical / Alamy)

Хотя его используют многие клиники абортов, название «таблетка для прерывания беременности» немного вводит в заблуждение.Медицинские клиники фактически принимают два разных типа лекарств: одну таблетку мифепристона (которая известна под торговой маркой Mifeprex) и четыре таблетки мизопростола.

Как это работает? Первая доза - таблетка мифепристона 200 мг - начинает процесс с блокировки прогестерона, гормона, необходимого для продолжения беременности на ранних стадиях. «Когда у женщины случаются месячные, частью того, что стимулирует этот период, является выведение прогестерона», - говорит доктор Лорен Такстон, акушер-гинеколог из Альбукерке, штат Нью-Мексико, которая делает аборты в течение шести лет

Блокируя этот гормон, первая таблетка помогает разрушить слизистую оболочку матки, которую женщина обычно сбрасывает во время менструации, так что эмбрион может отделиться от стенки матки.После этого (обычно через 1-2 дня после приема первой таблетки мифепристона) женщина растворяет во рту четыре таблетки мизопростола по 200 мкг. Это второе лекарство, которое также используется для стимуляции родов, помогает изгнать отслоившийся эмбрион.

Мизопростол «относится к классу лекарств, называемых простагландинами», - говорит акушер-гинеколог доктор Дэниел Гроссман, который является директором отдела продвижения новых стандартов в области репродуктивного здоровья и соавтором недавней статьи, в которой изучается возможность отказа от лекарств для раннего прерывания беременности. счетчик.«Одним из эффектов простагландинов [является] то, что они вызывают так называемое созревание шейки матки, то есть заставляя шейку матки размягчаться, открываться и становиться тоньше. И это также заставляет матку сокращаться ».

Мизопростол был впервые разработан в США в 1973 году для лечения язвенной болезни, предотвращая резкое выделение желудочного секрета. Но он знал о серьезных побочных эффектах на беременную матку. В 1980-х годах французские исследователи разработали мифепристон, также известный как RU-486, таблетку, которую можно было принимать последовательно с мизопростолом для прерывания беременности.Франция узаконила этот режим в 1988 году, и вскоре ее примеру последовали Китай, Великобритания и Швеция.

В США активисты репродуктивных прав надеялись, что FDA примет этот метод в 90-х годах, но активисты против абортов помогли отложить его утверждение до 2000 года. Когда в США впервые легализовали лекарство от аборта, оно было доступно в течение семи недель после беременности. Женщины, получавшие его, должны были посетить клинику трижды: один раз для приема мифепристона, второй раз для приема мизопростола и в третий раз для последующего наблюдения.

В 2016 году FDA увеличило период беременности до 10 недель и сократило количество необходимых посещений до двух, что означает, что теперь женщины могут принимать мизопростол дома (хотя в некоторых штатах это тоже запрещено). Сегодня есть даже клиники, которые стремятся избавиться от стигматизации этого процесса, предлагая «спа-процедуры», например, медицинский центр Мэриленд Carafem, который предлагает горячий чай и халаты женщинам, желающим сделать медикаментозный аборт.

Через 1-2 недели после приема лекарства женщина возвращается в клинику, чтобы убедиться, что беременность прошла.По данным Planned Parenthood, при приеме на сроке от девяти до десяти недель беременности мифепристон и мизопростол на 93% эффективны при прерывании беременности. Чем раньше их принимают, тем они эффективнее.

По оценкам Института Гутмахера, исследовательской и политической организации в области репродуктивных прав, в 2014 году почти половина больничных и клинических абортов в США, выполненных в срок до девяти недель, приходилась на медикаментозные аборты. Но если новые консультационные услуги WHW, запросы в Google и увеличение количества статей об абортах, сделанных своими руками, являются показателем, гораздо больше медицинских абортов может происходить за пределами клиники.

...

Реклама Carafem, «спа-клиники» для абортов в округе Монтгомери, которая предоставляет медикаментозные аборты, на Национальной аллее в январе 2017 года. (Рэйчел Э. Гросс)

...

Кара Харшман, писатель-фрилансер и маркетолог из Сан-Франциско, в январе сделала (легальный) медикаментозный аборт. В интервью она сказала, что ее симптомы спазмов, кровотечения и тошноты сохранялись около пяти дней после приема мизопростола.К тому времени, как она пришла на повторный прием, она была стабильной и чувствовала себя здоровой. Она написала о своем опыте в группе «Нация брючных костюмов» в Facebook в эссе, которое затем повторно опубликовала на страницах «Медиум» и «Кричи свой аборт».

Единственная проблема со здоровьем, которая возникла во время аборта Харшман, - это анализ крови, показывающий, что у нее отрицательный резус-фактор, редкая группа крови, а это значит, что ей пришлось сделать укол препарата RhoGAM после приема мизопростола. По словам Thaxton, у большинства женщин резус-положительный.Но «если у женщины отрицательный резус-фактор, она беременна и у нее кровотечение», ей необходимо получить RhoGAM «для предотвращения аллоиммунизации при будущих беременностях, что является состоянием, при котором у матери развивается иммунный ответ на эритроциты плода», - написал Такстон в своей статье. электронное письмо.

«В целом [медикаментозный аборт] чрезвычайно безопасен», - говорит Такстон, который также является членом организации «Врачи репродуктивного здоровья». Общие симптомы включают тошноту, спазмы и сильное кровотечение, подобные тем, которые испытывают женщины во время выкидыша.Такстон обычно говорит своим пациентам, что если они пропитываются четырьмя макси подушечками за два часа, это слишком сильное кровотечение, и им следует проконсультироваться с врачом. «Существует редкий риск [слишком большого] кровотечения - иногда кровотечение, требующее переливания крови, - и это может быть связано с риском того, что беременность не полностью прошла», - говорит она.

Чтобы предотвратить это, поставщики абортов проконсультируют женщин о том, есть ли у них в анамнезе нарушения свертываемости крови, прежде чем назначать этот метод.Также существует небольшой риск инфекций, таких как эндометрит (воспаление слизистой оболочки матки) или сокращение бактерии Clostridium Sordellii, которые также могут возникнуть после родов. Тем не менее, Такстон сказал, что случаи инфекций после медикаментозного аборта «чрезвычайно, крайне редки».

«Женщины всегда проходят скрининг на наличие состояний здоровья, которые могут сделать хирургический аборт более безопасным вариантом, чем таблетки для прерывания беременности», - написал Такстон в электронном письме.«Но для подавляющего большинства женщин таблетки для прерывания беременности - это безопасный, частный и эффективный способ сделать аборт».

...

И мифепристон, и мизопростол можно приобрести в Интернете без рецепта, хотя это незаконно в соответствии с федеральным законодательством (законы, касающиеся прерывания беременности, различаются в зависимости от штата). Многие женщины, которым приходится прибегать к этому методу, используют только мизопростол, потому что его легче получить самостоятельно, и он доступен без рецепта (или под) во многих странах Латинской Америки.

Техасские женщины в течение многих лет получали мизопростол в мексиканских аптеках, сообщала The New York Times в 2013 году; в то время как аборты в Мексике запрещены законом, это лекарство от язв продается без рецепта.

Исследования показали, что для прерывания беременности требуется большее количество мизопростола, и это обычно менее эффективно, чем комбинированный метод. Согласно исследованию 2007 года, опубликованному в Международном журнале гинекологии и акушерства, в течение первых 12 недель беременности женщина, которая приняла три дозы мизопростола по 800 мкг перорально с интервалом не менее трех часов, имеет 85-процентный шанс сделать полный аборт.

Тем не менее, некоторые исследования показывают, что прерывание беременности с помощью одного мизопростола не менее безопасно, чем комбинированный метод. Всемирная организация здравоохранения рекомендует мизопростол в качестве безопасной альтернативы, когда мифепристон недоступен, и Гроссман говорит, что он бы использовал метод, состоящий только из мизопростола, если бы у него не было доступа к мифепристону.

Безрецептурные препараты для прерывания беременности могут показаться довольно неправдоподобными в такой стране, как США, где даже стандартные противозачаточные средства требуют рецепта почти в каждом штате.Тем не менее, тот факт, что женщины уже самостоятельно делают медикаментозный аборт, заставил некоторых задуматься: могут ли таблетки (таблетки) для прерывания беременности когда-либо продаваться без рецепта, как показало исследование Гроссмана?

В недавней статье Guardian он пишет, что ограниченные исследования показывают, что женщины, принимающие лекарства для прерывания беременности, делают это безопасно, добавляя, что «нет никаких сомнений в том, что использование этих лекарств способствовало снижению смертности, связанной с абортом Мировой." Он утверждает, что когда-нибудь лекарства для прерывания беременности смогут соответствовать требованиям FDA в отношении лекарств, отпускаемых без рецепта.Фактически, исследовательская группа Gynuity Health Projects уже проводит одобренный FDA исследовательский проект под названием TelAbortion для проверки безопасности женщин, использующих лекарства по почте и онлайн-консультации для выполнения аборта в домашних условиях.

Конечно, для проверки этих гипотез потребуются дальнейшие исследования. Но даже если подтверждена безопасность таблеток в домашних условиях, если история что-то нам говорит, так это то, что усилия, направленные на то, чтобы сделать аборт более доступным, будут бороться на каждом этапе этого пути.

Медикаментозный аборт работает - так почему же все больше женщин не пользуются им?

Я узнала, что беременна, во время планового гинекологического осмотра после того, как упомянула, что у меня задержка месячных на несколько дней. Мой врач сказал мне, что ей все равно нужно будет взять образец мочи, поэтому они проверили его, чтобы убедиться. Я не волновался. Я отказывался от гормональных противозачаточных средств лишь немногим больше месяца после того, как оставался на нем в течение многих лет, и я читал, что для возобновления регулярной овуляции иногда требуются месяцы.У нас с парнем была одна ошибка, но этот единственный инцидент казался долгим. Поэтому, когда доктор вернулся в комнату с оптимистичным «ага, ты беременна», я была (возможно, глупо) шокирована.

«Ага, ты беременна». Я сразу спросил, делали ли в ее офисе аборты. Мне было 26 лет, я работала в секс-индустрии и была связана с мужчиной, который, как я знала, не подходил мне в долгосрочной перспективе. Я был почти уверен, что совсем не хочу иметь детей - но особенно не сейчас, не так.

Доктор отпрянул, как будто я ее ударил. «Мы не делаем этого здесь», - сказала она. "Вы даже не собираетесь думать о том, чтобы оставить его?" Я с полной уверенностью подтвердил, что это не так, и спросил, может ли она порекомендовать средство, которое могло бы помочь. «Вы можете погуглить», - сказала она, открывая дверь в смотровую, и очень четко указала, что мне следует уйти.

Моя лучшая подруга, медсестра, посоветовала мне сделать укол для прерывания беременности. «Что?» - подумала я. Она поклялась, что это будет самый простой и быстрый вариант, и сказала мне, где я могу его найти.Она даже сопровождала меня во время визита, хотя мне не требовалось приводить вторую партию для процедуры, которая представляла собой простую инъекцию в бедро.

Последующий аборт казался милосердным легким Последующий аборт казался милосердным. Это было быстро и почти не причиняло боли. С облегчением закружившись, я обняла врача на контрольном визите, когда было подтверждено успешное прерывание.

Я был увлечен репродуктивным здоровьем на протяжении всей своей взрослой жизни и окружал себя такими же вовлеченными и образованными женщинами - как я не слышал о прививке для аборта? Даже сегодня, когда я говорю с другими женщинами о прекращении приема укола, они совершенно не знакомы с этим вариантом.Я хотела знать, почему он недоступен и не известен большему количеству женщин.

Почему это не было доступно и известно большему количеству женщин? Ну, это было; во всяком случае в Канаде. Метотрексат, химиотерапевтический препарат, который я применяю для аборта, является одним из трех одобренных медикаментозных методов прерывания беременности и важным методом в условиях, где нет лучших альтернатив; а именно, страны с чрезвычайно строгими законами об абортах, в которых мифепристон («таблетки для прерывания беременности») трудно получить. Метотрексат работает, останавливая дупликацию клеток плода, а также продолжающийся процесс имплантации.Хотя мой опыт был легким и физически нетребовательным - у меня не было простоев, тошноты или сильных кровотечений - сам препарат считается чрезвычайно токсичным и может иметь множество неприятных побочных эффектов.

Таким образом, в настоящее время эксперты в области здравоохранения во всем мире отдают предпочтение более эффективному абортивному препарату мифепристону, часто называемому RU486 или таблетке для прерывания беременности, одобренной FDA в 2000 г. (Мизопростол, третий препарат для прерывания беременности, вызывает сокращения матки и является эффективен для прерывания беременности в 90% случаев.Хотя его можно принимать отдельно, он чаще используется в сочетании с метотрексатом или мифепристоном.) Некоторые американские клиники по-прежнему предлагают аборты метотрексатом - и метотрексат можно принимать перорально вместо инъекций, - но с тех пор, как FDA одобрило мифепристон в 2000 году, большинство предоставьте это вместо этого. Мифепристон более эффективен и имеет меньший риск побочных эффектов.

Медикаментозный аборт составляет большинство случаев во многих частях Европы Медикаментозный аборт - то есть любой аборт, вызванный лекарствами, а не хирургическим путем, - составляет большинство абортов во многих частях Европы: 70 процентов в Швейцарии, 83 процента в Швеция и 94 процента в Финляндии.И на протяжении большей части истории человечества пищевые продукты и травы были очень распространенным методом для прерывания беременности. Древний эквивалент медикаментозного аборта даже упоминается в Библии. Когда таблетки для аборта стали доступны в Штатах, общественная реакция предвосхитила революцию в области абортов. Time поместил таблетку на обложку их печатного номера, и заголовок New York Times предположил, что это «изменит ход дискуссии». Глория Фельдт, президент организации Planned Parenthood в то время, назвала это «самым значительным технологическим достижением в области охраны репродуктивного здоровья женщин после приема противозачаточных таблеток».«

Протестующий против выбора (Давейнин)

Но таблетки для абортов составляют лишь 36 процентов домашних абортов в течение первых девяти недель беременности, по крайней мере, в 2011 году, по последним имеющимся статистическим данным. В том же году был введен ряд ограничительных правил, которые повлияли на доступность медикаментозного аборта и, как следствие, на его использование. «Мечта о Мифепрексе заключалась в том, чтобы его прописали все врачи, и это значительно снизило бы стигму, потому что он будет доступен повсюду», - говорит Тамми Кроменакер, магистр медицины, из женской клиники Red River в Северной Дакоте.Но оказалось, что это технический прогресс, который не оправдал ожиданий заинтересованных сторон в отношении широкомасштабных изменений - по крайней мере, не здесь, в США.

Теоретически практикующие врачи могут выдавать таблетки в частном порядке, не привлекая к себе внимания Активисты за репродуктивные права надеялись, что лекарства для прерывания беременности понравятся врачам, которые не хотели, чтобы протестующие против абортов приходили к дверям их клиник, но которые действительно хотели помочь пациентам сделать аборты. Теоретически практикующие врачи теперь могли выпустить таблетку наедине, не привлекая к себе внимания и не вызывая неизбежного каскада протеста, преследований и угроз.Но обойти стигму не так-то просто. Как отмечает Рэйчел Джонс из Института Гутмахера, «если вы [врач] в фундаменталистском, рожденном свыше обществе, и вы предлагаете пациенту вариант аборта, это может привести к гибели вашей практики». Этот страх практикующих врачей возлагает бремя на пациентов, которые просят о вариантах, о существовании которых они даже не подозревают, - и к тому, кто при этом может не сочувствовать этой идее. Как говорит Джонс: «Если вы не рекламируете [что вы предлагаете медикаментозный аборт], как пациенты узнают об этом?» Всегда есть вероятность, что, если вы решитесь попросить о помощи, вас могут попросить «погуглить» и показать дверь.

Кроме того, таблетки для прерывания беременности недоступны в аптеках; врачи, желающие предоставить его, должны работать напрямую с производителем, чтобы получить личное одобрение. Если женщина обращается к своему терапевту с просьбой о лекарстве, и врач соглашается, возможно, пройдет слишком много времени, прежде чем она действительно сможет получить лекарства. (Компания Danco Laboratories, производитель Mifeprex, единственной таблетки FDA для прерывания беременности, не ответила на запрос о средней продолжительности процесса подачи заявки.)

Медикаментозный аборт - это процесс, а не мгновенное решение проблемы Кроме того, есть побочные эффекты. Медикаментозный аборт - это процесс, а не мгновенное решение проблемы, и он может повлечь за собой сильное кровотечение, сильные спазмы и отхождение больших сгустков. По словам Кроменакера, беременных женщин, которые намереваются потребовать лекарства для прерывания беременности, иногда отговаривают после того, как они узнают, какие побочные эффекты влекут за собой побочные эффекты.

Этот последний пункт имеет решающее значение для понимания того, почему аборт с помощью таблеток не охватил страну так, как предполагали некоторые СМИ.Энтузиазм по поводу лекарств для прерывания беременности связан не столько с их внутренними преимуществами, которые очень субъективны, сколько с их способностью обходить косвенные ограничения, которые затрудняют получение хирургических абортов. Его рост популярности на международной арене, например, является результатом расширения доступа к аборту для сельских женщин, у которых мало других вариантов, а не для женщин, имеющих свободный доступ к хирургическим вариантам, которые вместо этого выбирают лекарства. И хотя некоторые европейские страны проводят политику в пользу абортов с помощью лекарств и могут полностью субсидировать стоимость, поправка Хайда не позволяет федеральному финансированию США играть роль в абортах граждан в любом аспекте.Двадцать пять штатов даже приняли законы, запрещающие или запрещающие страховые планы, приобретаемые в частном порядке, покрывать его.

Здесь, в Штатах, где многие люди вынуждены сами покрывать расходы, хирургический аборт может быть более дешевым вариантом - еще один знак в его пользу. В Институте Гутмахера стоимость хирургического аборта в среднем составляет около 450 долларов, а стоимость лекарств - 483 доллара. Тридцать долларов - немаловажная сумма для тех, для кого процедура уже обходится дорого.

Количество медикаментозных абортов неуклонно росло каждый год с момента утверждения противозачаточных таблеток - даже несмотря на то, что количество абортов снизилось

Тем не менее, количество медикаментозных абортов неуклонно растет каждый год с момента утверждения таблеток для прерывания беременности 15 лет назад, даже несмотря на то, что сами показатели абортов снизились, и доктор Беверли Виникофф из Gynuity, организации, которая продвигает расширение доступных репродуктивных возможностей во всем мире, ожидает, что это тенденция к продолжению. «Я думаю, что [медикаментозный аборт] невероятно популярен здесь, учитывая, насколько сильно правительство приложило к этому усилия», - говорит она.Поскольку осведомленность о таблетке для аборта и ее комфорт при выборе таблетки в значительной степени зависят от молвы - женщины рассказывают друзьям, на что был похож их личный опыт с наркотиками, - любое разочарование по поводу ее популярности является отражением "завышенных ожиданий относительно того, как переход между медицинскими технологиями происходит без коммерческое участие ", а не точное указание на привлекательность и полезность метода.

(Энтони Истон)

Как д-р.Виникофф отмечает, что законы штата в конечном итоге играют такую ​​большую роль в способности женщин делать аборт, медицинский или хирургический, попытки описать их как популярные или непопулярные, указывают на уровень личных предпочтений, которые большинство женщин просто не могут делать. Те же женщины, которые изо всех сил пытаются сделать хирургический аборт, скорее всего, также будут бороться за получение медицинского аборта из-за целенаправленно ограничительных правил.

17 штатов запретили телемедицину для медикаментозного аборта Например, телемедицина, которая позволяет врачам консультироваться с медсестрами и пациентами посредством видеоконференцсвязи, не позволяет пациентам ездить на большие расстояния за мифепристоном и мизопростолом.Это сэкономленное время может означать разницу между выбором преждевременного медикаментозного аборта или оставлением без выбора, кроме хирургического, после того, как окно для ранних действий закрылось. Но 17 штатов запретили телемедицину для медикаментозного аборта - и только медикаментозного аборта - что фактически означает отказ тем, кто больше всего выиграет от доступа к таблеткам (сельские женщины, не имеющие времени или финансовых ресурсов для поездки в ближайшую клинику хирургического аборта).

Другой недавний закон, запрещающий выбор, вступил в силу в связи с введением устаревшего одобренного FDA режима приема мифепристона, который требует, чтобы пациенты совершали три или более визитов к врачу вместо двух.(Согласно альтернативному режиму, основанному на доказательствах, женщины могут принести домой мизопростол, который они должны принимать через два дня после приема мифепристона, в то время как режим FDA требует дополнительной поездки, чтобы принять этот мизопростол перед врачом.) В Дакоте, где находится клиника Кроменакера, действует этот закон. «Нам пришлось вернуться к режиму FDA, и количество медикаментозных абортов резко упало», - говорит Кроменакер. "Даже для самых привилегированных женщин совершить четыре похода к врачу, чтобы прервать одну беременность, является огромным бременем."Guttmacher Policy Review назвал этот правовой маневр" угрозой тенденции США к раннему аборту ".

Женщины предпочитают хирургический аборт медицинскому Доктор Виникофф сразу отмечает, что, хотя только четыре штата приняли законы, требующие от поставщиков услуг придерживаться режима FDA, двумя из этих штатов являются Огайо и Техас. «Это большие штаты с большим количеством людей, и они почти полностью не в состоянии предоставлять медикаментозный аборт, потому что соответствие документу об одобрении FDA делает это слишком громоздким.Медикаментозный аборт очень популярен в Калифорнии и Нью-Йорке, которые также являются штатами с большим количеством людей, но с более жесткими правилами ».

В 2014 году Американский колледж акушеров и гинекологов обнаружил, что, хотя женщины обычно довольны любым методом аборта, который они выбирают, они предпочитают хирургический аборт медикаментозному. Если представить разбивку того, что влечет за собой каждый, легко понять, почему: хирургический аборт выполняется быстрее, эффективнее и часто влечет за собой лишь легкое кровотечение, поэтому в обозримом будущем он может оставаться более популярным выбором в США, даже если будут приняты ограничительные законы. переворачиваются.И это неплохо. На самом деле, это является свидетельством того, как цепко активисты боролись, чтобы обеспечить доступ и возможности для беременных людей, которые в них нуждаются.

Для сторонников репродуктивных прав и комплексного медицинского обслуживания цель состоит в том, чтобы каждый имел возможность выбора обоих методов: больше не будет случаев, когда женщины не могут вовремя получить лекарства, чтобы избежать операции, и больше никаких случаев, когда женщинам приходится сделайте медикаментозный аборт (или вообще откажитесь от него), потому что операция - слишком дорогостоящее вложение с точки зрения времени и времени.

Митинг за репродуктивные права в Миннесоте (синий цвет Фибоначчи)

Я не уверен, что снова пошел бы на лечение, если бы мне понадобился аборт, и мне предложили бы операцию

Теперь, когда я знаю, что мой опыт медикаментозного аборта был несколько ненормальным, я не уверен, что буду снова принимать лекарства, если мне понадобится аборт и мне предложат операцию. Признаюсь, меня пугает мысль о сильных судорогах и сильном кровотечении.Но любое количество обстоятельств могло означать, что медикаментозный аборт был бы лучшим методом для меня в будущем, даже если это не сейчас. В идеальном мире у меня - и у всех нас - всегда был бы выбор.

Медикаментозный аборт | Институт Гутмахера

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Безопасный и эффективный вариант на ранних сроках беременности, медикаментозный аборт составлял более трети (39%) всех абортов в США в 2017 году. Медикаментозный аборт так же безопасен, как и хирургический аборт, но является неинвазивным и может быть выполнен в обстановка, выбранная пациентом, например, дома.

Медикаментозный аборт с использованием комбинации мифепристона и мизопростола был впервые одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) в 2000 году. В 2016 году на основе научных исследований FDA обновило свой протокол до режима, который столь же эффективен, но использует меньше лекарств, имеет меньше побочных эффектов, имеет более длительный период использования (до 70 дней после последней менструации пациентки) и требует меньшего количества посещений врача. К тому времени, когда протокол был обновлен, этот научно обоснованный режим уже широко использовался.Десятилетия клинических данных свидетельствуют о том, что медикаментозный аборт можно проводить даже без лабораторных анализов или ультразвукового исследования перед назначением, что открывает дополнительные возможности для оказания услуг.

Однако ограничения на аборты по-прежнему препятствуют проведению медикаментозного аборта. С 2004 года в штатах введено несколько типов ограничений в отношении медикаментозного аборта. Большинство законов используют один из двух подходов: ограничение положения протоколом FDA или требование личного администрирования.Ограничивая поставщиков текущим протоколом FDA, штаты могут помешать поставщикам воспользоваться преимуществами будущих научно-обоснованных изменений в проведении медикаментозного аборта. И, требуя личного администрирования, штаты запрещают поставщикам услуг использовать телемедицину для проведения медикаментозного аборта. Тем самым они сокращают доступ к абортам в сельской местности. Кроме того, в некоторых штатах медицинские работники обязаны делиться с пациентами необоснованным с медицинской точки зрения заявлением о том, что медикаментозный аборт можно отменить.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПОЛИТИКА

Таблицу действующих законов и политик в каждом штате в отношении медикаментозного аборта см. В разделе Медикаментозный аборт.

Для получения информации о законах и политике штата, касающихся других вопросов сексуального и репродуктивного здоровья и прав, см. Законы и правила штата, информационные бюллетени, ежемесячно обновляемые аналитиками политики Института Гуттмахера и отражающие самые последние законодательные, административные и судебные решения. действия.

СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ДАННЫЕ И АНАЛИЗ

Проведение медикаментозного аборта

Протокол проведения медикаментозного аборта основан на десятилетиях исследований, показывающих, что он безопасен и эффективен.

  • Текущий протокол FDA 1 для проведения медикаментозного аборта, обновленный в марте 2016 года, широко апробирован и основан на доказательствах. Этот режим поддерживается Американским колледжем акушеров и гинекологов (ACOG), Национальной федерацией абортов и Федерацией планирования семьи Америки.
    • В то время как протокол FDA одобрен для использования в течение 70 дней после последней менструации у пациентки, клинические рекомендации по раннему аборту допускают использование до 77 дней или 11 недель беременности. 2
    • Согласно протоколу, пациенту требуется только одно посещение для получения таблеток для медикаментозного аборта, и пациент может принимать второе лекарство из схемы (мизопростол) дома или в другом выбранном месте. Обратиться к поставщику можно через 7–14 дней по телефону. 3,4
  • Данные показывают, что медикаментозный аборт безопасен. 3,4 Серьезные осложнения, требующие госпитализации для лечения инфекции или переливания крови, возникают менее чем у 0,4% пациентов при стандартном протоколе. 5
  • Медикаментозный аборт очень эффективен; при использовании стандартного протокола вероятность успеха составляет более 95%. 6

Проведение медикаментозного аборта регулируется более строго, чем это необходимо.Режим медикаментозного аборта имеет низкий риск и прост в исполнении, и пациенты и медицинские работники могут безопасно управлять этим процессом. Несмотря на это, FDA налагает ограничения на медикаментозный аборт, которые затрудняют доступ потенциальных пациентов и не отражают его долгую историю безопасного использования.

  • Мифепристон, препарат, лицензированный для медикаментозного аборта в США, доступен как в виде фирменной таблетки (Мифепрекс), так и в виде дженерика (одобрен в 2019 г.). 4 Оба являются предметом Стратегии оценки и смягчения рисков (REMS), которая ограничивает выдачу только сертифицированными поставщиками и определенными настройками, которые не включают розничные аптеки. 7
  • Ограничения FDA на мифепристон могут оттолкнуть поставщиков от предложения медикаментозного аборта, потому что поставщики должны заранее заказывать и хранить лекарство и, в результате истории насилия и преследований в отношении поставщиков абортов, могут неохотно добавляться в список производителей. запись сертифицированных поставщиков. 8,9
  • Требование о выдаче REMS не позволяет пациентам получить лекарство в аптеке (онлайн или лично), как и большинство других безопасных и эффективных лекарств. 8,9
  • Группа экспертов 2017 г. предположила, что REMS несовместима с показателями безопасности мифепристона и простотой использования, а также ложится несправедливым бременем на тех, кто ищет доступ к медикаментозному аборту. 8
  • Во время пандемии COVID-19 федеральный окружной суд временно запретил FDA требовать, чтобы медикаментозный аборт производился лично на время пандемии, отметив, что ненужная поездка в медицинское учреждение, вероятно, создала чрезмерное бремя для доступа. 10

Расширение доступа к абортам с помощью медикаментозного аборта

Медикаментозный аборт может безопасно предлагаться в различных условиях и рядом поставщиков медицинских услуг.

  • Группа экспертов, созванная Национальными академиями науки, инженерии и медицины в 2018 году, пришла к выводу, что требование о проведении медикаментозного аборта в учреждении определенного типа исключительно врачом или в физическом присутствии определенных поставщиков медицинских услуг не дает улучшений. в безопасности или качестве обслуживания. 11
  • Использование медикаментозных абортов увеличилось, даже несмотря на то, что общий уровень абортов снижается. В 2017 году на медикаментозные аборты приходилось 39% всех абортов, что на 25% больше, чем в 2014 году. 12
    • Большинство медикаментозных абортов проводится в специализированных клиниках, где более половины обращений пациентов приходится на услуги по прерыванию беременности. Однако в 2017 году почти половина (47%) была оказана в неспециализированных клиниках, предлагающих более широкий спектр медицинских услуг, или в кабинетах врачей. 12
    • Число поставщиков услуг по прерыванию беременности, предлагающих только медикаментозный аборт, незначительно увеличилось в период с 2014 по 2017 год (с 23% до 26%). Более высокая доля неспециализированных клиник (41%) предлагала медикаментозный аборт в качестве единственной услуги по прерыванию беременности по сравнению со специализированными клиниками по прерыванию беременности (4%). 12
  • Медикаментозный аборт не должен назначать врач. Его могут безопасно предоставить другие обученные поставщики медицинских услуг, включая помощников врача, практикующих медсестер и сертифицированных медсестер-акушерок.Законы штата, которые ограничивают предоставление услуг только врачам, ограничивают доступ пациентов. 11
    • Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует разрешить врачам общей практики, медсестрам, акушеркам и другим клиницистам продвинутого уровня делать медикаментозные аборты. 13 Для проведения медикаментозного аборта нет необходимости в обучении хирургическому прерыванию беременности.
    • Обновление протокола FDA от 2016 г. расширило право поставщиков услуг на врачей передовой практики. 4
  • Недавний рост использования телемедицины в различных медицинских учреждениях доказал, что это эффективный и важный инструмент для расширения доступа к медицинской помощи, улучшения результатов в отношении здоровья и снижения затрат на здравоохранение. 14
    • Использование телемедицины значительно увеличилось за последнее десятилетие. Например, исследование заявлений о частном медицинском страховании показало, что доля пациентов, использующих телемедицину, увеличилась на 1200% в период с 2012 по 2017 год. 15
    • За счет сокращения времени и затрат, связанных с посещениями поставщиков, коммуникационные технологии помогают улучшить доступность медицинской помощи при одновременном снижении затрат на ее предоставление. 16
    • Американская медицинская ассоциация поддерживает использование телемедицины для улучшения качества оказания медицинской помощи пациентам. 17
    • Выступая перед Судебным комитетом Сената США, ACOG поддержал политику, которая увеличивает доступ к услугам в области репродуктивного здоровья, включая использование телемедицины для медикаментозного аборта. 18
  • Использование телемедицины для медикаментозного аборта может помочь устранить препятствия для людей, живущих в сельской местности, и других лиц, которым может быть трудно добраться до медицинского учреждения. 19
    • Группа экспертов, созванная Национальными академиями науки, техники и медицины в 2018 году, пришла к выводу, что нет медицинской необходимости в медикаментозном аборте, который должен проводиться в физическом присутствии поставщика медицинских услуг. 11
    • Чтобы помочь предотвратить распространение коронавируса во время пандемии COVID-19, эксперты разработали протокол отсутствия тестирования, чтобы уменьшить количество личных контактов. Этот протокол, одобренный Национальной федерацией абортов, позволяет большинству пациентов получать необходимые лекарства в клинике или, в некоторых штатах, по почте, без ультразвуковых исследований или лабораторных тестов. Пациенты должны явиться в клинику для прохождения тестов перед абортом только при наличии особых противопоказаний или факторов риска. 20
    • В 2017 году 38% женщин в возрасте 15–44 лет проживали в округе, где не было клиники для абортов. 12
    • Внедрение телемедицины для медикаментозного аборта значительно увеличило количество клиник в сельских районах штата Мэн и, возможно, способствовало увеличению числа клиник в других штатах, таких как Аляска и Вашингтон. 21,22
    • Устранение препятствий для доступа сельских жителей в клинику или уменьшение необходимости в поездках могло бы сократить задержки в получении медицинской помощи и позволить людям сделать аборт на самых ранних стадиях беременности, когда это наиболее безопасно. 19,23
    • В США телемедицинский аборт обычно предлагается с использованием модели «от места к месту»: врач, выписывающий рецепты, находится в одном медицинском центре, а пациент получает лекарства в другом. Тем не менее, другие модели оказания непосредственных услуг пациенту были протестированы и показали свою безопасность. Крупнейшее в США исследование службы телемедицины по прерыванию беременности по почте, опубликованное в 2019 году, показало, что люди, получившие медикаментозный аборт по почте, имели те же результаты, что и те, кто получил его в кабинете врача; эти люди также сообщили о высоком уровне удовлетворенности услугами. 24 Пациенты с медикаментозным абортом редко имеют неблагоприятные исходы. Частота осложнений при медикаментозном аборте чрезвычайно низка (менее 0,5%), независимо от того, проводится ли он лично или с помощью телемедицины. 25
  • Многие люди во всем мире, в том числе в Соединенных Штатах, предпочитают самостоятельно лечить медикаментозный аборт вне формального медицинского учреждения.
    • ВОЗ предполагает, что самостоятельный аборт может быть безопасным и эффективным, но люди должны иметь точную информацию и доступ к поставщику медицинских услуг, если они хотят или нуждаются в этом. 13
    • В опросе 2017 года пользователей Google в Соединенных Штатах, которые искали термины, связанные с самоуправляемым абортом, более 70% респондентов выполняли поиск, потому что они были беременны и либо не хотели, либо не были уверены в своем желании, и более 80% респондентов специально искали информацию о «самолечении» или «таблетке для прерывания беременности». 26
  • Исследования показали, что люди могут точно оценить свое право на медикаментозный аборт и завершение медикаментозного аборта, что указывает на то, что женщины могут самостоятельно принимать лекарственные препараты для прерывания беременности, если им даны четкие инструкции и рекомендации. 27

Консультации по поводу отмены медикаментозного аборта

Некоторые штаты требуют, чтобы консультирование по прерыванию беременности включало непроверенное утверждение о том, что медикаментозный аборт можно «повернуть вспять», дав пациенту высокую дозу прогестерона, чтобы остановить аборт после приема мифепристона. Нет медицинских доказательств, подтверждающих это утверждение, и нет данных о безопасности этого недоказанного лечения. В 2015 году Арканзас стал первым штатом, внедрившим обязательное консультирование по поводу отмены аборта; Впоследствии аналогичные законы были приняты в Аризоне и Южной Дакоте.

  • Эти законы главным образом основаны на тематическом исследовании, опубликованном в 2012 году, которое не соответствовало минимальным стандартам медицинских исследований. В исследовании, в соавторстве с признанным активистом против абортов, описывается опыт шести пациенток с абортом, которым давали высокие дозы прогестерона после приема только первого из двух препаратов, необходимых для завершения утвержденного режима медикаментозного аборта. 28 Авторы исследования не обращались за этическим одобрением и не использовали контрольную группу. 1,29-31 В 2018 году некоторые из тех же авторов опубликовали результаты обсервационного исследования более 500 пациенток с абортами; это исследование также не следовало единому курсу лечения и не имело контрольной группы. 32
  • В исследовании 2019 года была предпринята попытка протестировать экспериментальное лечение в рамках строгого, этически разработанного контролируемого исследования, но исследователи остановили его из-за серьезных проблем с безопасностью. В результате исследователи не смогли сделать выводы об эффективности прогестерона в предотвращении медикаментозного аборта. 33 ACOG не поддерживает использование прогестерона для «остановки» медикаментозного аборта, потому что лечение не соответствует клиническим стандартам и не основано на научных данных. 31 Кроме того, FDA не рассматривало заявление о возможности отмены медикаментозного аборта.
  • В отчете Управления общественного здравоохранения штата Луизиана за 2017 год, подготовленном по заказу законодательного собрания штата, делается вывод о том, что «нет ни достаточных доказательств, ни научных оснований для вывода о том, что последствия аборта, вызванного лекарствами или химическими веществами, могут быть обращены вспять.” 34
  • Медикаментозный аборт наиболее эффективен, когда пациент следует протоколу, основанному на доказательствах, и принимает оба препарата. Кроме того, до половины женщин, принимающих только мифепристон, продолжают беременность. 31
  • Группа экспертов, созванная в 2018 году Национальными академиями науки, инженерии и медицины, пришла к выводу, что требование к поставщикам медицинских услуг предоставлять пациентам неточную или вводящую в заблуждение информацию о потенциальном вреде аборта снижает качество медицинской помощи, препятствуя возможности пациентов самостоятельно лечиться. решения, основанные на адекватной информации. 11

ЦЕНТР ДАННЫХ

ПОСЛЕДНИЕ ДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА ПО ДАННОЙ ПРОБЛЕМЕ

Государства, которые занимались этим вопросом в течение последних трех лет, перечислены ниже.

E: Государство приняло соответствующую меру

V: Государственная мера вето

A: Государственная принятая мера хотя бы в одной камере

Штаты, в которых требуется консультация по поводу медикаментозного аборта «вспять»

Арканзас (2019)

E

Айдахо (2018)

E

Канзас (2019)

В

Кентукки (2019)

E

Небраска (2019)

E

Северная Дакота (2019)

E

Оклахома (2019)

E

Теннесси (2020)

E

Висконсин (2019)

В

ССЫЛКИ

1.Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), Mifeprex (мифепристон), информация, 2018 г., https://www.fda.gov/drugs/postmarket-drug-safety-information-patients-an ....

2. Национальная федерация абортов, Рекомендации по клинической политике в отношении абортов на 2020 год, Вашингтон, округ Колумбия: Национальная федерация абортов, 2020, https://prochoice.org/providers/quality-standards/.

3. Джонс Р. и Бунстра Х, Последствия для общественного здравоохранения обновления маркировки лекарственного аборта Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, Блог по вопросам здравоохранения, 2016 г., http: // healthaffairs.org / blog / 2016/06/30 / the-public-health-implations --....

4. FDA, Вопросы и ответы по Mifeprex, 2019, https: //www.fda.gov/drugs/postmarket-drug-safety-information-patients-an ....

5. Raymond EG et al., Медикаментозный аборт в первом триместре с применением мифепристона 200 мг и мизопростола: систематический обзор, Contraception, 2013, 87 (1): 26–37, https://www.contraceptionjournal.org/article/ S0010-7824 (12) 00643-9 / полный текст.

6. Чен MJ и Creinin MD, Мифепристон с буккальным мизопростолом для медикаментозного аборта: систематический обзор, Акушерство и гинекология, 2015, 126 (1): 12–21, https: // escholarship.org / uc / item / 0v4749ss.

7. FDA, Стратегия оценки и снижения рисков (REMS) для единой общей системы мифепристона 200 мг, 2019 г., https: //www.accessdata.fda.gov/drugsatfda_docs/rems/Mifepristone_2019_04 ....

8. Mifeprex REMS Study Group, Шестнадцать лет чрезмерного регулирования: время освободить Mifeprex, Медицинский журнал Новой Англии, 2017 г., 376 (8): 790–794, https://www.nejm.org/doi/full/10.1056 / NEJMsb1612526.

9. Раймонд Э.Г., Чонг Э. и Хайланд П., Расширение доступа к абортам с помощью телемедицины, JAMA Internal Medicine, 2016, 176 (5): 585–586, http: // jamanetwork.com / журналы / jamainternalmedicine / аннотация статьи / 25 ....

10. Американский союз гражданских свобод (ACLU), Федеральный суд блокирует ограничение FDA, которое необоснованно создает риски COVID-19 для пациентов, обращающихся за медицинской помощью по прерыванию беременности, пресс-релиз, Нью-Йорк: ACLU, 13 июля 2020 г., https: //www.aclu. org / пресс-релизы / федеральный суд-блокирует-фда-ограничение ....

11. Национальные академии наук, инженерии и медицины, Безопасность и качество медицинской помощи при абортах в США, Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press, 2018.

12. Джонс Р.К., Витвер Э. и Джерман Дж., Частота абортов и доступность услуг в США, 2017, Нью-Йорк: Институт Гутмахера, 2019, https://www.guttmacher.org/report/abortion-incidence-service- В наличии ....

13. Всемирная организация здравоохранения, Расширение ролей медицинских работников в отношении безопасного аборта в первом триместре беременности, 2016 г., http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/206191/1/WHO_RHR_16.02_eng.pdf.

14. Донован М., Улучшение доступа к аборту с помощью телемедицины, Guttmacher Policy Review, 2019, 22: 23–28, https: // www.guttmacher.org/gpr/2019/05/improving-access-abortion-telehealth.

15. FAIR Health, FH Healthcare Indicators и FH Medical Price Index 2019: Ежегодный обзор тенденций в местах оказания услуг и цен на медицинские услуги, Нью-Йорк: FAIR Health, 2019, https://www.fairhealth.org/publications/whitepapers.

16. Кведар Дж., Джоэл Кой М. и Эверетт В., Подключенное здоровье: обзор технологий и стратегий для улучшения ухода за пациентами с помощью телемедицины и телездравоохранения, Управление здравоохранения, 2014 г., 33 (2): 194–199, https: // www. .healthaffairs.org/doi/10.1377/hlthaff.2013.0992.

17. Американская медицинская ассоциация, Совет по медицинскому обслуживанию, охвату и оплате телемедицины, Отчет 7-A-14, 2014 г., http://www.modernhealthcare.com/assets/pdf/CH95086612.PDF.

18. Лоуренс Х.С., Свидетельские показания Американского конгресса акушеров и гинекологов (ACOG), представленные в Сенатский комитет по судебной власти, S. 1696, слушание по Закону об охране здоровья женщин, 15 июля 2014 г., https: // www. actforwomen.org / wp-content / uploads / 2015/09 / ACOG-Testimony-Wo ....

19. Джонс Р.К. и Джерман Дж., Время до назначения и задержки в получении медицинской помощи среди пациентов с абортами в США, Нью-Йорк: Институт Гутмахера, 2016 г., https://www.guttmacher.org/report/delays-in-accessing-care- среди-нас-аборты ....

20. Raymond EG et al., Комментарий: прерывание беременности без тестирования: образец протокола для расширения доступа во время пандемии и за ее пределами, Contraception, 2020, 101 (6): 361–366, https: //www.contraceptionjournal.org / article / S0010-7824 (20) 30108-6 / fulltext.

21. Д'Алмейда К., Телемедицина прибывает в Мэн, Rewire.News, 29 февраля 2016 г., https://rewire.news/article/2016/02/29/telemedicine-abortion-care-coming- мейн /.

22. Кон Дж. Э. и др., Медикаментозный аборт с помощью телемедицины в четырех штатах США, Акушерство и гинекология, 2019, 134 (2): 343–350, doi: 10.1097 / AOG.0000000000003357.

23. Boonstra HD и Nash E., Всплеск государственных ограничений на аборты ставит поставщиков услуг - и женщин, которых они обслуживают - под прицел, Guttmacher Policy Review, 2014, 17 (1): 9–15, https: // www.guttmacher.org/gpr/2014/03/surge-state-abortion-restrictions-puts-providers-and-women-they-serve-crosshairs.

24. Raymond E et al., TelAbortion: оценка службы телемедицинских абортов, предоставляемой пациентам напрямую, в США, Contraception, 2019, 100 (3): 173–177, https://www.contraceptionjournal.org/article/ S0010-7824 (19) 30176-3 / аннотация.

25. Гроссман Д. и Гриндлей К., Безопасность медикаментозного аборта с помощью телемедицины по сравнению с личным, Акушерство и гинекология, 2017, 130 (4): 778–782, https: // journals.lww.com/greenjournal/Fulltext/2017/10000/Safety_of_Medi ....

26. Джерман Дж., Онда Т. и Джонс Р.К., «Что ищут люди, когда ищут в Google« самоаборт »?», Контрацепция, 2018, 97 (6): 510–514, https: //www.contraceptionjournal. org / article / S0010-7824 (18) 30068-4 / fulltext.

27. Капп Н. и др., Программа исследований для безрецептурного прерывания беременности на ранних сроках, BJOG, 2017, 124 (11): 1646–1652, http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/1471 -0528.14646 / полный.

28.Грэм Р., Новый фронт в войне за репродуктивные права: «отказ от абортов и таблеток», журнал New York Times, 18 июля 2017 г., https://www.nytimes.com/2017/07/18/magazine/a- новый-фронт-в-войне-над -....

29. Дельгадо Дж. И Давенпорт М.Л., Использование прогестерона для отмены эффектов мифепристона, Анналы фармакотерапии, 2012 г., 46 (12): 1723.

30. Гроссман Д. и др., Продолжающаяся беременность после мифепристона и «обращение» медикаментозного аборта в первом триместре: систематический обзор, Контрацепция, 2015, 92 (3): 206–211.

31. ACOG, Факты важны: «Обращение вспять» медикаментозного аборта не поддерживается наукой, 2017, https: //www.acog.org/advocacy/facts-are-important/medication-abortion-re ....

32. Delgado G et al., Серия случаев, подробно описывающая успешное устранение эффектов мифепристона с помощью прогестерона, Issues in Law & Medicine, 2018, 33 (1): 3–14.

33. Creinin MD et al., Антагонизация мифепристона с прогестероном для предотвращения медикаментозного аборта: рандомизированное контролируемое исследование, Акушерство и гинекология, 2019, 135 (1): 158–165, https: // журналы.lww.com/greenjournal/Citation/2020/01000/Mifepristone_A ....

34. Департамент здравоохранения штата Луизиана, Законодательный отчет о параллельной резолюции 87 Палаты представителей за 2016 г., 2017 г., http://www.dhh.louisiana.gov/assets/docs/LegisReports/HCR87RS20161.pdf.

Доказано, что эти препараты для прерывания беременности безопасны и эффективны. Почему пациенты не могут их использовать?

Наиболее важные извлеченные уроки

Опасности ложных дихотомий.

С самого начала мы были виновны в бинарном мышлении, и это коснулось почти всех аспектов пандемии. Следующие утверждения не соответствуют действительности, но они слишком распространены: Единственный результат COVID-19 - полное выздоровление или смерть. Маски либо отлично работают, либо совсем не работают. Передача происходит исключительно воздушно-капельным путем или полностью воздушно-капельным путем. Дети либо обладают полным иммунитетом, либо так же восприимчивы, как и взрослые.Вакцины либо полностью защищают от инфекций и болезней, либо они совершенно бесполезны. Любой истинный студент-биолог может сказать вам, что очень редко есть бинарная уверенность, применимая к каждой ситуации, но разумные рекомендации общественного здравоохранения можно быстро сорвать, если обсудить биологические реальности, которые существуют в континууме, как если бы все они категорически истинны или ложны.

Это естественный импульс - свести сложные системы к выбору из двух вариантов, а также стремиться к абсолютной уверенности.Проблема для всех ученых состоит в том, как сообщить о неопределенности, когда многие люди по понятным причинам разочарованы в этот момент и устали слышать «мы не знаем». Если мы не знаем сейчас, когда мы узнаем? Что нам нужно знать, чтобы принимать правильные решения? Когда мы вернемся к «нормальному»? Пытаясь упростить сложные научные концепции, мы безнадежно усложнили их. Важный урок в будущем заключается в том, что мы должны отказаться от черно-белых разговоров о зарождающейся науке и принять оттенки серого со всеми вытекающими отсюда нюансами и неопределенностью.

Новые пандемические вирусы можно контролировать без вакцины или эффективных противовирусных препаратов, и нет единого правильного способа сделать это.

Коронавирусы сильно отличаются от гриппа.

С самого начала пандемии внешнее сходство между SARS-CoV-2 и вирусами гриппа неизбежно привело к сравнениям: оба являются в первую очередь респираторными вирусами с некоторыми общими симптомами, оба имеют относительно низкий общий уровень смертности, оба являются зоонозными вирусами, которые попали в человеческую популяцию от животных, оба являются оболочечными вирусами, которые используют РНК, а не ДНК, в качестве своего генетического материала. .

Но эти сходства скрывают тот факт, что это два принципиально разных патогена. У них очень разная биология практически на каждом этапе цикла репликации вируса или процесса, через который проходит вирус, когда он заражает клетку и превращает ее в фабрику вирусов. SARS-CoV-2 проникает в клетки, взаимодействуя с белком на поверхности клеток, называемым ACE-2, в то время как вирусы гриппа взаимодействуют с молекулой сахара, называемой сиаловой кислотой, которая «украшает» белки клеточной поверхности.Это означает, что вирусы заражают различные типы клеток в дыхательных путях и по всему телу. Они также кодируют совершенно разные типы вирусных белков, предназначенных для подрыва и захвата инфицированных клеток: геном вируса гриппа составляет менее половины размера генома SARS-CoV-2 и кодирует менее половины вирусных белков, которые может взаимодействовать с клеткой-хозяином.

В результате каждый из этих вирусов уникальным образом взаимодействует с клетками-хозяевами и вызывает различные реакции на инфекцию.Реакция хозяина на инфекцию критически важна для определения тяжести заболевания как при гриппе, так и при COVID-19, при этом наиболее тяжелое заболевание связано с неконтролируемой воспалительной реакцией, которая приводит к повреждению легких и других пораженных тканей. Действительно, сравнительные исследования теперь показали, что COVID-19 и инфекция гриппа вызывают очень разные профили ответа хозяина в инфицированных клетках, что приводит к принципиально разным заболеваниям. Наша ранняя опора на планы ответных мер на пандемию и стратегии общественного здравоохранения, разработанные для вируса гриппа, была ошибкой, и это будет иметь решающее значение для обеспечения готовности и улучшения планов ответных мер в будущем.

Передача носит ситуационный характер.

Еще одним отличием SARS-CoV-2 от гриппа является способ его распространения. через популяцию, что имеет отношение к тому, как она передается. Вначале многие люди обращали внимание на тот факт, что базовое воспроизводимое число (R 0 ) SARS-CoV-2 составляло от 2 до 4, как и в случае пандемии гриппа 1918 года. R 0 описывает количество людей, которым зараженный человек передаст вирус, но это среднее значение.

Еще одним ключевым показателем распространения эпидемиологов является дисперсия или характер передачи. Если R 0 равно 2, а у вас 10 человек, означает ли это, что все 10 человек передали вирус ровно 2 людям? Или 4 человека передавали по 5 человек, а остальные 6 из 10 никому не передавали? В обеих ситуациях среднее количество новых случаев инфицирования по-прежнему равно 2, но последняя ситуация описывается как чрезмерная дисперсия.В то время как грипп обычно не очень диспергирован, SARS-CoV-2 сильно диспергирован. Это отражается в высокой частоте «сверхраспространяющихся событий», когда одновременно заражается много людей.

События сверхраспространения сильно зависят от обстоятельств, которые необходимо согласовать, чтобы создать благоприятную среду для передачи. SARS-CoV-2 в основном передается либо при вдыхании инфекционных аэрозолей (более мелкие респираторные частицы, взвешенные в воздухе), либо при прямом контакте с инфекционными каплями (более крупные респираторные частицы, которые могут переноситься из тела в нос или рот).Это означает, что передача более вероятна в ситуациях с повышенным риском заражения. Риск является аддитивным: вероятность передачи выше при наличии большего количества потенциальных источников вируса (люди из разных домохозяйств), более высоких выбросов респираторных частиц (отсутствие масок и / или криков или пения), физической среды, в которой концентрируются потенциально инфекционные частицы ( закрытое, плохо вентилируемое внутреннее пространство), непосредственная физическая близость (скопление людей) и увеличенное время воздействия.

Мы неоднократно видели, что при соблюдении этих условий, например, в переполненных барах или ресторанах, спортзалах, круизных лайнерах, автобусах или свадьбах, может происходить сверхраспространение. Однако хорошая новость заключается в том, что выявление всех этих различных факторов риска также позволило нам определить методы смягчения передачи, и они также являются дополнительными: маски, физическое дистанцирование, избегание замкнутых пространств, ограничение взаимодействия с людьми за пределами вашего дома, улучшение вентиляции , а также соблюдение правил гигиены рук - все это снижает риск заражения.

Пресимптоматическая и бессимптомная передача имеют решающее значение для борьбы с пандемией.

Еще одна критическая ранняя ошибка заключалась в предположении, что SARS-CoV-2 будет передаваться только симптоматическим путем. люди. Это было понятное предположение, поскольку у людей, инфицированных «классическим» SARS-CoV, достоверно развивалась лихорадка, и их можно было идентифицировать по температуре тела и скринингу симптомов. Однако к марту 2020 года стало очевидно, что скрининг на основе симптомов неадекватен.Симптомы COVID-19 различаются по очень широкому спектру, от полностью бессимптомной инфекции до летальной пневмонии, от потери вкуса и запаха до «пальцев ног COVID» и диареи, почечной недостаточности и инсультов между ними.

Кроме того, прошлой весной несколько исследований показали, что вирусная нагрузка в носу и горле была максимальной в момент появления симптомов, что позволяет предположить, что люди, скорее всего, заразятся еще до того, как узнают о своей болезни. Это создало огромную проблему, которая неоднократно препятствовала усилиям по контролю передачи инфекции среди населения во многих странах, в том числе в США.S. Без достаточного тестирования и эпиднадзора, а также при слишком высоком уровне распространенности, чтобы обеспечить надежное отслеживание контактов, усилия по выявлению и карантину облученных людей не увенчались успехом. Хотя процент случаев, вызванных бессимптомной или бессимптомной передачей инфекции, до сих пор точно не определен, он может являться причиной почти половины новых случаев заражения , и это неоднократно наблюдалось.Однако наша политика не подтвердилась, и чрезмерное повторное открытие и сплошное снятие запретов на использование масок часто не учитывают заразных людей, которые не осознают, что они инфицированы. К сожалению, в настоящее время также хорошо известно, что преждевременное прекращение мер предосторожности может вызвать новые всплески числа случаев заболевания.

Есть несколько способов остановить пандемию. Хотя мы, безусловно, видели примеры неудачных ответных мер на пандемию, глядя на США и большую часть Западной Европы, был ряд других стран, которые очень эффективно контролировали пандемию в пределах своих границ.Это также не было универсальным подходом. В конце января Китай ввел жестокую изоляцию после того, как пандемия быстро распространилась из Ухани на остальную часть страны. Ряд других стран, включая Тайвань, Гонконг, Южную Корею, Вьетнам, Австралию, Новую Зеландию и Японию, внедрили различные комбинации политических мер (ограничения на поездки, карантин), эпидемиологических подходов (отслеживание контактов, изоляция и карантин), сбор данных (возможности тестирования и эпиднадзор) и меры по смягчению последствий (наличие маскировки и мандаты, образовательные кампании по снижению риска воздействия), которые эффективно удерживали распространенность на низком уровне, а в некоторых случаях полностью исключали COVID-19.Это показывает, что с новыми пандемическими вирусами можно бороться без вакцины или эффективных противовирусных средств, а также что нет единственного правильного способа сделать это.

Мы можем разработать безопасные и эффективные вакцины в рекордно короткие сроки.

В марте прошлого года д-р Энтони С. Фаучи подсчитал, что вакцина может быть доступна в 12 странах. до 18 месяцев. В то время это считалось чрезвычайно оптимистичной оценкой, учитывая, что на разработку, разработку и тестирование вакцин обычно уходят годы, чтобы убедиться, что они безопасны и эффективны.Итак, как мы перешли от чертежной доски к разрешенным вакцинам, которые пока что кажутся очень безопасными и эффективными, менее чем за год? Частично это связано с рационализацией процесса клинических испытаний, позволяя одновременно выполнять ранее последовательные этапы конвейера, такие как клинические испытания фазы 3 и производство.

Ускоренный процесс испытаний также основан на предыдущих исследованиях вакцинных технологий, включая обширные доклинические исследования и клинические испытания, в которых тестировались мРНК (Pfizer / BioNTech и Moderna) и вакцины с вектором аденовируса (Johnson and Johnson и AstraZeneca). против других вирусов, в том числе MERS-CoV, двоюродного брата SARS-CoV-2.До «считывания» клинических испытаний фазы 3 (сбора данных, достаточных для проведения статистически надежной оценки их безопасности и эффективности) наши ожидания были скромными, надеясь на 50-60% защиту от COVID-19. Пока что все вакцины, прошедшие 3-ю фазу испытаний, превзошли ожидания. Хотя для полной оценки будущих вакцин, вероятно, еще потребуются годы, мы можем применить достижения вакцин против SARS-CoV-2, чтобы сделать процесс регулирования более эффективным для других вакцин, а также разработать способы дальнейшего ускорения процесса в чрезвычайных ситуациях без ущерба. безопасность или эффективность.Более эффективная нормативно-правовая среда может улучшить доступ к другим технологиям, таким как многообещающие новые тесты и терапевтические препараты.

Крупнейшие неизвестные

Хотя мы добились выдающихся успехов в лучшем понимании SARS-CoV-2, а также побед и неудач в ответах на величайшую проблему общественного здравоохранения в нашей жизни, уроки, которые мы извлекли выдвинули на первый план многие остающиеся вопросы. Мы будем изучать многие аспекты пандемии на протяжении десятилетий.Еще долго после того, как SARS-CoV-2 покончит с человечеством в глобальном масштабе, мы не закончим с этим. На некоторые из этих оставшихся вопросов нет простых ответов, и, возможно, даже на них нельзя ответить. Но очень важно заняться этими вопросами, поскольку мы движемся в постпандемическое будущее.

Происхождение SARS-CoV-2.

Это Тема столь же запутанная и туманная, сколь и спорная, оказываясь столь же запутанной для науки, как и разрушительной для геополитики.Существует множество гипотез: SARS-CoV-2 появился в человеческой популяции естественным путем, передавшись от инфицированного животного к несчастному человеку в неправильном месте и в неподходящее время в процессе, называемом зоонозным вторичным распространением. Эта гипотеза естественного происхождения считается наиболее вероятной, поскольку это в подавляющем большинстве случаев наиболее распространенный путь появления новых вирусов в человеческой популяции.

Отслеживание SARS-CoV-2 до его источника имеет решающее значение как для понимания того, как началась эта пандемия, так и для предотвращения появления SARS-CoV-3, который почти наверняка циркулирует в дикой природе вместе с пугающе большим количеством других потенциальных пандемические патогены.

Однако доказательства, подтверждающие эту гипотезу, скудны и ограничиваются генетическим анализом, который не указывает на что-то искусственное или созданное в геноме SARS-CoV-2, а также некоторыми очень небольшими исследованиями, предполагающими, что люди, которые живут рядом В пещерах летучих мышей на юге Китая есть антитела к близкородственным вирусам. Такая неопределенность привела к ряду других гипотез, в том числе о том, что вирус возник в лаборатории Уханьского института вирусологии случайно или намеренно.Хотя существует гораздо больше предположений, чем доказательств, подтверждающих любую гипотезу лабораторного происхождения, ни одна из них не может быть окончательно исключена, и обе должны быть справедливо исследованы. Кроме того, китайское правительство предположило, что SARS-CoV-2 был импортирован через замороженные морепродукты из Европы или Северной Америки. Эта гипотеза подрывает доверие, учитывая, что наиболее близкородственные вирусы были идентифицированы в Китае и передача путем непрямого контакта (с зараженными объектами или фомитами считается редкостью), но ее все же следует исключить объективно.

Практически единственное, с чем сходятся во мнении большинство экспертов, - это то, что SARS-CoV-2 произошел от предкового бета-коронавируса, который, вероятно, циркулировал у летучих мышей. Однако, поскольку мы еще не обнаружили этот наследственный вирус в природе, нам остается только искать. Иногда исследование происхождения зоонозов может занять десятилетия, поскольку мы живем в большом мире, где многие дикие животные переносят множество разных вирусов в разное время своей жизни. Пытаться найти непосредственного предшественника SARS-CoV-2 в дикой природе - все равно что искать очень специфическую крошечную иголку в стоге сена размером с планету, который также усеян другими крошечными иголками.

Еще больше усложняет ситуацию то, что существует вероятность того, что SARS-CoV-2 не перешел от летучих мышей к людям напрямую, а по пути остановился у другого вида. Промежуточные виды были вовлечены в передачу как SARS-CoV, так и MERS-CoV, и мы уже знаем, что SARS-CoV-2 может инфицировать другие виды животных, включая норок, собак и кошек.

И если наука не была достаточно сложной, проведение любого типа расследования происхождения, но особенно тщательное независимое исследование теорий происхождения лаборатории, зависит от других стран, поддерживающих продуктивные дипломатические отношения с правительством Китая.Эти отношения разрушаются каждый раз, когда за пределами Китая публикуется очередная статья, в которой лабораторное происхождение рассматривается как предрешенный вывод. Отслеживание SARS-CoV-2 до его источника имеет решающее значение как для понимания того, как началась эта пандемия, так и для предотвращения появления SARS-CoV-3, который почти наверняка циркулирует в дикой природе вместе с пугающе большим количеством других потенциальных пандемических патогенов. Но это будет непросто, и нам нужно подготовиться к возможности очень долгого и трудного поиска ответов.

Долгосрочные последствия COVID-19.

Хотя неясно, насколько распространен «длительный COVID», одно можно сказать наверняка: он повлиял на жизни значительного числа выживших после COVID-19. Остается неизвестным, что предрасполагает человека к такому исходу, который теперь называют пост-острыми последствиями COVID-19 (PASC). Никто точно не знает, как долго это длится, или даже как выглядит его наиболее распространенное представление. Многие пациенты сообщали о разнообразных симптомах, некоторые из которых были очень серьезными, которые сохранялись в течение нескольких месяцев.

PASC может варьироваться от повторяющихся неврологических проблем до выпадения волос и зубов и необратимого повреждения легких. Некоторые люди сообщают о рецидивах боли и сильной усталости, сходных с миалгическим энцефаломиелитом или синдромом хронической усталости. Еще большее беспокойство вызывает то, что ПАСК может быть серьезным у пациентов, которые сообщили о крайне легкий острый COVID-19.В прошлом месяце Национальные институты здравоохранения объявили о планах детального изучения PASC, но может пройти некоторое время, прежде чем мы узнаем причину (или причины) PASC, не говоря уже о том, как лечить и смягчать его влияние на тех, кто от него страдает. Но возможность долгосрочного изнурительного заболевания, сохраняющегося еще долгое время после разрешения острой инфекции SARS-CoV-2, предполагает, что даже когда пандемия уже позади, общественное здравоохранение будет продолжать бороться с наследием COVID-19.

Иммунные корреляты защиты и долговечности.

Несмотря на то, что испытания вакцин были задуманы так, чтобы мало жертвовать при оценке краткосрочной эффективности, они не оценивали продолжительность существования защитного иммунитета. Это произошло из-за безотлагательности ситуации и позволило нам начать вакцинацию, как только мы узнали, что вакцины безопасны и эффективны в краткосрочной перспективе. Исследования стойкости - одна из причин, по которой обычно испытания вакцины могут занимать более десяти лет, поскольку, к сожалению, единственный способ оценить, как долго действует вакцина, - это подождать и увидеть, когда защита начнет ослабевать.

Более того, поскольку вирус является новым, а технологии, лежащие в основе платформ вакцин, используются впервые в масштабах населения, мы еще не определили корреляты защиты вакцин. Корреляты защиты - это легко измеримые характеристики, такие как уровни антител или количество клеток, которые можно использовать в качестве суррогатов функции вакцины. Другими словами, чего нам не хватает, так это знания о том, сколько антител или Т-клеток действительно необходимо вашей иммунной системе, чтобы защитить вас от инфекции? Мы знаем, что большое число является защитным, но вопрос в том, насколько велико.

Пока у нас не будет достаточно данных для определения этих коррелятов, мы должны продолжать следить за участниками испытаний и анализировать обсервационные исследования вакцинированных лиц, что может быть утомительным и трудоемким. Таким образом, может пройти некоторое время, прежде чем мы сможем с уверенностью сообщить людям, как долго вакцинационная защита продлится более года или около того, в зависимости от продолжительности иммунной функции у людей, выздоровевших от естественной инфекции SARS-CoV-2. Хорошая новость заключается в том, что защитные иммунные реакции можно легко восстановить с помощью ревакцинации, но при необходимости это создаст серьезные логистические проблемы, пока глобальные усилия по иммунизации еще не завершены.

Какую цену мы заплатим за национализацию ответных мер на вакцины?

Наконец, один из самых больших вопросов по мере того, как мы вступаем в постпандемическое будущее в развитых странах. world - это то, чего нам будет стоить решение принять ответные меры на национальном уровне, а не как глобальное сообщество, действующее на основе сотрудничества с точки зрения подлинного прекращения пандемии. Несомненно, в таких странах, как США, у которых в ближайшие несколько месяцев будет достаточно доз вакцины, чтобы вакцинировать каждого американца, который захочет вакцинацию, пандемия закончится для повседневной жизни большинства людей.Но глобально реальность совсем иная. Многим странам еще предстоит ввести ни одной дозы какой-либо вакцины. Хотя это может показаться неуместным для людей, которые не собираются путешествовать в эти страны, это актуально для каждого человека на Земле. Никто из нас не в безопасности, пока все мы не в безопасности.

Вирусы заражают своих хозяев независимо от того, какой у них паспорт. Пандемии, по определению, являются глобальными эпидемиями и, таким образом, влияют на население мира. Если людей вакцинируют только в определенных странах, SARS-CoV-2 может продолжать циркулировать в группах населения с меньшей иммунизацией и меньшими препятствиями для заражения.Сегодня, когда США вместе со всем остальным миром достигают этой мрачной годовщины, нам следует помнить об уроках, которые мы извлекли, и продвигаться вперед, заполняя оставшиеся пробелы в наших знаниях.


Использование «таблеток для аборта на дому» растет в условиях пандемии - и сталкивается с новыми угрозами | Аборты

С учетом того, что в верховном суде заседают шесть консервативных судей, будущее доступа к абортам в США выглядит все более неопределенным.Но помимо опасений по поводу того, смогут ли клиники для абортов оставаться открытыми, активисты предупреждают, что под угрозой находятся и менее известные препараты для прерывания беременности.

Медикаментозные аборты оказались безопасным и эффективным методом прерывания беременности, и, поскольку они могут быть выполнены без наблюдения врача, они служат важной альтернативой для тех, у кого в их штате были закрыты другие услуги по прерыванию беременности или которые сделали это. не чувствуют себя в безопасности при доступе к традиционным медицинским услугам.

Медикаментозный аборт обычно включает прием двух препаратов, мифепристона и мизопростола, с интервалом в несколько дней. Взятые вместе, эти таблетки на 95% эффективны при прерывании беременности до 10 недель. Побочные эффекты, такие как тошнота и спазмы, часто незначительны, и менее чем в 0,4% случаев приводят к серьезным осложнениям, требующим госпитализации. Из-за этого медикаментозные аборты можно в значительной степени «контролировать самостоятельно», так что, даже когда врачи наблюдают за пациентами, принимающими первую таблетку, пациент может завершить процедуру дома.

Понятно, что некоторые поставщики репродуктивных услуг заметили всплеск спроса на эти лекарства в последние месяцы: Aid Access, частная инициатива доктора Ребекки Гомпертс, которая предоставляет онлайн-консультации для американских женщин, ищущих таблетки для аборта, увеличила количество запросов на 27% во время в первые недели пандемии, когда услуги по прерыванию беременности были запрещены в Техасе, согласно исследованию, опубликованному в июле.

В то время как мизопростол широко доступен в Соединенных Штатах в качестве лекарства от язвы, FDA удалось значительно ограничить применение мифепристона.Несмотря на доказанную безопасность и эффективность, мифепристон, как сообщается, имеет более строгие ограничения, чем некоторые опиоиды в США. И поскольку врачи обычно назначают обе таблетки вместе для прерывания беременности, препятствуя доступу только к одной таблетке, FDA значительно усложнило процесс поиска медикаментозного аборта.

Несмотря на все это, спрос на лекарства только вырос: если в 2001 году только 5% всех абортов в США были выполнены с помощью этих препаратов, то в 2017 году это число выросло до 39%.

Тот факт, что противозачаточные таблетки являются объектом обременительных ограничений по сравнению с другими лекарствами, говорит Саре Эйнсворт, старшему директору по правовым вопросам и политике в If / When / How, что за правилами FDA стоит политическая, а не научная мотивация. «С самого начала к этим препаратам относились по-другому, и этого не должно быть».

В соответствии с действующими рекомендациями FDA мифепристон может отпускаться только сертифицированным поставщиком в клинике или больнице. Эта политика, называемая Стратегией оценки и смягчения рисков (REMS), обычно применяется только к лекарствам, требующим тщательного скрининга, например к опиоидам.

Медикаментозный аборт может заполнить пробелы в доступе, поскольку для него не требуются другие процедуры.
Келли Бланчард, президент Ibis Reproductive Health

В мае Американский колледж акушеров и гинекологов подал иск против FDA утверждает, что требование посещения офиса представляет собой ненужное бремя для доступа к абортам во время пандемии. Суды низшей инстанции согласились, но администрация Трампа боролась за подачу срочного обращения.Ранее в этом месяце Верховный суд отказался выслушать аргумент администрации Трампа, но, что примечательно, решение не мешает суду выслушивать будущие аргументы о телемедицинском доступе к медицинской помощи при аборте, согласно анализу новостей NPR.

На данный момент ограничения FDA сняты, но даже в этом случае борьба за ограничение медикаментозных абортов продолжается на уровне штата: в 18 штатах, включая Алабаму и Висконсин, все еще действуют законы, запрещающие телемедицинские аборты.Консервативные законодатели продолжают оказывать давление на FDA, при этом сенатор Тед Круз и группа его коллег недавно обратились к агентству с просьбой классифицировать мифепристон как «опасный».

«Медикаментозный аборт может заполнить пробелы в доступе к аборту, поскольку для него не требуются средства, которые требуются для других процедур аборта», - говорит Келли Бланчард, президент некоммерческого исследовательского и правозащитного центра Ibis Reproductive Health.

В США долгое время затруднялся доступ к таблеткам для прерывания беременности, которые были впервые разработаны фармацевтической компанией Rousell-Uclaf во Франции в 1980-х годах.Столкнувшись с угрозой бойкота со стороны американских групп, выступающих за жизнь, материнская компания Rousell-Uclaf пообещала не продавать и не продавать мифепристон за пределами страны. Тем не менее администрация Джорджа Буша-старшего включила мифепристон в список предупреждений FDA об импорте, запретив кому-либо ввозить его в страну, даже если только для личного использования.

В 2005 году Gomperts запустила «Женщины в Интернете», чтобы помочь беременным женщинам в странах, где аборт строго криминализирован, доступ к таблеткам для прерывания беременности. Изначально она решила не работать с женщинами в США, но передумала после многих лет получения, по ее словам, все более отчаянных просьб о помощи.

В 2018 году Gomperts запустила Aid Access, которая связывает беременных в Соединенных Штатах с командой врачей Gomperts, а затем с аптеками в Индии, которые отпускают мифепристон и мизопростол. В марте 2019 года она получила письмо с предупреждением, в котором требовалось, чтобы Aid Access «немедленно прекратил введение этих оскорбительных наркотиков в торговлю США». В ответ Гомпертс подала иск против FDA - и десятки защитников репродуктивного здоровья пришли ей на помощь, написав в агентство, чтобы оспорить его политику.

Гомпертс сообщила Guardian, что она видела «всплеск запросов» из штатов, где телемедицина - консультации с поставщиками медицинских услуг по телефону или через Интернет - строго ограничены. Ее команда отметила «значительный рост» запросов из 11 штатов, больше всего из Техаса, где с марта по апрель спрос вырос на 94%.

На данный момент Aid Access все еще работает в США и по-прежнему получает тысячи запросов каждый месяц. Хотя Гомпертс отказалась от иска против FDA, она говорит, что немедленно подаст еще один, если FDA снова станет угрожать Aid Access.

«REMS был, настолько несправедлив, что он вообще был там. Этого никогда не должно быть », - говорит Гомпертс.

Защитники, такие как Гомпертс и Эйнсворт, говорят, что это вопрос расовой справедливости; что есть люди, которые могут предпочесть самостоятельные аборты, потому что они столкнулись с дискриминацией по своему полу или расе в медицинских учреждениях.